1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Практиканты в Бундестаге

03.07.2003

Сегодня я предлагаю взглянуть на немецкий телеэкран, причём с особой точки зрения: сколько на нём иностранцев, какие роли им отводятся? Но сначала давайте отправимся на практику в Бундестаг - парламент Германии. Там побывала Анила Жука:

Нет, не только из Европы, но и из США и других стран мира приезжают молодые люди на практику в Бундестаг. Германский парламент - единственный в мире, который выделяет стипендии для такой программы. В чём её цель? Вот как это объясняет президент Бундестага Вольфганг Тирзе:

«... взаимное знакомство, осознание различий, но, прежде всего, и совпадений, общности в практической политике, во взглядах, просто в будничной жизни. Я надеюсь, что Вы, вернувшись домой останетесь друзьями нашей страны, послами дружбы с Германией и Европой... Вот в этом смысл наших совместных усилий.»

Такое напутствие Вольфганг Тирзе дал 92 молодым людям из 20 стран, завершивших на днях пятимесячную практику в Бундестаге. Чем они занимались? Разрабатывали проекты речей и заявлений для печати, подбирали информацию по самым разным вопросам, отвечали на письма избирателей, занимались подготовкой заседаний и конференций, одним словом, просто работали помощниками депутатов Бундестага. А кроме этого, посещали семинары фондов различных политических партий, чтобы как можно шире познакомиться со всеми аспектами жизни в Германии. А ещё - просто жили, знакомились между собой, со своими немецкими сверстниками - люди-то всё молодые. А Берлин сегодня такой город, что в нём соскучиться может только неисправимо скучный от природы человек. Но главное, всё-таки, работа. Марко Томичич, заместитель председателя организации молодых социалистов в социал-демократической партии Хорватии, естественно выбрал практику в бюро депутата Бундестага от социал-демократической партии Германии:

«Положительный момент в том, что мы увидели, как хорошо можно организовать работу парламента, сколько людей нужно, чтобы подготовить работу парламентских фракций. И ещё интересно, что депутаты действительно прислушиваются к своим помощникам, даже к нам, практикантам.»

А вот практикант из России Олег Иванов сосредоточил своё внимание на других аспекта работы немецкого парламента:

Олег Иванов только для нашей программы говорил по-русски, а вообще-то у него с немецким - полный порядок. Именно этот аспект и подчеркнул в своей прощальной речи депутат Бундестага от Христианско-демократического союза Вольфганг Бёрнсен. Похоже, что заодно он решил продемонстрировать, что и немцы не лишены чувства юмора:

«Даже американцы и французы выучили немецкий. А это что-нибудь да значит! Нет, серьёзно, вы все, как ни крути, быки моста международного взаимопонимания. И чем больше быков у этого моста, тем крепче он будет.»

Ну быки, пролёты или перила, не в этом, в конце концов суть. Суть, кроме взаимопонимания, ещё и в том, что для большинства молодых людей практика в Бундестаге - это и подготовка к собственной политической карьере. Например, Доротея Пандова по образованию юрист. Она работает в болгарском парламенте советником по конституционным вопросам и законодательству о средствах массовой информации. Её конкретная цель на ближайшее будущее - представлять Болгарию в Европарламенте:

«Это был уникальный шанс быть не только наблюдателями, но и участниками процесса перемен в Европе. Во всяком случае, я чувствовала себя участницей этих перемен в Евросоюзе, которые происходили на наших глазах. А для стран центральной и восточной Европы это очень важный опыт. Евросоюз - это будущее Болгарии.»

Иностранцы на немецком телеэкране

А теперь от восторженных молодых европейцев, возможно, наших с Вами будущих политиков перейдём к другой теме. Иностранцы на немецком телеэкране. Какие роли им отводятся? Насколько они соответствуют расхожим клише и стереотипам? Вот как увидел ситуацию наш автор Хенрик Хюбшен:

