1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Правозащитники: Новые законы РФ о госизмене и шпионаже будут жестче сталинских

Российские правозащитники опасаются, что в 2009 году у властей появится еще один инструмент давления на оппозицию. Поправки в законы о госизмене и шпионаже, по оценкам юристов, сделают их жестче, чем они были в СССР.

default

Предложенные трактовки позволяют записать в шпионы многих граждан

Правительство России выступило с инициативой о внесении поправок в законы о государственной измене и шпионаже и в середине декабря внесло проект в Государственную думу. Причем подготовлено и оформлено было все максимально быстро, подчеркивает председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

''Со скоростью экспресса''

По словам правозащитницы, такая спешка при принятии решений может свидельствовать лишь о стремлении властей войти в новый год с новым законом о шпионаже.

''Законы находятся в Государственной думе, прошло первое чтение, - говорит Людмила Алексеева. - И судя по тому, как быстро провернули поправки в закон о суде присяжных, я полагаю, что это все в одном пакете и что все будет сделано также быстро, в ближайшие неделю-две''.

Лидер движения ''За права человека'' Лев Пономарев, не уверен, что у Государственной думы осталось достаточно времени, чтобы рассмотреть и принять правительственные поправки до 1 января. Однако он не сомневается, что положительное решение по поправкам будет принято быстро.

Тайные мотивы правительства

Ljudmila Aleksejewa, Leiterin der Moskauer Helsinki-Gruppe, Foto: Sergej Morozow

Людмила Алексеева

Чего добиваются власти России этими законами, правозащитникам кажется очевидным. По мнению лидеров большинства правозащитных объединений, руководство страны хочет получить еще один дополнительный инструмент давления на оппозицию. Людмила Алексеева, например, считает, что используя новый закон, можно будет даже бороться в том числе с недовольством, нарастающим в народе в связи с экономическим кризисом.

''Человека не надо сажать. Достаточно, чтобы он знал, что есть закон, по которому его могут посадить, - говорит Людмила Алексеева. - Это сейчас очень важно нашим властям, потому что в стране кризис, и они понимают, что недовольных будет много. Власти хотят добиться того, чтобы люди если и критиковали, то, как в сталинское время, шепотом, на ушко, близкому человеку''.

Трактовки, предложенные правительством, позволяют записать в шпионы любого выезжающего за границу гражданина России. А обвинение в государственной измене можно будет предъявить, если станет известно о разговоре с журналистами на неудобные темы, считает Алексеева.

Инструмент подавления инакомыслия

Lew Ponomarjow, Menschenrechtler Russland; Foto: Sergej Morozow

Лев Пономарев

Лев Пономарев также уверен, что закон о госизмене, как и статья об экстремизме, будет использоваться в борьбе с любым проявлением инакомыслия. При этом правозащитник предупреждает, что потенциальными жертвами могут стать даже сами депутаты, которые примут этот закон.

''Кто знает, не сочтут ли их преемники государственной изменой такие действия, как пересмотр Конституции, который они уже совершили, или размещение государственных фондов в ценных бумагах других стран, что тоже уже сделано'', -предполагает Пономарев.

По словам правозащитника, даже Владимир Путин может быть признан изменником, так как передал другому государству приграничные территории, что по закону делать запрещено.

Возвращение сталинских времен?

Карается большим сроком и казнокрадство, вошедшее в России в систему. История уже знает такие примеры, когда большевики боролись друг с другом и с теми же чекистами, опираяссь на закон.

Впрочем, правозащитники сходятся во мнении, что законы о шпионаже и госизмене по сложившейся в России традиции будут применяться избирательно. То есть напрвлены они будут исключительно против тех, кто критикует власть и уличает ее в стркемлении к тоталитаризму. По оценкам юристов, новый закон - куда более жесткий, чем был в России во времена Брежнева, и сравнить его можно разве что с законами сталинских времен - периодом массовых репрессий.

Егор Виноградов

Контекст