1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Правозащитники: ФСБ все больше напоминает КГБ

Госдума в пятницу, 16 июля, в третьем чтении рассмотрела и одобрила поправки в закон, дающий ФСБ практически неограниченные полномочия. То, что депутаты назвали "профилактикой", правозащитники считают тоталитаризмом.

Штаб-квартира ФСБ в Москве на Лубянке

Штаб-квартира ФСБ в Москве на Лубянке

На заседании Госдумы в пятницу, 16 июля, депутаты в третьем окончательном чтении приняли законопроект, расширяющий без того широкие полномочия Федеральной службы безопасности России. Согласно документу, "руководитель органов ФСБ или его заместитель смогут объявлять гражданину официальное предостережение "о недопустимости действий, вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений".

Много шума и... ничего

Закон наделал много шума, и в течение трех месяцев, с того момента, когда первоначальный вариант законопроекта стал достоянием общественности, споры вокруг него не утихали. По уверениям самих чекистов, изменения в законодательстве позволят спецслужбам эффективнее действовать при проведении контртеррористических операций. Правозащитники же заявляли, что новые нормы фактически легализуют произвол со стороны ФСБ в отношении гражданских активистов и любых других граждан. Документ, в частности, предполагал введение административной ответственности за неповиновение требованиям и распоряжениям сотрудников ФСБ. Перед вторым чтением в Государственной думе, которое прошло 9 июля, документ немного скорректировали. По мнению депутатов - авторов поправок - эти изменения "позволяют учесть конструктивные замечания оппонентов, в том числе высказанные правозащитными организациями, а также реализовать предложения, направленные на совершенствование проекта закона".

В частности, из законопроекта были изъяты положения об обязательном публиковании текстов представлений и официальных предостережений в СМИ, а также положение об ответственности за невыполнение требований официального предостережения. Кроме того, появилась возможность в судебном порядке обжаловать предписание, сделанное сотрудниками ФСБ. Вместе с тем, в законе остался раздел, который определяет санкции за ослушание. Так, гражданам, пренебрегшим предостережением, грозят штрафы в размере от 500 до тысячи рублей или административный арест на срок до 15 суток, должностным лицам - от тысячи до 3 тысяч рублей, юридическим лицам - от 10 тысяч до 50 тысяч рублей.

Правозащитники и юристы сыграли в одной команде

Правозащитники однозначно оценили законопроект, как попытку узаконить возможность устрашения инакомыслящих, передав под контроль спецслужб наблюдение за мирными действиями граждан. Авторы законопроекта возражали, говоря, что они, дескать, смягчили первый вариант и ко второму чтению внесли в документ уточнение, предполагающее возможность обжаловать в судебном порядке вынесенное предостережение. Подано это было как шаг навстречу пожеланиям правозащитников, дескать, законопроект изменен с учетом их мнения. Однако в открытом письме, опубликованном на сайте движения "За права человека" 15 июля, то есть накануне обсуждения в третьем чтении, недвусмысленно говорится, что на этот компромисс, по мнению правозащитников, власти пошли для отвода глаз.

"Ссылка на возможность обжалования предупреждений и предостережений в судебном порядке является во многом фикцией, поскольку законом не урегулированы ни основания, ни порядок, ни последствия их вынесения, а органы ФСБ произвольно определяют степень общественной опасности поведения лица, создающего якобы условия для совершения уголовного преступления. Нет никаких иллюзий и по поводу того, какую позицию займет большинство судей, оказавшихся перед выбором между ФСБ и подозреваемым в экстремизме, а также иных подведомственных ФСБ составах преступлений".

Письмо адресовано спикеру Совета федерации Сергею Миронову. Его подписали около 100 человек, в их числе председатель Движения "За права человека" Лев Пономарев, председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина, председатель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.

По мнению правозащитников, концепция предлагаемого закона остается прежней и чрезвычайно опасной. "Закон, расширяющий полномочия ФСБ, отказывается от законных рамок ее деятельности. В нарушение принципов законотворчества, вводится иное, совершенно неопределенное основание для применения мер профилактики - поведение (действие) физического лица, создающие условия для совершения преступлений! Согласитесь: такое усмотрение способно "создавать условия для совершения" неисчислимых злоупотреблений правом", - говорится также в письме правозащитников.

Член Независимого экспертно-правового совета, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия Государственного университета "Высшая школа экономики" Сергей Пашин также усмотрел в документе несовместимые с законом перекосы. В заключении, сделанном экспертом, отмечается, что расширенная компетенция ФСБ, по сути, дублирует полномочия прокуратуры, что закон искажает процессуальную форму уголовного судопроизводства и противоречит конституционным нормам, так как игнорируются права граждан, закрепленные основным законом.

КГБ, ФСБ... и снова КГБ

Едва в Думе проголосовали за принятие в окончательной редакции закона о "специальной профилактике", а историки его уже сравнили с аналогичным Указом от 25 декабря 1972 года "О применении органами государственной безопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия".

Член правления международного общества "Мемориал" Ян Рачинский в своем обращении в адрес президента России отметил, что в документах схожи даже некоторые формулировки. Рачинский считает, что новые полномочия дадут ФСБ возможность запугивать юридически неграмотных людей. "Трудно вообразить, чтобы Указ от 25 декабря 1972 года помог предотвратить хотя бы одно реальное преступление. Однако нам известны многие десятки случаев, когда "предостережение" выносилось инакомыслящим советским гражданам, каким-то образом публично проявившим свое инакомыслие".

Самое прискорбное, по словам историка, заключается в том, что многие положения в законе не объясняются и, фактически, действия ФСБ будут регулироваться регламентами самой службы. "Каким образом эти "предостережения" будут выноситься - неизвестно, - отмечает Рачинский. - Теоретически можно предположить, что они примут положение, по которому гражданин будет обязан явиться на "беседу", получить "предостережение", а это будет очевидным образом незаконно".

Более того, правозащитники отмечают, что и до принятия закона ничто не мешало ФСБ отправить заказное письмо от имени службы с таким "предупреждением". В связи с этим остается вопрос: зачем понадобилось проводить компанию по передаче ФСБ новых еще более широких полномочий. Кроме того, вопросы остались и к президенту России. Накануне Дмитрий Медведев заявил, что изменения в законодательстве, касающиеся расширения полномочий ФСБ, осуществляются по его прямому поручению. Российская пресса уже пестрит заголовками, наподобие: "Закон о расширении полномочий ФСБ - приговор для президента-юриста".

Автор: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Контекст