1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

Праздник Масленицы

Праздник Масленицы уходит своими корнями ещё в дохристианские времена. Отмечают его за 7 недель до Пасхи (после Вселенской субботы, когда православные христиане поминают своих родителей) в течение 7 дней, каждый из которых имеет своё название. С принятием христианства на Руси неделя, предшествующая Великому посту, называлась мясопустом, поскольку в эту неделю запрещалось есть мясо. А названия «сырная неделя» и «масленица» появились не ранее 16 века. С незапамятных времён Масленица слыла на Руси самым весёлым, а точнее, самым разгульным народным праздником.

Сама природа к этому времени начинает ликовать, как бы предчувствуя приближение весны. Масленица приходится на ту пору зимы, когда победа животворящих сил природы над смертоносной мощью мрака и холода становится всё ощутимее: начинаются оттепели, день становится длиннее. В языческие времена этот праздник возник как тризна по умершей зиме-стуже и как радостные игрища в ознаменование возвращения весеннего тепла. Марана, богиня зимы, ночи, смерти, наводившая страх на всё живое, уходит, а приходит весёлая красавица Лада, богиня юности, весны, красоты и плодородия. С веками языческие сказания о богах видоизменялись, и вестница весны Лада постепенно превратилась в краснощёкую Масленицу.

Тризна по зиме была на Руси одновременно и тризной по всем «прежде почившим». Это явствует и из обычая печь на Масленицу блины: ведь их раньше всегда пекли и на поминки. С приготовлением блинов к Масленице на Руси связаны многие поверья. Так, в некоторых регионах первый испечённый блин кладут на слуховое оконце – «для родителей», приговаривая: «Честные наши родители! Вот – для вашей душки блинок». Саму опару для блинов также приготавливают, соблюдая заветы седой старины. Чтобы блины получились рыхлые да белые, некоторые хозяйки готовят опару на дворе, когда выйдет месяц, используя снег, и приговаривают: «Месяц, ты месяц, золотые твои рожки! Выглянь в окошко, подуй на опару!» Другие готовить опару выходят вечером на речку, озеро или к колодцу, когда появятся звёзды. Приготовление первой опары стряпуха, как правило, держит в тайне от домашних, а не то тоска не будет давать ей покою всю неделю.

Первый день Масленицы, понедельник, называется «встречей». С первым проблеском зари парни высыпали на улицу строить снежные горки. А самый речистый из них произносил заранее выученный со слов старой бабки «причет к широкой боярыне»: «Масленица! Приезжай к нам в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешаться. Уж ты ль, моя Масленица, касаточка, ласточка, ты же моя перепёлочка! Приезжай в тесовый дом душой потешиться, умом повеселиться, речью насладиться!.. Выезжала честная Масленица, широкая боярыня, на 77 санях козырных, во широкой лодочке во велик город пировать, душой потешиться, умом повеселиться, речью насладиться. Как на встречу масленице выезжал Семик на салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Приезжала честная Масленица к Семику, широкая боярыня во двор. Ей-то Семик бьёт челом – бьёт челом, кланяется, зовёт во тесовый терем, за дубовый стол, к зелену вину...» Затем все кричали: «Приехала Масленица, приехала!» и разбегались по домам есть блины.

Потом с песнями и плясками носили и возили по улицам дерево, причудливо разукрашенное бубенцами, колокольчиками и яркими лоскутьями. А потом по селению возили «Масленицу», превратившуюся почему-то из красавицы в наряженного бабой мужика, увешанного берёзовыми вениками и с балалайкой в руке. Причём выстраивался целый поезд. Впереди – расписные сани (иногда – лодка на полозьях), запряжённые «гусём» в 10-20 лошадей. На каждой лошади сидел «вершник» с метлой в руках. Мужик-Масленица время от времени держал в руках штоф с «государевым вином», не забывая прикладываться и к бочонку с пивом, стоявшему рядом с «блинным коробом». За первыми санями следовала вереница других, переполненных наряженными парнями и девушками. Заслышав перезвон бубенцов, тренькание балалайки и песни, народ высыпал из домов и бежал следом за весёлым поездом.

Вторник называется «заигрышами». В этот день устраиваются безудержные масленичные игрища. На улицах появлялись толпы бродячих скоморохов, которых чествовали за весёлую потеху блинами, пивом или брагой. Молодёжь возводила снежные городки, символизировавшие приют зимы. Эти городки разрушались затем в субботу. Во вторник с утра в дом приглашалась молодёжь – поесть блины и покататься на горках. Здесь парни высматривали себе невест, а девицы – женихов.

