1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Правительство Германии борется за выживание

Правительство производит впечатление утопающего, не знающего за решение какой проблемы хвататься / Чем старше становится Папа Римский, тем больше левые силы обнаруживают в нём своего союзника.

Чем старше становится Папа Римский, тем больше левые силы обнаруживают в нём своего союзника. Причём не только из-за его категорического неприятия войны против Ирака, но и из-за его критики в связи с несправедливостью существующей экономической системы. Её характерной чертой, писал папа, является структурное неравенство, а положение обездоленных ухудшается день ото дня. Тем не менее, именно левые долгое время испытывали трудности в своём отношении к нынешнему Папе, "выходцу" из реально существовавшего социализма. Ведь именно к левым, видевшим в социализме идею создания рая на земле, были обращены первые слова Папы: Иисус не был марксистом, а провозглашаемое христианством освобождение бедных и бесправных не имеет ничего общего с освобождением, провозглашаемым марксизмом. Это на себе ощутили церкви Латинской Америки и её богословы, проповедовавшие "теологию освобождения" и усматривавшие родство христианства и марксизма. До тех пор, пока католики в Польше и православные в России не имели возможности свободно дышать, Папа запрещал любое сближение с социалистическими идеями. И лишь после краха восточного блока он вновь стал проповедовать "теологию освобождения".

Запад торжествовал по поводу своей победы в борьбе двух систем. Папа Римский к ликующим не присоединился. Крах Советского Союза был для него крахом несправедливой системы. И это заставило его обратить внимание на несправедливость на Западе. Папа критиковал жажду наживы и эксплуатацию, требовал прощения долгов бедным странам, осуждал санкции, введённые США против Кубы. Эту программу вполне можно назвать левой. У папы не только хорошее чутьё к темам, волнующим левых, но и к тому, что левыми двигало: желание видеть несправедливость и стремление изменить положение вещей. Ведь у Папы есть и такие слова: "У того, что мы называем коммунизмом, есть своя история. Это история протеста против несправедливости. Протеста огромной массы трудящихся, превратившегося в идеологию. И этот протест стал частью учения Церкви". Не трудно называть Папу консерватором из-за его представлений о сексуальной морали и о церкви. Войну против Ирака он не сумел предотвратить, зато он внёс ясность относительно двух вещей: мир – это нечто иное, чем Pax americana; а война против Ирака и война с террором – это ни в коем случае не крестовый поход против исламского мира.

Папа не придерживается ни левых, ни правых взглядов. Он – религиозный моралист. Его картина мира определяется понятиями, которые кажутся ещё более устаревшими, чем деление на "левых" и "правых". Он мыслит в категориях добра и зла. А это – язык морали, а не политики. Поэтому трудно подвести итог его понтификата с помощью перечислений его "левых" и "правых" проектов. Возможно, вовсе не важно, что Иоанн Павел Второй иногда бывает ценным союзником левых, а иногда их противником. Гораздо важнее то, что, когда Папа касается политики, ей приходится считаться с аргументами морали. Не любая политика – нравственна. И вовсе не всегда она зависит от обстоятельств. Главное, политика не должна быть циничной – ни в вопросах войны и мира, ни в вопросах экономического порядка и справедливости. В 1995 году, выступая в ООН, Папа назвал себя "свидетелем надежды". Для него надежда – это не утопия, и уж тем более не политическая утопия. Это древняя надежда, и, как любая надежда, она всегда носит немного "левый" характер.

Газета "Вельт" комментирует перспективы развития экономики в Германии:

Ни дня не проходит без какой-нибудь новой инициативы правительства, новых заявлений, новых решений и следующих за ними коррективов. Действительно, коалицию не упрекнёшь в том, что она ничего не делает. Напротив. Пожалуй, ни одно правительство Германии не пыталось быстро и одновременно осуществить такое множество сложных реформ, как нынешнее. Оно прекрасно понимает, что у него остаётся всё меньше времени, и старается изменить свою политическую судьбу. Это действительно борьба за выживание. Правительство производит впечатление утопающего, не знающего за решение какой проблемы хвататься. Такая политика вряд ли способна вызвать доверие.

Обзор подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст