1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Почём лишние люди?

Если судить по участившимся в последние недели заседаниям межпартийной коалиционной комиссии, в «святом семействе» Ангелы Меркель не всё в порядке.

03.06.2006

default

Очередной спор возник в связи со стремительно растущими расходами по реформе рынка труда «Харц-четыре». Предполагалось, что на содержание нетрудоспособных и безработных с длительным стажем хватит четырнадцати миллиардов евро в год. На самом же деле в прошлом году неработающие жители Германии стоили казне почти двадцать пять миллиардов, в текущем – по прогнозу – обойдутся уже в двадцать восемь. Как же так? Ведь пособия безработным резко сократили, опустив до уровня социального, которое составляет всего триста сорок пять евро?

Эксперт ХДС/ХСС по вопросам экономической политики Лауренс Майер:

Суммы, выделяемые из бюджета, превысили все разумные пределы того, что закладывало прежнее правительство. Здесь, очевидно, возникла система ложных стимулов.

Майер прав. Авторы реформы серьезно проссчитались, они не учли целый ряд психологических факторов, а также финансовую смекалку любителей поживиться за общественный счет. Начнем с общего числа имеющих право на поддержку со стороны государства, которых здесь считают не по головам, а по так называемым «нуждающимся сообществам». Это может быть и холостяк, и мать-одиночка, и многодетная семья. Таковых на начало реформы было три и три десятых, а теперь – уже почти четыре миллиона. Что, за год с небольшим такая тьма народа в Германии разом обнищала? Да нет. Просто реформа всколыхнула тихий резерв – многие едва сводившие концы с концами стыдились пойти за подаянием в собес, а вот зарегистрироваться на бирже труда не зазорно. Кроме того, авторы реформы почему-то исходили из бескорыстности жителей Германии. Не учли их смекалки и повального желания поживиться за казенный счет. В результате, например, с божьей помощью и при финансовой поддержке государства неработающие совершеннолетние сыновья и дочери начали в массовом порядке съезжать из отчего дома и регистрироваться в качестве «нуждающегося сообщества» в одном лице, получать пособие, дотации на жилье и прочие вспомоществования. В некоторых случаях, даже съезжать от родителей не было необходимости. Достаточно было объявить, что жилье у них ты просто снимаешь. Такие и некоторые другие изъяны реформы живо обсуждались в печати, и только уж совсем ленивые не попытались урвать дополнительный кусочек от общественного пирога.

Теперь - о суммах выплат на каждого. 345 евро в месяц – это по немецким меркам и в самом деле гроши, не зашикуешь. Но ведь это только пособие по безработице. А еще государство оплачивает отопление и саму квартиру, которая – даже самая скромная – стоит, как правило, больше, добавляет на детей, берет на себя расходы, скажем, на коляску для новорождённого или стиральную машину, ну, и так далее. По оценке Герда Ландсберга из союза немецких городов и коммун,

Особенно дорого обходятся расходы на жилье, а также единоразовые выплаты. Мы не сможем финансировать всё это и дальше. Если законодетель не вмешается, то система пойдет вразнос.

В общем и целом среднестатистическая безработная семья с двумя малолетними детьми имеет в месяц, причем, чистыми, без всяких налогов или отчислений в фонды соцстраха без малого две тысячи евро, к тому же две трети из них живыми деньгами. Поверьте, далеко не каждый имеющий в Германию работу получает в месяц столько, чтобы обеспечивать такой уровень жизни себе, своей неработающей жене и двум отпрыскам. Собственно, именно это обстоятельство и вызывает наибольшее недовольство оппонентов реформы Харц-четыре, к числу которых относиться, в частности, председатель ХСС, баварский премьер-министр Эдмунд Штойбер:

Харц-четыре отчасти ставит с ног на голову принцип, согласно которому работающий должен иметь в кармане больше, чем неработающий. Если Харц-четыре в отдельных случаях приводит к тому, что безработный получает денег больше, чем парикмахер, булочник или таксист, то что-то здесь не так.

