1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Правительственное раздвоение

05.05.2007

Берлин – столица Германии. Здесь находятся резиденция главы государства, парламент, а вот правительство – не в полном составе.

default

Почти половина федеральных министерств по-прежнему сохраняют свои головные учреждения в старой столице прежней Западной Германии, в Бонне, а число правительственных чиновников там даже больше, чем в официальной столице. Германия давно объединилась, теперь пора преодолеть и раздвоение исполнительной власти, считают в Берлине и большинство немцев.

В последнее время по всяким редакционным делам я частенько бываю в Бонне. Летаю из Берлина самолетом, час ... и там. Вечером, или на следующий день, как правило, обратно. И вот обратил я внимание на одну любопытную закономерность. Если лечу рано утром в понедельник – самолет битком набит пассажирами в строгих костюмах, при галстуках, нуотбуках и деловых папках. На лицах – сосредоточенная озабоченность. В пятницу вечером – та же картина, только лица – беспечные, галстуки приспущены, а то и вовсе свисают из кармана пиджака. Стюардесс они знают по именам, а те, в свою очередь, помнят, кто из этих пассажиров пьёт утром в понедельник кофе с молоком, а кто – черный и без сахара, кто в пятницу вечером любит пропустить стаканчик пива, а кто – бокал игристого. Эти завсегдатаи авиамаршрута Бонн-Берлин и Берлин-Бонн – министерские чиновники.

Только в прошлом году они совершили шестьдесят шесть тысяч служебных полетов из новой в прежнюю столицу Западной Германии и обратно. Это, считай, полтыщи самолетов, или даже больше, до отказа забитых пассажирами в темно серых костюмах! Несколько ведущих мировых авиакомпаний вместе взятых! А летают клерки столь часто потому, что Германия-то объединилась, зато правительственный аппарат оказался расколотым надвое. Двадцатого июня тысяча девятьсот девяносто первого года Рита Зюсмут, которая тогда была председателем бундестага – еще в Бонне – объявила результаты свободного, с отмененной фракционной дисциплиной голосования решения, где быть столице объединенной Германии:

«За резолюцию «Федеральное решение Бонн» подано 320 голосов, за резолюцию «Завершение единства Германии со столицей в Берлине» – 337 голосов, воздержались...»

Бонн в тот день пережил невиданный шок. Пару лет спустя, однако, когда исполнение решения о переезде правительства и парламента в Берлин стало обретать конкретные черты, бундестаг принял закон, обеспечивающий прежней столице компенсацию за утрату. Бонн был объявлен городом федерального значения, в регион закачали порядка полутора миллиардов евро на инфраструктурные проекты, поселили штаб-квартиры нескольких крупнейших компаний страны и международных организаций, около двадцати федеральных ведомств и научно-исследовательских учреждений, а еще гарантировали сохранение в Бонне шести центральных министерств из тринадцати. При этом в законе специально оговорено, что число министерских чиновников в Бонне непременно должно быть выше, чем в Берлине. И закон соблюдается. В Бонне в поте лица трудятся девять тысяч сто сорок восемь сотрудников различных министерств, в Берлине – восемь тысяч семьсот двадцать шесть. Это потому, что в Бонне, например, оставили министерство обороны, которое самое многочисленное.

Впрочем, у каждого министерства есть свой филиал. Если штаб-квартира в Бонне, то филиал в Берлине и, соответственно, наоборот. Именно поэтому и летают чиновники туда-сюда. А почему именно по понедельникам и пятницам? Да очень просто. Если твой рабочий кабинет с письменным столом и компьютером переехал в Берлин, то совсем не обязательно переезжать туда с семьей и домашним скарбом. Благо, немецкая транспортная инфраструктура позволяет. Чиновники снимают в Берлине небольшую квартирку, а на выходные возращаются к чадам и домочадцам. То же самое действует и в обратном направлении. Полеты, естественно, оплачиваются из казны, а расходы на второе жилье можно целиком списывать с налогов. Выходит, что раздвоенность немецкого правительства целиком оплачивают налогоплательщики. И суммы набегают приличные. По словам председателя бюджетной комиссии бундестага Отто Фрике, по двадцать пять миллионов евро в год.

Проблема усугубляется тем, что многие высокопоставленные чиновники имеют целых два рабочих кабинета – с видом на Рейн, и с видом на Шпрее. Служебные квадратные метры тоже стоят денег. А еще специальные залы и специальная техника для проведения видео-летучек и видео-конференций. Референт министерства образования, оставшегося в Бонне, Франк Петриковски:

«Совещания мы проводим в режима видео-конференций, хотя при этом, надо признать, иногда трудно обсуждать эмоционально острые темы, когда в ходе видео-конференций высказываются различные мнения»

Ну, да. В своего оппонента, которого видишь только на телеэкране, не выплеснешь, к примеру, стакан сока.

В министерстве внутренних дел подсчитали, что при полном переезде в Берлин в Бонне освободилось бы двести тридцать семь тысяч квадратных метров служебных площадей. В Берлине столько же новых создавать не пришлось бы – не будет больше министерских челноков с двумя кабинетами и специальных помещений для видео-совещаний. Экономия вышла бы и еще по одной причине. Германия – страна федеративная с весьма широкими полномочиями субъектов федерации. И в Берлине, в частности, на три меньше чем в Северном Рейне – Вестфалии, где расположен Бонн, официальных и неофициальных выходных и праздничных дней. Вроде бы, мелочь, но пару должностей в штатном расписании можно было бы и сократить.

