1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Правозащитница: Таджикские гастарбайтеры в Москве смотрят на Собянина с надеждой

Повлияла ли нестабильная ситуация в Киргизии и Таджикистане на трудовую миграцию? Как реагируют гастарбайтеры в Москве на назначение нового мэра? На эти и другие вопросы отвечает правозащитница Гафхар Джураева.

На Старом Арбате в Москве

На Старом Арбате в Москве

Поток трудовых мигрантов из Центральной Азии в Россию увеличивается. Основной их целью по-прежнему остается Москва. Новый мэр столицы Сергей Собянин, как сообщают российские СМИ, уже заявил, что рабочие места в мегаполисе необходимо предоставлять в первую очередь москвичам. Каких изменений в этой связи следует ожидать в ближайшее время? Какое решение проблемы нелегальной трудовой миграции предлагают правозащитники? Об этом в интервью Deutsche Welle рассказала глава информационно-правового центра "Миграция и закон" при фонде "Таджикистан" в Москве Гафхар Джураева.

Deutsche Welle : Как вы считаете, новый мэр Москвы Сергей Собянин будет менять миграционную политику? И как в мигрантской среде отнеслись к перестановкам в правительстве Москвы?

Гафхар Джураева: Проблема либерализации законодательства о миграции и отношения к миграции исходит от президента и премьер-министра страны, которые озвучивают благие намерения по этому поводу. Они говорят, что мигранты нужны. Вертикаль власти будет по-своему отзываться на эти намерения. Москва всегда отличалась особо жестким отношением к пребыванию мигрантов на ее территории.

Мэр Москвы Сергей Собянин

Мэр Москвы Сергей Собянин

Я думаю, что Собянин, как назначенный на эту должность первыми лицами государства, будет проводить более мягкую и осмысленную политику, чем это было в период правления Лужкова. Потому что даже по отношению к таджикским мигрантам одно из высказываний Лужкова чуть не привело к международному скандалу. Он, в частности, сказал: "К нам приезжают только нищие и таджики". Такого рода высказывания несут в себе зерно вражды.

Трудовые мигранты не боятся, что Лужкова сменил Собянин. Все с надеждой смотрят на новую власть. Я абсолютно уверенно говорю об этом, потому что каждый день с ними общаюсь. Я надеюсь, что при Собянине именно Москва - как первый приемник трудовых мигрантов - начнет по-настоящему регулировать миграционный поток.

- Что конкретно вы понимаете под механизмом регулирования?

- Пока в Москве нет информационно-правовых центров, которые бы при поддержке государства могли оказывать необходимую помощь трудовым мигрантам из разных стран. Прежде всего, предоставлять им ту информацию, которая бы позволила им сориентироваться: куда им ехать, что им делать, оставаться ли в Москве. Такие центры можно создать, например, в самых крупных округах Москвы. Тогда приезжие не искали бы помощи у каких-то криминальных структур, у посредников, которые по большей части тоже находятся в криминальном поле, а сразу обращались бы за необходимой информацией в государственную или полугосударственную структуру.

Но самое главное в механизме регулирования миграционного потока - создание в Москве бирж труда по перенаправлению трудовых мигрантов в регионы России, если они не находят работу в столице. В этом случае запросы российских работодателей не шли бы в Таджикистан, где посредники нанимают людей и отправляют их непонятно куда.

- А разве сейчас культурные центры или диаспоры не ставят перед собой похожие задачи?

- К сожалению, те организации, которые должны были заниматься культурным просвещением, в условиях массовой миграции стали заниматься мигрантами. На мой взгляд, ничего хорошего из этого не получается. Либерализация законодательства в январе 2007 года предоставила право общественной организации давать юридический адрес и помогать получать разрешение на работу. К сожалению, в миграционных условиях сегодняшнего дня эта услуга стоит денег.

В подавляющем большинстве случаев общественные объединения очень быстро теряют свое лицо, превращаясь из сугубо общественной организации в коммерческую. Поскольку такие взносы, как правило, не проходят через банк и оформляются как членские взносы, то значит уже идет процесс - от коммерциализации к криминализации.

-Увеличилось ли в Москве в этом году количество гастарбайтеров из Таджикистана и Киргизии в связи с происходившими в этих республиках событиями?

- Могу сказать, что всякий раз, когда наблюдается нестабильность в бывших советских республиках, в Россию приезжает какое-то количество мигрантов. Во время конфликта в киргизском Оше в Москву приехало много киргизов и узбеков. Если конфликт сопровождается разрушением домов и потерей людьми своей экономической стабильности, то, конечно, в поисках средств для восстановления жилья и обеспечения семьи они едут на заработки. Но мы не заметили, чтобы количество трудовых мигрантов из Таджикистана и Киргизии резко увеличилось. Зато стабильно растет число трудовых мигрантов из Узбекистана. Это происходит не из-за нестабильности в этой стране, а из-за экономической необходимости.

- Как реагирует Москва на увеличивающийся поток гастарбайтеров-нелегалов?

- Москва чутко реагирует на рост ксенофобии и на общественное мнение по отношению к мигрантам - это уже традиция. Именно Москва задыхается от обилия мигрантов. Учитывая ее перегруженность транспортом, перегруженность социальной сферы, это не может не вызвать некоего отторжения, изменения общественного мнения. В Москве проводились популистские кампании, например под лозунгом "Заменим всех дворников на россиян!". Но что-то не видно пока видимых эффективных результатов. Это не сработало.

Срабатывает механизм "Просто не пустим". Это означает, что участковые могут ходить по квартирам, выявлять нелегалов. То есть принимаются какие-то совершенно неадекватные меры по регулированию миграционного потока. Запретительные меры в случае, когда люди легально въезжают в Россию и, в частности, в Москву, не срабатывают, потому что все равно есть спрос в рабочей силе. Сама Москва, имея какое-то количество безработных, имеет и вакансии. Я не беру на себя смелость называть цифры, но я слышу, как на конференциях говорят о том, что Москве нужны рабочие руки. Если столице не хватает рабочей силы с окраин России, то ей приходится мириться с трудовыми мигрантами. Возникает парадоксальная ситуация. Работодатель говорит, что ему нужны рабочие, но при этом подчеркивает, что в целом в России трудовые мигранты не нужны.

- Как, на ваш взгляд, сейчас в Москве должна решаться проблема обеспечения мигрантов жильем?

Административное здание в Москве, которое должно было стать дешевым жильем для мигрантов

Административное здание в Москве, которое должно было стать дешевым жильем для мигрантов

- При Лужкове были разговоры о строительстве дешевого жилья для мигрантов. Может быть, где-то эти общежития и есть, но мы, каждый день общаясь с гастарбайтерами, не знаем, куда их перенаправлять, что с ними делать, когда они оказываются на улице после очередного обмана со стороны того или иного работодателя. Вот тогда они могут оказаться в зоне риска. Куда пойдет загнанный в угол человек, без жилья, без копейки в кармане?

В принципе, идею дешевого жилья для мигрантов пытаются реализовать в разных регионах России. Я видела в Екатеринбурге миграционные центры - приличные общежития, где мигранты жили по направлению от работодателя. Это не гетто, не резервации, это места, где люди могли более-менее безопасно жить. Если трудовой мигрант снимает квартиру, где из-за дешевизны кроме него живут еще несколько человек, то он попадает под удар окружающих, например участкового, который может туда зачастить, и под удар грабителей. Если это на самом деле будут рабочие городки - одни приехали, поработали, уехали, потом - другие, - то это более цивилизованный подход к решению проблемы.

Беседовала Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

архив:

Контекст