Еще резче высказался коллега Штойбера, консервативный премьер-министр Гессена Роланд Кох:

Тот кто работает, должен иметь больше того, кто выпал из трудового процесса, хотя мы и предлагаем ему работу.

Уже принятых корректур к реформе, в частности, отмены оплаченных государством отъездов детей от родителей, прекращения выплат тем, кто трижды отказался от предложенной работы, Эдмунд Штойбер считает недостаточным. Он настаивает, например, и на сокращении самих пособий, точнее, на их регионализации, то есть установлении их уровня в соответствие со стоимостью жизни в тех или иных районах Германии. Ясно, однако, что повышать пособие в своём родном, но сказочно дорогом Мюнхене Штойбер не собирается.

Ну, а социал-демократы что же? С их традиционными требованиями социальной справедливости? Они, в общем, тоже не отрицают необходимости определенной корректировки и указывают на уже сделанное, как, например, новый председатель СДПГ Курт Бек:

Я не вижу сворачивания социальных гарантий в том, если говоришь, что нельзя далее допускать, чтобы молодой человек вселялся квартиросъемщиком к собственным родителям с претензией вести отдельное от них домашнее хозяйство под маркой «нуждающегося сообщества».

О кардинальном пересмотре всей реформы немецкого рынка труда социал-демократы пока и слышать не хотят, считая достаточным подправить её там и тут. Еще раз Курт Бек:

Думаю, что размер пособия представляет собой уже сейчас нижайшую ступень. Коррективы нужны там, где речь идет об отзыве услуг вопреки тому, что мы планировали, в частности, об отпочковании новых претендентов на пособия и отказах от предложенной работы.

Ну, а зачем на неё соглашаться, если и на пособие по безработице можно неплохо прожить, если к тому же еще и подрабатывать по-черному, о чем пойдет речь в репортаже Александра Павлова. Он – в качестве наблюдателя – принимал участие в облаве на одной из строек в Берлине. Облава на нелегалов.

Два микроавтобуса, скрепя тормозами, резко тормозят у стройки в берлинском районе Темпельхоф. Из них выскакивают человек пятнадцать энергичных мужчин и женщин в штатском. Они блокируют все входы и выходы на стройку. Рабочие с удивлением наблюдают за непрошеными посетителями, предъявляющими удостоверения инспекторов таможенной службы из отдела по борьбе с нелегальной занятостью. Идет проверка документов у всех присутствующих на объекте. Говорит руководитель операцией, начальник отдела с нелегальной занятостью Юрген Киве:

«Мы боремся с работой по черному. Количество иностранных рабочих-нелегалов, выявленных нами, относительно невелико. Куда чаще мы сталкивается с нарушениями, связанными с незаконным получением социальных пособий или занижением минимальной зарплаты. На стройках нередко работают люди, параллельно получающие социальные пособия, а работающим легально, нередко платят меньше предписанного минимума. В строительной отрасли он составляет 10 с половиной евро в час. Выплата 8 евро в час является нарушением».

И действительно, иностранцы-нелегалы составляют лишь 15 процентов от общего числа работающих по-черному. Количество безработных, получателей социальных пособий или же избегающих налогообложения своей «приятной надбавки к пенсии» пенсионеров, также не превышает пятнадцати процентов. Подавляющее большинство «халтурщиков», согласно исследованиям института немецкой экономики, «подрабатывают» у знакомых или же на месте своей постоянной работы в выходные и сверхурочно, но без оформления надлежащих документов.

Но вернемся на объект в Темпельхофе. У одного рабочего - африканца -отсутствует документ, удостоверяющий его личность. Инспектора сопровождают его в помещение на втором этаже, превращенное во временный «полевой штаб». Здесь уже скучают три молчаливых гражданина Монгольской народной республики, из которых лишь один сносно говорит по-немецки. У монголов оказывается один паспорт на троих. При этом, лицо на фотографии и отдаленно не напоминает кого-либо из них. Инспектора вызывают полицию, которая должны установить личности задержанных. Позже выяснится, что рабочий-африканец из Того в Германии живет и работает легально; он женат на немке. А вот монголы – незаконно. Старший инспектор Юрген Киве поясняет.

