1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Правительственное заявление не убедило оппозицию

Канцлеру сегодня приходится отвечать за последствия неверного развития, длившегося несколько десятилетий.

default

Удастся ли Герхарду Шрёдеру осуществить намеченное?

14 марта в повестке дня заседания бундестага, что бывает довольно редко, значился всего один пункт: правительственное заявление федерального канцлера Герхарда Шрёдера и дебаты по нему. Для Шрёдера это правительственное заявление – уже 36-е по счету: именно столько раз он обращался к депутатам с речами, в которых определял курс возглавляемого им кабинета во внутренней и внешней политике. Однако на сей раз к выступлению канцлера было приковано особенно пристальное внимание. Реклама ему была заранее сделана такая, будто канцлер, оказавшись на трибуне бундестага, предложит патентованные решения всех многочисленных и сложных проблем германского общества. Оправданы ли такие ожидания?

Атмосфера ажиотажа

Предстоящее выступление канцлера Шрёдера было на протяжении многих дней главной темой комментариев на внутриполитических полосах немецких газет. Недостатка в спекуляциях, хлестких оценках и ярких эпитетах не было. Бульварная "Бильд", например, накануне правительственного заявление вышла с огромным заголовком: "Последний шанс Шрёдера...". Газета утверждала, что у канцлера осталась последняя попытка переломить ход событий, и потому вся Германия с величайшим напряжением ждет, что скажет Шрёдер в бундестаге. Однако в создании атмосферы ажиотажа виновны не только средства массовой информации. И сам канцлер не упускал случая, чтобы подогреть общественный интерес к своему выступлению 14 марта:

" Мы должны заново отладить системы социального обеспечения, эта задача потребует жертв, многих жертв...", - не уставал повторять канцлер и тоном заговорщика обещал, что подробности он сообщит в своем правительственном заявлении в бундестаге 14 марта. Не отставали от своего шефа и многие ведущие социал-демократы:

" Я могу себе представить, что нас ожидают кое-какие сюрпризы", - заявил, например, накануне речи канцлера, эксперт СДПГ по экономическим вопросам Райнер Вент. Из источников, близких к руководству социал-демократической партии, в газеты просачивались все новые и новые подробности: канцлер намерен сократить сроки выплаты пособий по безработице, коммуны получат от правительства помощь на несколько миллиардов евро, лечение спортивных травм будет исключено из списка бесплатных услуг касс больничного страхования... и так далее, и так далее.

Что сказал канцлер?

Schröder im Bundestag Fernsehgerät

Социально-экономический раздел своего правительственного заявления канцлер начал с перечисления достижений своего правительства. Говорил о налоговой реформе, о государственной поддержке дополнительной частной пенсионной страховки, о принятых законах, нацеленных на либерализацию рынка труда и повышение занятости. Шрёдер вынужден был, однако, признать, что все эти меры пока не дали ожидаемого позитивного эффекта, они явно недостаточны, чтобы оживить экономическую коньюнктуру в Германии. Для вывода страны из кризиса, заявил Шрёдер, требуются более радикальные меры.

" Нам придется, уважаемые дамы и господа, сократить государственные выплаты, повысить личную ответственность и требования к людям. Всем категориям общества придется внести свой вклад и пойти на определенные жертвы во имя процветания страны – и работающим, и предпринимателям, и представителям свободных профессий, и пенсионерам".

Положение безработных ухудшится

Шрёдер назвал некоторые конкретные меры, направленные на снижение кадровых издержек производства и санацию фондов социального обеспечения. На серьезные жертвы придется, в частности, пойти немецким безработным. Шрёдер объявил, что речь идет о сокращении срока выплаты пособия по безработицы для тех кто моложе пятидесяти пяти лет до двенадцати месяцев, а тем кто старше – до восемнадцати. Это необходимо, добавил глава правительства, по двум причинам. Во-первых для того, чтобы держать под контролем кадровые издержки производства, которые растут в том числе и из-за отчислений в фонд страхования на случай безработицы, а во-вторых, для повышения стимулов к поиску работы.

В настоящее время срок выплаты весьма солидного пособия по безработице составляет в Германии до тридцати двух месяцев, а по их истечении неработающий может рассчитывать на сокращенную так называемую помощь по безработице. Это второе вспомоществование, заявил канцлер, будет фактически отменено. Его опустят до уровня социального пособия и совместят с ним. Это означает, что по истечение года или полутора безработный будет переходить в категорию получателя социального пособия, которое позволяет только-только сводить концы с концами.

