1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Правительство и оппозиция приготовили сюрприз для хронически больных и беззубых немцев

21.07.2003

«Было бы здоровье, остальное купим». Говорили раньше в Грузии. Здоровье, однако, тоже стоит денег, и немалых. И, в частности, немецкая система здравоохранения фактически оказалась на грани банкротства. Именно поэтому её кардинальную реформу канцлер ФРГ сделал едва ли не центральным элементом своей программы социальных трансформаций, рассчитанной на ближайшие несколько лет. Смысл реформы – снижение расходов на лечение, и соответственно, уменьшение отчислений в больничные кассы, которые уже перевалили за четырнадцать процентов ежемесячной зарплаты застрахованных, у которых, следовательно, остается все меньше денег на потребление. А учитывая тот факт, что половину взноса платит работодатель, оказывется скованной экономическая активность немецких предпринимателей. Надо что-то делать, причем, срочно. У главы правительства, однако, скованы руки. Провести реформу через бундестаг он бы мог, там у Шрёдера большинство, но вот в бундесрате – палате федеральных земель – преобладают оппозиционные христианские демократы. Здоровье же населения – это компетенция именно земель, так что без санкции ХДС канцлеру никак не обойтись. Вот почему на медицинском уровне заработала своего рода маленькая «большая коалиция» – представители правящих социал-демократов вместе с экспертами консерваторов вместе решают, как быть со здоровьем нации.

Работает согласительная комиссия несмотря на парламентские каникулы и священный период отпусков. Начало было многообещающим. Правительство представляет на переговорах министр здравоохранения Ула Шмидт:

«Я думаю, что в Германии уже не осталось никого, кто бы не понимал необходимость реформы, это понимают и участники переговоров. Люди ожидают от нас, что мы пойдем навстречу друг другу. Атмосфера на первых заседаниях была очень дружеской и откровенной. Это по меньшей мере обнадеживающий признак. Но сумеем ли мы договориться, покажет время».

От имени ХДС переговоры ведет Хорст Зеехофер. Он также настроен скорее оптимистично:

«Да, серьезная воля достичь договоренность налицо, поэтому есть неплохие шансы осуществить надпартийную реформу системы здравоохранения, которая не станет гнилым компромиссом, будет справедливой и действенной. Речь идет о крупнейшей реформе за время, прошедшее после объединения Германии».

Позиции и тех, и других и в самом деле не особенно разняться. И социал-демократы и демократы христианские считают необходимым проредить каталог тех медицинских услуг, которые оказывают больничные кассы застрахованным в обмен на их взносы. И те, и другие называют примерно одинаковые суммы – сэкономить надо миллиардов двадцать, что позволит опустить размер отчислений в больничные кассы до приемлемых тринадцати процентов. Разница в том, какие именно услуги следует исключить. Социал-демократы, например, покушаются на оплату бюллетеня по болезни, если она длится дольше шести недель. Первые полтора месяца так и так зарплату заболевшему продолжают платить по месту работы. А вот ХДС присматривается к зубам населения. Коронки, мосты, вставные челюсти – это также весьма солидная статья расходов больничных касс. Правительство, разумеется, не предлагает надолго заболевшим умирать с голоду, оставшись без средств к существованию, а оппозиция – ходить без зубов. И на тот, и на другой случай замышляется обязательная дополнительная частная страховка, расходы на которую будут нести только пациенты, без финансового участия работодателей.

Переговоры согласительной комиссии шли за закрытыми дверями, чтобы до поры до времени не нервировать общественное мнение. Оно тем не менее бодро спорило о том, какое из двух зол меньше – долго болеть или ходить так, что улыбнуться нечем. Из-за закрытых дверей, как это часто бывает, информация всё-таки просачивалась. Чтобы не мучиться с выбором и не потерять лицо, избежав победных реляций либо правительства, либо оппозиции, малая «большая коалиция» склоняется к тому, чтобы экономить и на беззубых, и на хронически больных.