«Трое сегодняшних монголов являются, скорее, исключением из правил. Больше всего среди нелегальных рабочих – поляков. Одно время попадалось очень много «чернорабочих» из Украины. Теперь их число значительно сократилось. Нелегальные гастарбайтеры-белорусы практически не встречаются. Число россиян тоже невелико».

Большинство сигналов в инспекцию по борьбе с незаконной занятостью поступает от фирм, которые доносят на своих конкурентов и бывших сотрудников.

«Нередко бывает так: человек работал в фирме, со скандалом уволился, дело попало в суд, обязавший фирму выплатить своему бывшему работнику неустойку. Фирма узнает о том, что тот устроился на работу по-черному, и заявляет на него куда следует, во избежание выплаты неустойки. Бывает, что доносят на работодателя и бывшие недовольные сотрудники».

По подсчетам экспертов, в результате деятельности нелегалов на рынке труда ежегодный ущерб немецкого государства составляет 75 миллиардов евро. А по словам Юрген Киве, на каждого пойманного «чернорабочего» приходится несколько тысяч не пойманных.

Фолькер Бек – о правах российских геев и лесбиянок.

Вчера в четырех немецких городах, перед российскими консульствами в Гамбурге, Бонне и Мюнхене и перед посольством Российской федерации здесь в Берлине прошли митинги протеста против притеснения в России представителей сексуальных меньшинств. Поводом послужили известные события в Москве в прошлую субботу, когда при попустительстве, а порой и деятельном участии милиции бритоголовые фанатики устроили охоту на делегатов международной конференции в защиту сексуальных меньшинств и расправу с ними.

Перед российским посольством на бульваре Унтер-ден-Линден собралось человек двести. Сюда пришли не только активисты немецкого союза геев и лесбиянок, но и представители всех ведущих немецких политических партий, профсоюза полицейских и работников сферы услуг, депутаты германского бундестага. В толпе я заметил и Фолькера Бека, управляющего делами фракции «зеленых» в бундестаге с пластырем на лице. Фолькер Бек был одним из пострадавших в прошлую субботу в Москве. Ему досталось и от русских неофашистов, и от ОМОНА. Я спросил, как он оценивает происшедшее, можно ли на основании того инцидента сделать выводы о соблюдении прав человека в России вообще:

(…)

Если не соблюдаются права человека одной группы людей, надо исходить из того, что тоже самое относится и к другим группам. Мы многое слышим об этом от российских правозащитников, тех, кто выступает против войны в Чечне, союза солдатских матерей, вообще от людей, позволяющих себе критиковать Кремль. Всем им нелегко довести их альтернативную точку зрения до сведения общественности.

(…)

Электронные средства массовой информации практически полностью находятся под коонтролем государства, чуть больше плюрализма в печати, но и свобода газет ограничена. По свидетельству российских правозащитников, им крайне трудно получить разрешение на проведение демонстрации. В России нет правового государства. А ведь в конечном счете гарантия мирного развития России - в соблюдении принципов правового государства.

Россия подписала европейскую хартию прав человека, которая тем самым стала и внутрироссийским законом. Значит, все государственные органы власти, начиная с Путина, обязаны его соблюдать. Но это не так в России, что можно констатировать во многих сферах. Считаю, что мы, демократы вместе с российской оппозицией обязаны выступить против такого положения. Право на существование имеют любые точки зрения. Совсем не обязательно любить геев и лесбиянок, - это однозначно разрешается - но уважать права человека необходимо.

Заявил в интервью нашей радиостанции управляющий делами фракции «зеленых» в бундестаге Фолькер Бек.