Болеть станет дороже

Medizin

Для снижения кадровых издержек производства канцлер намерен также добиться сокращения отчислений в медицинскую страховку, которые в настоящее время превышают 14 % зарплаты. С этой целью из каталогов оплачиваемых будет изъят целый ряд медицинских услуг, а пациентам придется самим частично платить за визит к врачу. В числе мер, направленных на прямое повышение занятости, канцлер назвал предстоящую отмену гарантий от увольнений на малых предприятиях и государственную инвестиционную программу размером в пятнадцать миллиардов евро, которые будут потрачены на повышение занятости в коммунальной сфере и строительном секторе.

Оппозиция настроена скептично

Angela Merkel redet im Bundestag

Как и следовало ожидать, выдержанное в привычном для канцлера Шрёдера риторическом тоне полуторачасовое правительственное заявление не убедило парламентскую оппозицию. В частности, председательница Христианско-демократического союза и руководительница парламентской фракции ХДС/ХСС Ангела Меркель, открывшая дебаты по выступлению канцлера, подвела такой итог: " Я могу сказать только одно: переломным моментом для Федеративной Республики Германия это выступление, наверняка, не стало".

Обвинив канцлера Шрёдера в неспособности осознать масштабы кризиса, переживаемого Германией, Меркель заявила, что христианские демократы, располагающие в настоящее время большинством в палате федеральных земель германского парламента – бундесрате, воспользуются своей силой при принятии основополагающих политических решений. В то же время Меркель предложила Шрёдеру от имени оппозиции сотрудничество. По ее словам, блок христианских партий ХДС/ХСС будет кооперировать с правительством там, где сочтет это целесообразным.

Председатель Свободной демократической партии Гидо Вестервелле считает, что слишком лиричная речь канцлера не оправдала надежд, которые люди в Германии возлагали на это правительственное заявление. Вестервелле подверг критике предложения Шрёдера по реформированию систем социального обеспечения и рынка труда, подчеркнув, что канцлер черезчур учитывает интересы профсоюзов и делает ставку исключительно на государство, а не на гражданское общество.

Премьер-министр Баварии и председатель Христианско-социального союза Эдмунд Штойбер нарисовал мрачную картину ситуации в Германии. По его словам, миллионы людей живут в страхе перед завтрашним днем, а обширные регионы страны уже охвачены "глубокой депрессией". Однако канцлер не сделал конкретных предложений по выправлению ситуации, подчеркнул баварский премьер.

Не помешала ли канцлеру реклама?

Итак, правительственный лагерь изложил свою точку зрения, а оппозиция вновь раскритиковала ее. Ничего кардинально нового в бундестаге не произошло. Но стило ли тогда делать такую рекламу правительственному заявлению Шрёдера? Может быть эта реклама только помешала канцлеру и фактически заранее обрекла его предложения по реформам на провал? Может быть не стоило преподносить это заявление как момент решающего поворота? На этот вопрос отвечает Ханс Кляйн-Штойбер профессор политологии в университете Гамбурга:

"Мне кажется, что с этим немного перестарались. Прежде всего потому, что наша политическая система не предусматривает такой возможности, чтобы канцлер в одиночку резко менял курс. Канцлер может выдвигать инициативы, предлагать аргументы. Он должен договариваться с собственной партией и с партнером по правительственной коалиции. И, поскольку важную роль в принятии решений играет также бундесрат, он должен также договариваться с оппозицией в бундесрате. При таких условиях резкие переломы в политике невозможны. Об этом даже и говорить не стоит. Наша политическая система исходит из принципа распыления власти, то есть наделяет правом голоса очень многих, даже тех, кто находится вне фокуса общественного внимания. Поэтому совершенно очевидно, что Шрёдер просто не может ничего решать единолично, потому что в таком случае очень многие начнут ему пакостить, и он, в конце концов, потерпит неудачу".

Что-то должно произойти

Но как будет выглядеть Германия и ее правительство, скажем через полгода, если дальше заявлений о добрых намерениях дело опять не пойдет? Как считает профессор Кляйн-Штойбер, " что-то все-таки должно произойти. И я надеюсь, что эти изменения будут происходить постепенно, а не в последний момент, в попытке что-то подправить и залатать дыры. Я надеюсь, что правительство, все же осознает всю серьезность сложившейся ситуации и займется проведением необходимых реформ. В то же время надо отметить, что эти реформы затронут интересы многих людей, потому что они станут меньше зарабатывать, потому что сократиться размер их будущей пенсии, потому что им придется платить больше в кассы социального страхования. И я уверен, что кризис, переживаемый правительством Шрёдера, не завершится за одну ночь и даже через пол года. Хотя справедливости ради, надо отметить, что Шрёдер сейчас исправляет не только собственные ошибки. Ему сегодня приходится отвечать за последствия неверного развития, длившегося несколько десятилетий".

Геннадий Темненков, Никита Жолквер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст