1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Пояс шахида в русской революции 1905 года

Революции неизбежно ведут к террору, - это главный вывод Михаила Осоргина - бывшего эсера, писателя, публициста, высланного большевиками из СССР на "философском пароходе".

Давно в немецких СМИ не появлялось столь однозначно восторженных рецензий на переводы книг, написанных десятилетия назад, как рецензии на романы Михаила Осоргина "Сивцев Вражек", "Свидетель истории" и "Книга о концах". Первый вышел в Германии полтора года назад, два других - только что.

"Сюжеты этих романов великолепно подошли бы для кино", - замечает автор радиостанции Deutschlandradio Kultur, который сравнил манеру изложения Осоргина с киномонтажом. Но больше всего его поразило то, что персонажи его книг - не вымышленные, а реальные люди. Разумеется, без художественного вымысла тут не обошлось, но все равно биографии и судьбы героев Осоргина очень близки к таким историческим фигурам, как, например, Наталья Климова. Она стала прототипом Наташи Калымовой в романах "Свидетель истории" и "Книга о концах". Подростком она плачет после гибели собачки Мушки, раздавленной кучером, а позже становится террористкой, "ангелом смерти", как ее называет другой немецкий рецензент.

Наталья Климова

Наталья Климова

Реальная Наталья Климова родилась в 1885 году в Рязани. Училась в Санкт-Петербурге, в двадцатилетнем возрасте вступила в партию эсеров-максималистов. В 1906 году участвовала в организации покушения на Столыпина. В результате мощного взрыва на даче председателя Совета министров на Аптекарском острове (в "казенный", то есть в приемный день) погибли более 30 человек, еще около 70 были ранены. Пострадали и дети Столыпина. Сам он получил лишь ушибы: спасли генерал-майор, записывавший посетителей на прием и заподозривший неладное, и тяжелая дубовая дверь кабинета.

Очень скоро большинство участников теракта были арестованы, в том числе и Наталья Климова. Ее приговорили к смертной казни, но благодаря прошению отца заменили вечной каторгой. Спустя три года она вместе с другими заключенными-женщинами бежала из Московской губернской тюрьмы. Помогла им надзирательница, бежавшая вместе с осужденными. Михаил Осоргин рассказывает совершенно невероятную историю о том, как его героиня добиралась до Парижа: сначала из Москвы в Сибирь, потом на верблюдах через пустыню Гоби, из Китая морем в Японию, пароходом в Италию и оттуда - во Францию. Самое удивительное, что все это правда, то есть именно так все и происходило на самом деле. В Париже Наталья Климова стала подругой легендарного Бориса Савинкова. Лишь в 1912 году, после рождения детей, она отошла от террористической деятельности. Уже после революции умерла в эмиграции от "испанки". Ей было всего 33 года.

Запах взрывчатки

Подчеркнем все-таки: несмотря на фактическую близость биографий литературного персонажа и известной террористки, это, конечно, разные люди. Михаил Осоргин рисует психологический портрет романтической девушки, уверившейся в том, что революционное насилие - единственно возможный путь к всеобщему счастью, в том, что ради высокой (как представляется ей) идеи позволено все. Наташа Калымова у Осоргина - и богиня, и жертва террора.

Михаил Осоргин

Михаил Осоргин

Еще одна особенность, отличающая жизнеописания реальной Натальи Климовой (их в перестроечное и послеперестроечное время опубликовано в России много) и героини Михаила Осоргина, - точность технических деталей и психологическая достоверность, когда речь идет о подготовке террористических актов. Осоргин пишет даже о запахе мелинита - взрывчатого вещества, которое использовали боевики. Пишет, рассказывая о том, как Наташа Калымова готовит взрывчатку для очередного теракта. Мороз пробегает по коже, когда читаешь сегодня, спустя 80 лет после написания романа, этот эпизод, потому что речь идет о самых настоящих "поясах шахида", и образы фанатичных боевиков-самоубийц поразительно напоминают добровольных смертников Аль-Каиды или "Исламского государства". Эпизод  этот так поразил обозревателя Süddeutsche Zeitung, что он даже назвал свою статью о книге "Запах взрывчатки".

Контекст

Такая фактологическая и психологическая точность не случайна. Михаил Осоргин сам был членом партии эсеров, на его московской квартире проходили тайные встречи ЦК партии, редактировались и печатались воззвания во время вооруженного восстания 1905 года. Вряд ли там готовили бомбы или хранили оружие для терактов: Боевая организация эсеровской партии была тщательно законспирирована даже от членов ЦК, - но какое-то отношение ко всему этому Осоргин, судя по всему, имел. Во всяком случае, в декабре 1905 года его арестовали, и он полгода просидел в Таганской тюрьме. Потом Осоргина выпустили под залог, и он сумел через Финлянию бежать в Западную Европу.

Он вернулся на родину (полулегально) лишь летом 1916 года. После Февральской революции разбирал в составе специальной комиссии архивы "охранки". Выступал против большевиков, захвативших власть в октябре 1917-го, был арестован, освобожден, снова арестован, выслан из Москвы в Казань... Осенью 1922 года большевики вместе с другими представителями либеральной интеллигенции (Бердяевым, Лосским, Трубецким, Франком и многими другими) выслали Михаила Осоргина на так называемом "философском пароходе" из СССР.  Он умер во Франции в 1940 году, успев написать за годы эмиграции несколько интересных книг, в том числе романы, которые завоевывают сейчас немецкого читателя.