1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Права человека

11.04.2002

- Сегодня всем должно быть ясно, что мир в этом мире возможен только в том случае, если будут гарантированы права человека. Каждого в отдельности. Права даже самых малых национальных и социальных меньшинств. Сейчас самое время признать, что борьба за мир, которая стала искусством, требует своих героев. Сегодня мы знаем, что выиграть борьбу за мир, а значит и за права человека, значительно труднее, чем выиграть войну.

Заявил Лев Копелев, получая премию за вклад в дело мира. Сказано это было в 1981 году. Тогда слова война и мир и на востоке, и на западе понимали иначе, чем сейчас. Но понимание сути выражений права человека, права меньшинств за эти годы, к сожалению, не изменилось.

Я сказал « к сожалению», поскольку по-прежнему, как и 20 лет назад, к правам человека в России и на Западе относятся по-разному. В очередной раз убедиться в этом можно было, наблюдая за событием, о котором на этой неделе мы говорили уже не раз: в Кёльне в присутствии известных политиков и представителей различных неправительственных организаций московское общество "Мемориал" получило из рук президента Германии Иоханесса Рау "Премию Копелева". Эта торжественная и в полном смысле слова гражданская церемония была буквально соткана из вопросов, символов и неслучайных совпадений, на которые вы, безусловно, обратите внимание, если послушаете репортаж Сергея Мигица.

Для вручения премии был выбран операционный зал кёльнского сбербанка - большой зал, где в обычное время идёт работа с клиентами. Конторские столы и компьютеры сдвинули в сторону. На освободившееся место - по диагоналям зала - чтобы придать интерьеру некую необычность - поставили две сотни стульев. В красном углу - большой портрет Копелева, сделанный незадолго до смерти писатели - здесь он похож на Льва Толстого. Вручение премии Копелева как всегда приурочено ко дню его рождения. В этом году Льву Копелеву исполнилось бы 90 лет. В зале немало журналистов, торжественный акт транслируется первым каналом телевидения Германии. Нет, пожалуй, только журналистов из России - ни ОРТ, ни НТВ, ни РТР, имеющие свои бюро в Германии, не прислали корреспондентов. Столь демонстративное нежелание слушать и рассказывать о внимании запада к российским правозащитникам, придаёт совершенно новый смысл словам, сказанным Президентом Германии на церемонии вручения премии Копелева в Кёльне:

« Только общество, пережившее ужасы диктатуры, может почувствовать истинную ценность таких понятий как свобода, мир, демократия, правовое государство, права человека»

То ли для России всё это не ценности, то ли все уже давно забыли о диктатуре, да и была ли она?

«Права человека - не абстрактное понятие... в странах, где они гарантированы, как, например, в Германии, мы зачастую не отдаем себе отчета в том, какую важную роль они играют в нашей жизни. То же относится и к демократическому государству, как гаранту их соблюдения. Ведь права человека уважаются далеко не везде, и то, что для нас - реальность, во многих странах до сих пор лишь мечта», -

сказал Йоханнес Рау - проповедник, литературовед и Президент ФРГ.

Он лично знал Льва Копелева, посвятившего свою жизнь защите прав человека в Советском Союзе, за что сначала около 10 лет отсидел в тюрьме, а затем был лишен советского гражданства и разделил судьбу многих тысяч диссидентов, потерявших возможность возвратится на родину.

О жизни Льва Копелева в Германии, предоставившей ему убежище, говорили многие, знавшие его люди. Среди них был и председатель телерадиокомпании АРД Фритц Пляйтген:

«Его кельнская квартира на Нойнхёфераллее была своего рода филиалом «Мемориала», его кухня была, мне тогда так казалось, самой большой телефонной станцией в мире, сюда приезжали люди, чтобы рассказать о том, что творится в Москве, Копелев старался помочь всем. Его гости почти всегда оставались у него на ночлег».

Среди присутствовавших в это утро в зале кельнского сбербанка было достаточно людей, на себе испытавших то же, что выпало на долю Копелева. Но это и неудивительно: в своих действиях по отношению к инакомыслящим режим не отличался особым разнообразием методов давления. Льва Копелева советское государство лишило гражданства, когда он уже находился в Германии, получив-таки после многих безвыездных лет разрешение на временный выезд.

Подобным методом пополнялась армия диссидентов и в Восточной Германии. Пример тому - Вольф Бирман, поэт и бард, человек, известность которого в Германии можно сравнить разве что с известностью Владимира Высоцкого в России. Выросший в Западной Германии, но убежденный социалист по взглядам, Вольф Бирман по собственному желанию переехал в Восточный Берлин. Когда за его спиной была возведена стена, разделившая одну страну на две враждебных идеологии, Бирман начал открыто выступать против существовавшего режима. Власти установили запрет на его концерты, и Бирмана, как и Высоцкого в России, просто не пускали в концертные залы. 11 лет длился запрет, а вместе с ним и постоянные слежки и беседы в «штази». В 1976 году Бирману неожиданно разрешили гастрольную поездку в Западную Германию, но как только он оказался на западе, его лишили гражданства ГДР.

