1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Правозащитники приветствуют освобождение узбекского беженца

Правозащитники уверены, что на родине Рафика Рахмонова ожидало бы не просто немедленное заключение под стражу, но и жестокость со стороны сотрудников правоохранительных органов

default

Мнение чиновников: если в стране будут соблюдаться права человека, раскрываемость преступлений резко снизится

Как сообщает Ассоциация "Права человека в Центральной Азии", в Алма-Ате освободили из-под стражи узбекского беженца Рафика Рахмонова, задержанного ранее по запросу узбекских властей. На родине Рафика Рахмонова обвиняют по восьми статьям уголовного кодекса, в том числе за причастность к террористической деятельности, сообщается в пресс-релизе Ассоциации.

Правозащитники приветствуют освобождение беженца казахстанской стороной, поскольку уверены, что на родине Рафика Рахмонова ожидало бы не просто заключение под стражу, но и жестокость со стороны сотрудников правоохранительных органов. Об этой жестокости в Узбекистане ходят легенды… А на днях узбекские чиновники открыто заявили о легитимности оказания давления на подследственных.

Кого в Узбекистане считают террористом?

.

Как сообщает Ассоциация "Права человека в Центральной Азии", освобожденный из-под стражи в Казахстане Рафик Рахмонов родился в Коканде в 1956 году. По профессии он повар. По сведениям, полученным Ассоциацией от правозащитников из Коканда и Андижана, накануне Андижанских событий 2005 года Рахмонов работал в андижанской столовой. Был свидетелем андижанских событий 13 мая того года. Через 10 дней после трагедии покинул пределы страны как трудовой мигрант.

В последующие три года Рахмонов проживал в Алма-Ате на законном основании. В апреле этого года он обратился в представительство Управления Верховного комиссара ООН по беженцам в Алма-Ате, где ему выдали сертификат лица, ожидающего статус мандатного беженца ООН. И в апреле же Рахмонов был задержан казахстанскими правоохранительными органами по запросу узбекских властей. Официальный Ташкент обвиняет его в совершении ряда преступлений, в частности – в причастности к террористической деятельности.

Однако, судя по всему, оснований и доказательств, представленных узбекской стороной оказалось для казахстанских силовиков недостаточно для того, чтобы выдать Рафика Рахмонова Ташкенту. Ассоциация "Права человека в Центральной Азии" приветствует освобождение узбекского беженца и стремление правительства Казахстана выполнять свои обязательства по международным соглашениям в области прав человека. "Этот позитивный процесс должен продолжаться", - считает президент Ассоциации "Права человека в Центральной Азии" Надежда Атаева.

Неединичный случай

По сведениям Ассоциации "Права человека в Центральной Азии", до настоящего времени в следственном изоляторе Комитета нацбезопасности Казахстана в Алма-Ате остается узбекский беженец Хасан Темиров, также обвиняемый правоохранительными органами Узбекистана в причастности к терроризму. Ассоциация призывает в этой связи правительство Казахстана следовать условию Конвенции против пыток и не выдавать гражданина Темирова в Узбекистан, поскольку там ему грозит жестокое обращение, - говорится в пресс-релизе, распространенном Ассоциацией "Права человека в Центральной Азии".

Жестокое обращение – это норма?

Что касается жестокого обращения с обвиняемыми, то на днях высокопоставленные узбекские чиновники не просто признали факт его наличия в Узбекистане, но даже заявили о необходимости оказания давления, в частности, на подсудимых. По мнению сотрудников правоохранительных органов, если в стране будут соблюдаться права человека и все международные нормы ведения следствия, то раскрываемость преступлений резко снизится. Рассказывает наш обозреватель Дмитрий Аляев:

"По сообщению информационного агентства "Фергана.ру", на прошедшем недавно в Ташкенте семинаре "Внедрение положения о передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу в Республике Узбекистан" начальник Главного следственного управления (ГСУ) Министерства внутренних дел страны Урал Мухаммадиев заявил, что если правоохранительные органы страны начнут соблюдать права человека при работе с задержанными и подследственными, то никакой раскрываемости преступлений не будет. Звучало это так: "Вот мы тут два дня повторяем: "Права человека, права человека!". А ведь есть неписаное правило о том, что когда повышается уровень соблюдения прав человека, снижается уровень раскрытия преступлений. Так что нужно выбирать: или права человека, или раскрываемость преступлений!".

