1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Правозащитники: Кавказу грозит гуманитарная катастрофа

Ситуация с грузинскими беженцами катастрофическая. Люди хотят вернуться, но боятся или же не могут этого сделать в силу объективных причин. Ни грузинские, ни российские власти разрешению ситуации не способствуют.

default

В Москве 5 сентября группа правозащитников, побывавшая в зоне грузино-югоосетинского конфликта, представила доклад о положении беженцев в регионе. По мнению авторов документа, люди стали заложниками политиков, в первую очередь - президента Грузии Михаила Саакашвили.

Представляя свой доклад, правозащитники особо оговорились, что провести мониторинг им удалось только на грузинской стороне. Попасть в Южную Осетию им не удалось - российские военные не пустили. Поэтому, извинился автор доклада, почетный президент международного Молодежного правозащитного движения Андрей Юров, подозрения в однобокости исследования в какой-то степени обоснованы.

Впрочем, картину, которую нарисовали правозащитники в итоге, однобокой все же не назовешь. Во-первых, в докладе содержится не только информация о беженцах, которую удалось собрать непосредственно в зоне конфликта, но и сведения, полученные правозащитными организациями, работавшими в Южной Осетии. Эти сводные данные о количестве беженцев Андрей Юров и озвучил.

"Первая цифра - она имеет мало отношения к юго-осетинскому конфликту, но мы должны понимать, что эти беженцы есть – это 2500 беженцев из Кадори. Вы, наверное, знаете, что Абхазия под шумок очистила Кадори, - сообщил Андрей Юров. - Вторая часть беженцев, также находящаяся в тяжелейших условиях – это вынужденно перемещенные лица из района Цхинвала, из грузинских сел на территории Южной Осетии. По разным данным, это от 10 до 20 тысяч временно перемещенных лиц".

Саакашвили эксплуатирует тему беженцев

Самая большая группа беженцев - это жители грузинского Гори и его окрестностей. Ее численность правозащитники оценить не берутся и называют лишь данные о населении города: 50 тысяч человек. Их возвращение может быть достаточно быстрым и безболезненным, однако в этом не заинтересована политическая верхушка Грузии, считают авторы доклада.

Michael Saakaschwili in Poti

""Ряд правозащитников говорит о том, что Саакашвили с удовольствием демонстрирует этих беженцев и не хочет, чтобы они возвращались, - объясняет Андрей Юров. - Для него это политический козырь. Пока есть огромные лагеря – он у власти".

Впрочем, удерживать многих из тех, кто бежал от войны в Тбилиси, сейчас и не надо. Несмотря на то, что люди хотят вернуться в оставленные дома, они боятся это делать. Вина за этот страх участница проведенного в зоне конфликта мониторинга Елена Тонкачева возложила на российский миротворцев.

"Настроение людей предельно простое. Люди говорят, что они хотят вернуться домой, - заявила Тонкачева. - Препятствием для возвращения, по мнению гражданского населения, является присутствие российских военных, которое создает у гражданского населения ощущение незащищенности, и, как следствие, угрозы".

Проезд в Южную Осетию закрыт

Konflikt zwischen Georgien und Russland russischer Soldat

Правозащитники говорят, что им не только заблокировали путь в так называемую зону отчуждения, но и не давали проехать в Южную Осетию с грузинской стороны. На КПП, где были остановлены участники гуманитарного мониторинга, вообще никого не пускали.

Правда, за время пребывания там правозащитники видели машину "Скорой помощи", которая почти беспрепятственно преодолела пограничный кордон. Однако о восстановлении нормального сообщения между Южной Осетией и центральными районами Грузии говорить пока рано. И тем более рано говорить о скором возвращении грузинских беженцев домой в Осетию.

Правозащитники опасаются, что также, как после войны в Абхазии в начале девяностых годов, проблема беженцев так и останется нерешенной.

Егор Виноградов

архив

Контекст

мнение читателей