«Когда я узнал о приглашении выступить, то спросил у представителя фонда «Льва Копелева» Корна, которого мы всегда называем товарищ Корнов, о том, кто будет присутствовать на встрече, и он ответил мне: «ты не поверишь, приезжает сын Юлия Даниэля, который, в 60-е годы, в течение 5 лет находясь в Гулаге, писал стихи». А я, живя тогда еще в ГДР, переводил их на немецкий, выполняя работу, так называемого «поэтического курьера». А сегодня здесь присутствует еще один такой «курьер», сын Юлия Даниэля, который совершил просто невероятное: ему было разрешено посещать отца в ГУЛаге и оставаться там с ним каждый раз целых 2 недели. И что же Вы думаете, он делал все это время? Он учил наизусть стихи отца и «контрабандой» вывозил их из лагеря в собственной голове. И исключительно благодаря ему я мог получать их в Восточном Берлине. Поэтому сегодня здесь присутствуют два курьера «высшего класса». И я знаю, что надо спеть человеку, который представляет «Мемориал», организацию, не имеющую такой мощной финансовой базы, как наше ведомство «Гаука», но также занимающуюся наследием тоталитарного прошлого. Их и сегодня не гладят за это по головке, а, наоборот, ругают, проклинают и преследуют. Их работа куда сложнее той, которой занимаемся мы, и их ноша куда тяжелее нашей. Но битва за будущее всегда ведется на поле прошлого, независимо от того, в какой стране человек живет».

Получал премию от имени «Мемориала» один из его руководителей - Арсений Рогинский. В своей официальной речи он не ограничился простой благодарностью и общими фразами признательности немецким властям. «Мемориал» вообще с недоверием относится к любой власти. Его сила в его независимости. Говорит Арсений Рогинский:

« В чем задача историка? Выяснить правду о событиях прошлого, собрать факты, верифицировать, систематизировать и проанализировать их, а затем представить обществу. В чем задача правозащитника? В сущности, в том же самом. Только в отношении событий настоящего. Собрать факты, верифицировать, систематизировать, проанализировать и затем представить обществу. Единый подход определяет нашу работу, связанную с защитой прав этнических меньшинств, подвергающихся дискриминации, прав беженцев, прав бывших жертв политических репрессий, нашу просветительскую работу со школьниками, студентами, преподавателями. Он же определяет нашу работу в Чечне и других горячих точках на территории бывшего СССР, а также в исторических архивах, которые вследствие своей малодоступности тоже остаются для нас горячими точками. Смысл нашей деятельности – борьба за правду и право, за демократической будущее страны. Это та самая борьба, которую десятилетиями вели Лев Зиновьевич Копелев и горстка его единомышленников- диссидентов. Мы просто продолжаем начатую ими работу. Поэтому премию имени Копелева мы принимаем с благодарностью, но без смущения».

Создается впечатление, что поле прошлого, как сказал Вольф Бирман, в России уже поросло травой, и никто не помнит или не хочет помнить того, о чем напоминает «Мемориал».

В этом убеждена председатель франкфуртского международного общества защиты прав человека Ванда ван Зидлер:

- Мы видим эту организацию, которую мы очень чтим, как совесть России. Постыдно, что общественная организация выполняет то, что должно выполнять государство, но не удивительно, если взять саму страну. В каждой стране, где не государство служит человеку, а человек должен служить государству. Права человека нарушаются и естественно, когда такие организации несут на своих маленьких плечах тяжелую ношу защиты прав человека в своей стране – в стране, где человек является как бы рабом государства. Эти организации неимоверно важны и выполняют очень важную работу.

Какие процессы, какие события в России вызывают беспокойство, тревогу у международного общества защиты прав человека?

Самое первое, это естественно это война в Чечне и неимоверные нарушения прав человека, которые можно сравнить с геноцидом. Там орудуют эскадроны смерти. Волнует также ситуация со свободой прессы. Один из последних примеров – происходящее сейчас с «Новой газетой». Душат разными методами свободу слова. Ситуация с правами человека в армии. Неимоверно высокий процент смертности призывников в армии, дедовщина, которая процветает как и раньше, и которую стараются теперь скрыть. Ситуация в пенитенциарной системе. Несвободная юстиция. Мы следим за различными процессами, например, Сутягина, Моисеева и в особенности Пасько. Многие судьи под нажимом ФСБ или других ведомств выносят приговоры. У них практически связаны руки, и они не могут свободно выносить приговор. Коррупция, которая как рак проникает во все органы власти. Мы, на Западе все это видим. Улыбки господина Путина не могут затмить его ответственность за ситуацию в стране. Он президент и он главнокомандующий.

А вот как видит ситуацию в России Руслан Горевой - представитель фонда «Защита гласности».

- За два года, которые Путин провел в кресле президента, в стране произошло более 30, а если точнее 37 убийств журналистов, а расследовано из них только три. А срок получил только один убийца. Мы считаем очень серьезной проблемой – экономическое давление. То, что происходит в различных регионах, где с начала года, по нашим данным, закрыто уже 50 газет. Экономическое давление – это введение новой 10-процентной ставки НДС, по инициативе Александра Любимова и Медиа-союза, выполняющего заказ власти. Введение этого налога поставило региональную прессу на грань исчезновения, потому что она не в состоянии конкурировать с крупными центральными холдингами, которые могут платить этот налог, и которые будут всячески интегрироваться в регионы и таким образом, через некоторое время на всю Россию останется несколько газет. В лучшем случае губернатор будет издавать настенный листок. Очень понравилось властям использовать суд. Судья – лицо процессуально независимое, а суд – это демократический институт. Но в результате мы получаем огромные иски, которые превышают годовой бюджет газеты, как это произошло в случае с «Новой газетой», которая получила два иска на 45 миллионов рублей, выплатить которые она просто не в состоянии. Судьи забыли об адекватности преступления и наказания за него. Здесь во главу угла ставится не адекватность наказания, а выполнение задачи по уничтожению газеты. То же самое происходит и с «Новыми известиями». Мы очень рассчитываем на то, что наконец-то будет привлечено внимание европейской общественности к тому, что сейчас реально происходит на информационном пространстве России. А именно, откат к 70-м годам, откат к цензуре.

Похоже, что страна возвращается к тому моменту, когда ее покинул Лев Копелев.