В пользу полного перевода правительственного аппарата в Берлин высказываются представители всех парламентских партий. Тяжеловес из ХДС, премьер-министр Саксонии Георг Мильбрадт просто недоумевает, почему до сих пор большая часть правительственных чиновников продолжает сидеть в Бонне. В пользу переезда в столицу, заявил он, говорят не только соображения экономии налоговых средств, но и экологии. Ведь курсирующие туда–сюда на самолетах челноки – это повышенный выброс в атмосферу углекислого и прочих вредных для природы газов. Его коллега по партии, депутат бундестага Петер Ржепка не исключает, что уже в текущем легислатурном периоде в парламенте сформируется большинство в пользу пересмотра того закона, сохранившего в Бонне крупный правительственный аппендикс. Мы, мол, тот закон приняли, мы его и отменим. Гезине Лётч из Левой партии – ПДС предусмотрительно пообещала, что её фракция однозначно поддержит решение о полном переезде правительства в Берлин. Замечу, кстати, что тогда – в девяносто первом году – когда бундестаг голосовал резолюцию о том, где быть правительству объединенной Германии, чаша весов в пользу Берлине склонилась именно из-за вотума посткоммунистов. Перевес, если помните, составил всего семнадцать голосов – аккурат столько депутатов ПДС было в том составе бундестага, и все они сплоченно проголосовали за Берлин.

Но есть в политическом бомонде и стойкие противники централизации исполнительной власти в столице. К их числу относиться госсекретарь в министерстве экономики – оно находится в Берлине – председатель парламентской группы депутатов бундестага из Северного Рейна – Вестфалии Петер Хинце:

«Бонн олицетворяет собой политическое, нравственное и экономическое возрождение Германии после кошмара нацистской диктатуры и второй мировой войны. Это нельзя предавать забвению. Бонн – символ современной, европейской Германии, вот мы и решили, чтобы в объединенной стране роль столицы была возращена Берлину, но чтобы и у Бонна осталась важная, центральная функция.»

Против окончательного правительственного переезда в Берлине высказываются и многие радетели германского федерализма. Они опасаются подрыва его основ, если вся власть будет сконцентрирована в столице страны. Но ... капля камень точит. Как резонно заметил управляющий делами боннской торгово-промышленной палаты Михаэль Свобода

«Никогда не стоит говорить никогда. То есть нельзя исключить, что когда-нибудь произойдут какие-нибудь перемены.»

За преодоление правительственного раздвоения теперь высказываются большинство населения Германии, причем, не только на востоке. А на этой неделе пришло сообщение, что и крупнейшая в Европе бульварная газета «Бильд» приняла решение о переносе своей штаб-квартиры из Гамбурга в Берлин. У «Бильд» – завидное чутье. А тем временем некоторые из расположенных в Берлине министерств потихоньку начали расширяться, чтобы заблаговременно создать рабочие места для сотрудников, которые рано или поздно навсегда распрощаются с Рейнской долиной.

Новости «Русского Берлина»

В столичном парке Тиргартен заложен сорокатрехтонный камень-валун. В рамках проекта скульптора-авангардиста Вольфганга фон Шварценфельда в немецкую столицу будут доставлены 5 отобранных и отполированных им каменных глыб, по одной с каждого континента. Два валуна – из Австралии и Америки – уже установлены в Берлине. Третий камень был доставлен с уральских гор.

«Камень из России символизирует Европу... означает мир» (аудиофайл)

объясняет фон Шварценфельд. В основу его проекта легло изречение ветхозаветного царя Соломона – «Время разбрасывать камни, и время собирать камни». Огромный кварцевый кристалл безвозмездно передал скульптору губернатор Свердловской области Эдуард Россель, который лично побывал на торжественной церемонии в Тиргартене.

«Я полечу еще раз в Россию и... оказанную мне помощь» (аудиофайл)

обещает фон Шварценберг. По его словам, уральский камень взят точно с того места, где знаменитый немецкий путешественник фон Гумбольдт почти 200 лет назад обозначил границу между Европой и Азией. Это символ единения не только народов, но и континентов...

Владимир Каминер продал «Родину». Под таким заголовком появилось в одной из берлинских газет сообщение о продаже танцклуба «Родина», которым владел писатель и диск-жокей Каминер. Он опубликовал на немецком языке несколько сборников рассказов из эмигрантской жизни, ставшие бестселлерами. Кроме того, прославился танцевальными вечерами «Руссендиско», где звучит русская музыка и куда с удовольствием ходят немцы. Но собственный клуб у Каминера не пошел.

«Я просто....... достаточно времени» (аудиофайл)

Может, в Берлине просто не нашлось достаточно любителей русской поп-музыки, чтобы ежевечерне заполнять три больших танцзала. Впрочем, Каминер вспоминает о «Родине» с удовольствием.

«За эти 5-6 месяцев................ увидели друг друга» (аудиофайл)

Нагрузка у Каминера, которого называют самым известным русским в Германии, немалая.

«Из всех моих профессий... наиболее близок» (аудиофайл)

Впрочем, от дискотек Каминер не откажется. И в культовом баре «Бургер» в богемном районе Пренцлауэр Берг по-прежнему будут каждую вторую субботу проводиться вечера «Руссендиско» с песнями на русском языке.