Кроме того, правительство и опозиция договорились еще о некоторых мелочах. Так, за визит к любому врачу придется платить по десять евро – но только раз в квартал. В такую же сумму будет обходиться пациенту и каждый день пребывания в больнице. До десяти процентов стоимости прописанных лекарств, но тоже не свыше магической десятки, надо будет самому платить в аптеке. Не будут больше больничные кассы оплачивать похороны, поездки к врачу на такси, за искусственное оплодотворение – только половину, и так далее. Все эти меры, по подсчетам специалистов, дадут экономию миллиардов в двадцать. Солидная сумма. И всё-таки это – ремонт, а не реформа немецкой системы здравоохранения. Ведь её суть – в финансировании медицины за счет труда, на паритетных, или в дальнейшем, на почти паритетных началах работающих по найму и работодателей. Как ни крути, как ни экономь, здравоохранение всё равно остается обузой для коньюнктуры, повышает издержки производства. Надо менять систему, принцип её финансирования. По мнению экспертов, возможны два варианта. Первый условно называют гражданской страховкой. За неё ратует, например, кёльнский медик-экономист Карл Лаутербах. Он считает, что в государственные больничные кассы должны делать отчисления не только работающие по найму, но все работающие вообще, то есть и предприниматели, и лица свободных профессий, и индивидуалы, а также государственные чиновники, пока избавленные от этой необходимости. При этом взносы должны браться не только с первичного, основного заработка, но и со всех источников существования вообще, скажем, с доходов от сдачи недвижимости внаем или процентов с банковских вкладов. Такой вариант значительно расширил бы базу финансирования системы здравоохранения и означал бы фактическую ликвидацию частных медицинских страховок, услугами которых пользуются хоть и всего примерно пять процентов немецкого населения, но зато наиболее обеспеченные. Соответственно, и взносы с них драли бы солидные.

В пользу второй модели – поголовной – агитирует советник правительства, профессор Берт Рюруп. Он выступает вообще за отказ от финансирования системы здравоохранения за счет труда и исчисления взносов в больничные кассы в зависимости от уровня зарплаты застрахованного. Каждый должен платить только сам за себя, причем, такую сумму, чтобы денег на лечение и оплату врачей хватало. Это принцип частной медицинской страховки, которой до лампочки, сколько зарабатывает в месяц клиент. Страховка взрослого мужчины такого-то возраста стоит столько, женщины – столько, детям – поменьше, они еще хроническими заболеваниями не обзавелись. Никаких общесемейных тарифов, где все чада и домочадца застрахованы вместе с одним единственным кормильцем, как в государственной кассе, в частной страховке нет. Ясно, что такая система будет для подавляющего большинства жителей Германии куда дороже сегодняшней. В выигрыше оказались бы только одиночки и бездетные пары, где работают и муж, и жена. Для многодетных же семей или с одним работающим такая ситема была бы не под силу. Ведь в среднем за каждого члена семьи в месяц придется отдавать – по нынешним ценам – примерно двести евро. По мнению Рюрупа, тем, кто не может платить за лечение сам, должно помогать государство – за счет всех прочих налогоплательщиков. Это обойдется казне примерно в двадцать пять миллиардов евро ежегодно, что без общего повышения налогов нереально. Впрочем, ни о гражданской, ни о поголовной системе здравоохранения речь пока в правительстве и на переговорах с оппозицией не идет. Известно, однако, что Ула Шмидт симпатизирует с первой, а премьер-министр змели Гессен Роланд Кох, которого прочат в следующие канцлеры ФРГ, фаворизирует вторую.

Счетная палата ФРГ о головотяпстве немецких чиновников.

Другая тема, но тоже связанная с экономией общественных средств.

В Германии ежегодно разбазариваются два миллиарда евро. К такому выводу пришла Счетная палата ФРГ. В своем отчете за минувший год федеральные ревизоры вновь сетуют на головотяпство, недостаточную координацию, а порой и чисто криминальные действия государственных чиновников – тех, что распоряжаются государственными средствами. Есть, правда, и позитивные сдвиги, но они, скорее, исключение. Так, в соответствие с предыдущими рекомендациями Счетной палаты, министерство обороны всё-таки отказалось от приобретения для бундесвера новых автобусов, ездить на которых всё равно было бы некому. Не стали закупать и подвесные моторы для неприспособленных под них резиновых лодок военно-морских сил ФРГ. Труднее дается немецкому министерству обороны экономия по крупному. На острове Силт, например, одном из самых дорогих курортных мест ФРГ, ему принадлежат шестьсот тридцать жилых домов. В прежние времена на острове находилось несколько гарнизонов бундесмарины и люфтваффе. В дамах жили офицеры и их семьи. Базы на острове, однако, давно уже закрыли, но вот дома по-прежнему висят на балансе министерства обороны, требуя ухода и ремонта. Селить в эти дома можно было бы государственных чиновников из других ведомств, они бы точно не отказались. Но уж очень далеко им отсюда ездить на работу, а перевести на курортный остров какое-нибудь министрество или хотя бы отдел никому в голову пока не пришло. Поэтому дома эти за бесценок сдают местному населению, а ведь могли бы продать. Цены на недвижимость на острове Силт – запредельные.