В среду, которую называют «лакомка», честной люд после разудалых «заигрышей» начинал лакомиться масленичными яствами. В этот день тёщи приглашают своих зятьёв на блины, а для забавы любимого зятя приглашают и всю родню. В некоторых районах устраивается съезд девиц (молодых и пожилых) из окрестных деревень. Разрядившись в праздничные платья, они катаются отдельно от мужчин. В четверг, который называется «разгул», «перелом» или «широкий четверток», устраивались катания по улицам, кулачные бои. Всё это сопровождается различными обрядами. Пятница («тёщины вечорки») и суббота («золовкины посиделки») обычно отводятся посещениям родни. Зятья приглашали тёщ, а молодые невестки устраивали посиделки со своими родственниками. Завершались эти встречи обменом подарками.

В воскресенье устраивались проводы Масленицы. За город или за пределы селения под шутливые причитания вывозили безобразное чучело, олицетворявшее собой зиму, и под песни сжигали его на соломенном костре. Пепел затем рассеивали по полю, чтобы будущий урожай был хорошим. Иногда сжигали и ледяную горку, предварительно завалив её хворостом и соломой. После этого все расходились по домам. Вечером начиналось «прощание» между родными и близкими. Прощаясь, говорили друг другу: «Прости меня, пожалуй, буде в чём виноват пред тобою». И завершали церемонию поцелуем. В воскресенье прощаются все обиды и оскорбления, поэтому оно и называется ещё «прощёное воскресенье». Таким образом, масленичный разгул завершался чисто христианским обрядом. Встречать весну необходимо было с чистой совестью и чистым телом, поэтому по окончании масленицы все шли в баню.

В прошлом явно христианский характер праздник Масленицы носил в Кремле. В воскресенье, предшествовавшее масленичной неделе, после заутрени на площади перед Успенским собором совершалось торжественное «действо Страшного Суда». Там воздвигались места для государя и патриарха. Против патриаршего места ставился помост, обшитый красным сукном. На помосте помещался образ Страшного Суда Господня, большой аналой с «пбволокою» под икону Божией Матери и Евангелие, а также стол для освящения воды. Затем следовал выход государя в Успенский собор. Отсюда царь с патриархом шествовали «на действо» – с крестным ходом и под звон всех сорока сороков. Перед выходом в собор царь совершал другой, так называемый малый выход: он обходил тюрьмы, колодничьи приказы и богадельни, жалуя своей милостью несчастных и обездоленных.

С половины Масленицы в царских покоях начинались «прощёные дни»: государь объезжал не только городские, но и пригородные монастыри, «прощался» с иноками, поминал родителей и жаловал своих богомольцев. В пятницу царь «прощался» с царицей. В воскресенье днём «пред светлы очи» его являлись «прощаться» патриарх со всем духовным чином, бояре и служилые люди. Вечером совершалось шествие государя к патриарху, где после торжественного обряда они пили «прощальные чаши».

Со времени царствования Петра Первого в Россию пришли некоторые западные карнавальные обычаи и развлечения, например, петрушки, комедии с паяцами, карусели, шарманки. Поэтому в народе их долго называли «заморскими». Начало подобных увеселений относится ещё к царствованию Алексея Михайловича, но главным насадителем иноземных забав был именно Пётр Первый. При нём во время Масленицы начали строить балаганы и карусели на площадях, а на улицах устраивались маскарадные процессии. Бояре и боярыни, считавшие прежде за великий грех наряжаться (боярин Гвоздёв при Иване Грозном предпочёл умереть, чем надеть на себя маску), повинуясь воле Петра, усердно рядились, переодеваясь по несколько раз в день.

В 1722 году после заключения Нейштадтского мира Пётр Великий устроил на Масленицу в Москве не виданный до того маскарад. Начался он в четверг: из Всесвятского села выехали полсотни саней, запряжённые разными зверями. Там же накануне был собран сооружённый в стиле времён князя Олега «сухопутный флот», который на полозьях и колёсах направился к Тверским триумфальным воротам. Продолжавшийся 4 дня маскарад завершился великолепным фейерверком и пиршеством.

После кончины Петра маскарады в России не проводились до воцарения императрицы Елизаветы, очень любившей наряжаться. Масленичные катания она устраивала в Покровском, причём с горок катались не только придворные дамы, но и сама государыня – «стоя на лыжах». Екатерина Вторая также любила народные забавы. После своей коронации она всегда устраивала на Масленицу в Москве трёхдневный маскарад.

Масленица, хотя и является чисто русским детищем, полностью соответствует западному карнавалу, который также проводится перед Великим постом. О нашей Масленице французский писатель Жюль Жанен написал: «Масленица, вероятно, родилась на севере, она – дочь мороза. Человек увидал её прячущуюся за сугробом снега, а законодатель призвал её в помощь человеку в самое суровое и печальное время года, и она явилась с жирными, румяными щеками, с коварным глазом, не с улыбкой на устах, а с хохотом. Она заставила человека забыть о зиме, разогрела зазябшую кровь в его жилах, схватила его за руки и пустилась танцевать с ним до обморока».