Иностранцы на немецком телеэкране. Ещё несколько лет тому назад роли были четко распределены: напомаженный итальянец пёк пиццу, а в промежутках неустанно изображал пылкого любовника. Неунывающий поляк либо нелегально работал на стройке, либо воровал машины. Увешенный золотыми цепями турок торговал овощами и приторговывал наркотиками. Смурные и безработные немцы-переселенцы заливали чисто русскую тоску русской же водкой - благо, её в Германии хоть залейся. Небритые русские, понятное дело, тоже пили водку, но на своих мафиозных сходках и разборках. Ещё бы, «русская мафия» - это тот самый материал, из которого сотканы страхи потребителей мыльных опер. Звучит карикатурно, но примерно так и выглядели иностранцы на немецком телеэкране. Роли полностью соответствовали расхожим клише и стереотипам. Да и сегодня ещё в бесконечном телесериале «Линденштрассе» греческое семейство Зарикакис по любому поводу и без повода предлагает всем глоток анисовой водки «Узо» и пускается в пляс, как будто к «сиртаки» и сводится весь смысл их жизни. Но, в общем и целом, ситуация в последние годы изменилась. Например, на частном канале «РТЛ» вот уже два года комиссар полиции Синан Топрак в одноимённом сериале обезвреживает преступников. Создатели сериала наделили главного героя - немецкого гражданина турецкого происхождения - чертами характера, которые числятся типично немецкими, как-то пунктуальностью, трудолюбием и так далее. Может быть, именно потому, что Синан Топрак получился такой стерильно-положительный, рейтинг сериала неумолимо катится вниз, и в ближайшее время его выбросят из программы. А вот на молодёжном музыкальном телеканале «Вива» - полный интернационал. Ведущая Коллин Фернандес родом из Индии, Гюльчан Караганчи - из Турции, Мола Адебиси - из Нигерии. Причём, как уверяет Мола Адебизи, никаких обязательных квот на иностранцев или немцев иностранного происхождения в телекомпании нет:

«Нужно просто объективно оценивать способности при приёме людей на работу и тогда национальность или происхождение всем до лампочки. Тогда и получается, как на «Виве»: в студиях полно иностранцев. Но экран отражает только аудиторию перед телевизором: там тоже сидит разноцветная и разношерстная публика.»

На самом деле, на музыкальных телеканалах, таких как «МТВ», «Вива» или «Оникс» пропорция как раз обратная: на экранах иностранцев гораздо больше, чем среди публики. Оно и понятно, ведь поп-музыка давно стала интернациональной и даже немецкие звёзды, звёздочки и совсем уж звездушки поют в основном по-английски. И в новых немецких поп группах, которые появляются и исчезают как грибы после дождя, всенепременно присутствуют африканские или азиатские лица. Это даже не политкорректность. Просто менеджеры просчитали, что у смешанных составов больше шансов на успех. Очень много иностранцев с экзотической внешностью в разного рода развлекательных программах или ток-шоу для молодёжи на частных телеканалах. А вот в новостных программах или политических передачах иностранцев в качестве дикторов и ведущих практически нет. Одно из редких исключений - немецкий гражданин индийского происхождения Ранга Йогешвар. Он ведёт научно-популярную программу на одном из общественно-правовых телеканалов:

«Когда я веду свою научную передачу, я не ощущаю себя иностранцем, да никто мне об этом и напоминает. Но стоит мне высказаться на какую-нибудь политическую тему, тут же приходят письма от зрителей в том смысле, что, мол, ты-то чего в наши немецкие дела суёшься. Получается так, когда иностранец что-то объясняет - это нормально. Когда он что-то критикует, ему советуют заткнуться. Вообще я надеюсь, что рано или поздно положение нормализуется. То есть, никто даже не будет разбираться, откуда ты родом. Рано или поздно, немцы привыкнут к моей внешности. Ведь привыкли же они к пицце.»

Действительно, итальянская пицца давно уже стала немецким национальным блюдом, как американский биг-мак, греческий гирос или турецкий кебаб. Такую же непритязательную массовую кормёжку ещё в 60ые годы предлагали немецкому телезрителю голландец Руди Каррел и англичанин Крис Хауленд. Причём оба сознательно и старательно подчёркивали свой иностранный акцент, хотя прекрасно говорят по-немецки. И ничего - вышли в звёзды. Поэтому Мола Абедизи надеется, что в ближайшее время азиатские и африканские лица станут нормальным явлением на немецком телеэкране.

«Немцам надо просто доходчиво объяснить, что это им надо, наконец, преодолеть свой провинциализм. Нам нужна новая немецкая культура, и она как раз сейчас формируется. И формируется она благодаря всё более сильному влиянию других культур.»

Ранга Йогешвар формулирует ту же мысль несколько иначе:

«Вот когда женщина с таким именем, как, например Джамиля Джакравати будет вести передачи немецкой народной музыки, вот тогда я скажу: всё нормально. Но до этого ещё далеко.»

Тут, правда, Йогешвару можно возразить. Уже лет 30, как с немецкого телеэкрана не сходит исполнитель разухабистых немецких шлягеров и псевдонародных частушек Роберто Бланко. Чернокожий певец давно уже стал самым баварским баварцем, кумиром пивных праздников.