Более того, развивая мысль начальника Главного следственного управления, председатель Ассоциации адвокатов Узбекистана Бахром Саломов со своей стороны также отметил: "В Европе и США процессуальное законодательство и практика основываются на англо-саксонском праве, где предпочтение отдается правильности проведения самого процесса, соблюдению прав человека во время следствия, а не вещественным и иным доказательствам. А у нас в Узбекистане все это опирается на советское право, где правильности и законности процесса предпочитают доказательства".

Мнение правозащитников

По мнению наблюдателей, все эти заявления можно расценивать как официальную позицию государства. Так, например, руководитель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов считает, что чиновники такого уровня в Узбекистане просто не могли высказать только свое мнение, и если они его озвучили, то только с разрешения и указки правительства.

Gefolterter Iraker Tag der Menschenrechte Folter

"Мы знаем, что он убил человека. Так как же нам его не пытать, если нам надо найти его подельника?"

Кроме того, правозащитник уверен, что такое положение сложилось уже давно: "Следственные органы в Узбекистане выполняют исключительно заказ "сверху", и началось это сразу после объявления независимости. Если есть определённый заказ, что какого-то человека надо осудить, то во время следствия обязательно применяются пытки. На судах такие подследственные отказываются от своих показаний, заявляя, что их пытали, но судья их как бы не слышит, потому что у него тоже есть соответствующий приказ. Молодые следователи вообще не имеют понятия ни о правах человека, ни о международных нормах. Более того, они уверены, что пытки во время следственных действий – нормальное явление, они даже меня пытаются в этом убедить. Например, говорят: "Мы знаем, что он убил человека. Так как же нам его не пытать, если нам надо найти его подельника".

Волокита с адвокатами и соблюдение прав мешают следствию?

Источник в правоохранительных органах в Ташкенте на условиях анонимности подтвердил, что начальник Главного следственного управления просто озвучил позицию, которой все придерживались уже давно: "Представьте себе, если всю эту волокиту с адвокатами, соблюдением прав человека соблюдать, что будет? Ничего не будет. Он (преступник) тебе в лицо насмехается, а ты сделать ничего не можешь. Хорошо, мы можем со всеми общаться на "будьте любезны", но тогда преступность захлестнёт страну. Другое дело, что профессионалов осталось мало. Молодым "дуболомам" такое положение очень выгодно, работать не надо. Но главное ведь результат!".

Правозащитник Сурат Икрамов уверен, что применение пыток свидетельствует о непрофессионализме сотрудников силовых структур и о том, что сажают не тех, кого надо, так как настоящие преступники свободно гуляют на воле: "Если такое заявление делает чиновник такого высокого ранга, то что уж говорить о низовом звене? Они вообще никакого понятия о презумпции невиновности не имеют. Государство просто желает постоянно держать резиновую милицейскую дубинку над головами своих граждан, а при таком подходе права человека не нужны. Мне следователи признаются, что их заставляют заводить на тех или иных людей те или иные уголовные дела. Однако до настоящего времени (и сами силовики в этом неофициально признаются в частных беседах), если, например, брать религиозный экстремизм, то ни одного настоящего террориста так и не посадили. Власти бегают за собственной тенью. Но судов по терроризму было достаточно".

Адвокатская помощь не поможет…

Несколько лет назад, по словам одного из наших коллег-журналистов, в кулуарах узбекского правительства всерьёз обсуждали вопрос о значительном урезании прав адвокатов. Тогда высказывалось мнение, что судебная система в Узбекистане просто идеальна, а потому адвокатская помощь подсудимым просто не требуется…

Что же касается конкретных примеров, то корреспондент "Немецкой Волны" может засвидетельствовать на личном опыте, что во время одного из конфликтов с силовыми структурами его просьба прислать адвоката обернулась не вызовом защитника, а несколькими лишними ударами резиновой дубинкой по почкам…

Аудио- и видеофайлы по теме