Досталось министерству обороны от счетной палаты и за прямое разбазаривание средств. Так, например, бундесвер обеспечивает всех своих призывников целым комплектом различных униформ, в том числе – парадной, которая шьется каждому новобранцу на заказ, чтобы сидела как влитая. Срок службы в немецких вооруженных силах небольшой – всего девять месяцев, военных парадов так и вовсе нет, только одна небольшая церемония приведения к присяге, в которой участвуют пара сотен военнослужащих, так что торжественный наряд оказывается невостребованным. Разве что дома или перед любимой девушкой щегольнуть. Два года назад Счетная палата ФРГ уже обращала внимание на это обстоятельство, но воз, как говориться, и ныне там. И менять эту практику министерство обороны не собирается. Пусть, мол, парадная униформа будет, хоть и ни разу не надеванная.

Зато к другой рекомендации, которую счетная палата высказывает уже долгие годы подряд, решили, наконец, прислушаться. Речь идет о специальной фонде, который был создан еще в тысяча девятьсот пятьдесят втором году для компенсации имущественных убытков, связанных с войной и ликвидацией её последствий. После окончания войны прошло уже без малого шестьдесят лет, всевозможный ущерб уже давно компенсирован, а фонд по-прежнему существует, поглощая миллионы евро на свое содержание и оплату управленческого персонала. Теперь принято решение его, наконец, закрыть – но только в конце следующего года.

Новости «Русского Берлина».

В Берлине закончен набор желающих для участия в проекте под названием «Поволжье - живая история и символ российских немцев». В его рамках 40 юношей и девушек из Германии и России получат возможность провести две недели в Саратовской области. Они помогут навести порядок в местных архивах, посодействуют в реставрации старой лютеранской церкви и восстановлении немецкого кладбища. Кроме того, молодежь встретится с ветеранами, которые пережили сталинскую депортацию в 1941 году. Средства на осуществление проекта выделил немецкий фонд имени Роберта Боша...

Начался судебный процесс над 35-летним переселенцем из Казахстана Вальдемаром О. По немецкому закону, его полная фамилия до вынесения приговора не может быть предана гласности. Переселенца обвиняют в нанесении тяжких телесных повреждений 22-летнему уроженцу Берлина. В декабре позапрошлого года Вальдемар О. толкнул свою жертву, с которой не был до этого знаком, под колеса поезда метро. В результате пострадавший потерял обе ноги. Переселенец находился в тот момент в состоянии сильного алкогольного опьянения. Сегодня он утверждает, что не помнит деталей происшедшего...

В берлинском клубе Мадд-клаб с большим успехом выступила рок-группа с Украины «Гайдамаки». Ее музыканты экспериментируют с фольклорными мотивами Буковины, Полесья и Галиции. Смешав народую музыку с рэгги и роком, они создали свой собственный стиль, который называют «Карпатский Ска». На вопрос, пользуется ли их творчество поддержкой украинских властей, лидер группы Александр Ярмола ответил отрицательно. «До тех пор, пока любимым певцом Кучмы будет Кобзон, а его жены – Малинин, толка не будет», заявил Ярмола, который открыто называет сам себя украинским националистом...

Берлинский гандбольный клуб второй лиги «Райникендорфер фюксе» подписал контракт сроком на два года с российским тренером Георгием Свириденко. 40-летний Свириденко, который стал в составе сборной СССР победителем Летней олимпиады в Сеуле, последнее время тренировал команду в городе Бремене. «Райникердорфер фюксе» надеются, что новый тренер поможет вывести их клуб в высшую лигу немецкого гандбола...