1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Почём в Германии маляр?

23.03.2006

Сегодня у нас целых три темы: мы подсчитаем, сколько стоит в Германии маляр, посмотрим, как заставить начальство быть попроще, чтобы, значит, народ к нему потянулся, а ещё попробуем разобраться, почему немцы всё меньше ходят в кино. Вот, давайте, по порядку и начнём. Немцы активно осваивают новые, зачастую совсем не смежные профессии. Поклеить обои, починить в кухне кран - раньше для этого вызывали маляра или сантехника. Сегодня всяк, кто может, действует по принципу «сделай сам!». И вот, почему:

Почём в Германии маляр?

В субботу в магазине стройматериалов полно народу. Перед стеллажами с красками стоит дама средних лет. Обои у неё в квартире ещё хорошие, от стен не отстают, но надо бы колер обновить. Впервые она решила это сделать сама. А почему бы не нанять профессионала?

«А у меня на это денег нет. Лучше уж я сама попытаюсь. Ну, хорошо, мастер наверняка бы лучше сделал. Но это вопрос денег. Знаете, если бы у меня была роскошная квартира, там, с антикварной мебелью и всё такое, тогда бы я наняла специалистов. Но я живу средненько, без затей, мне и так сойдёт. Не такое это хитрое дело, валиком потолок и стены покрасить. Глаза боятся, руки делают».

Давайте считать. В среднем по Германии работа маляра обходится заказчику в 43 евро в час. Но не думайте, пожалуйста, что все маляры здесь - миллионеры. 6 евро тут же уходят в государственную казну - это налог на добавленную стоимость.

12 евро - социальные отчисления, то есть больничное и пенсионное страхование, страхование по безработице. Причём это только та, часть, которую вносит во все эти фонды работодатель. А ему ведь ещё и отпускные своим работникам надо платить.

Примерно 13 евро - это текущие расходы: арендная плата за помещение, отопление, электричество, телефон, транспорт, реклама….

Самому маляру остаётся всего-то около 12 евро в час. Но и из этих денег он должен платить налоги и страховки. «Чистыми» получается всего-то 9-10 евро в час. Это, конечно, примерная калькуляция. Кто-то умудряется зарабатывать больше, кто-то - меньше. И всё равно конкуренция на рынке ремесленных услуг огромная, жалуется хозяин малярной мастерской в Мюнхене Раймунд Мюллер:

«Крутиться надо. У меня в фирме удержаться может только тот, кто работает много и быстро. И год от года работать надо всё больше и всё быстрее. Я не злодей какой-то, но кто не справляется, того приходится увольнять».

Заказчика все эти проблемы не интересуют. Он получает счёт за выполненную работу и в ужасе хватается за голову: от 40 до 50 евро за час! Да это же форменный грабёж. Вот многие и пытаются либо справиться своими силами, либо пользуются рецептом вот этого молодого человека:

«Это же невозможно. Это никто не в состоянии оплатить. Ну, если сам не умеешь что-то делать, надо друзей и знакомых поспрашивать. Всегда найдётся мастер, который всё профессионально и без бумажной волокиты сделает».

«Без бумажной волокиты» - это такая стыдливая подмена понятий. А прямым текстом надо говорить «нелегально», в обход налогового ведомства. Объём такой нелегальной работы в Германии достигает 350 миллиардов в год. А вот в легальном секторе ремесленных услуг грозят дальнейшие сокращения. По оценкам экспертов в этом году лишатся работы до 70.000 человек.

Ну, ясное дело, если обычная стрижка изрядно поредевшей мужской шевелюры в парикмахерской стоит около 20 евро, то дешевле за 10 евро машинку купить, и самому себя стричь. Пусть даже кое-где вихры остаются. Но это я что-то на отсебятину сбился. А на очереди у нас следующая тема: как научить больших начальников, менеджеров и боссов рассмотреть за бизнес-планами, биржевыми индексами и прибылями простого человека?

Будь попроще, и народ к тебе потянется

В столовой, как всегда, шумно. На столе - фрукты, печенье и кофе. В этом доме евангелическая церковь Берлина опекает людей с умственными недостатками. За столом сидит и Бербель Ханн. Но она - не пациент и не воспитатель. Она - начальник отдела в крупной риэлторской компании. Сюда её направили на практику. Задание простое - говорить и, самое главное, слушать.

«Мы живём в другом мире, в мире цифр и показателей. А здесь чрезвычайно важно общение с людьми. Ох, сколько же надо терпения, сколько времени! Я привыкла, что мои сотрудники должны точно понимать и выполнять мои указания. А тут я поняла, как важно выслушать человека, просто поговорить с ним, убедить его. Говорят ведь, что толку с хорошего запевалы, если хор другую песню поёт. С начальством то же самое: будь ты хоть семи пядей во лбу, если сотрудники тебя не поддержат, успеха не жди».

Проект, в котором участвует Бербель Ханн, называется, как бы это поближе к смыслу перевести, «смена роли». Суть его заключается в том, что крупных менеджеров на неделю посылают в какое-нибудь социальное учреждение. Причём не бесплатно - фирма за такую стажировку платит 2000 евро. 600 из них отчисляются в пользу того самого социального учреждения, где побывал стажер. Но деньги никого не пугают, у фирм другие проблемы, говорит руководитель проекта Мара Хёль:

«Вы знаете, многие фирмы говорят, да, мы понимаем, как это важно и интересно, но тут же следует «но». Но где же взять время, чтобы один из наших топ-менеджеров целую неделю не работал, а занимался самоусовершенствованием? Эти люди получают огромные зарплаты, они должны работать за свои деньги. Многие просто не понимают, что такая логика ведёт в тупик, из которого мы и предлагаем выход».

Вот так и получается, что до сих пор в Берлине в проекте участвовали всего 14 менеджеров. Среди них был и руководитель берлинского бюро международной консалтинговой фирмы «АПКО» Бернд Вильмер. Он ровно неделю проработал в хосписе для смертельно больных детей:

«Я не могу сказать, что я стал совершенно другим человеком, нет, но я сам за собой замечаю, что больше говорю с моими подчинёнными, пытаюсь вникнуть, а может быть, он так себя ведёт, потому что у него дома проблемы? Раньше у меня был строжайший закон: личные проблемы оставляй перед входом в фирму. Тут тебе не детский сад, а я - не психотерапевт. Но сотрудник, он ведь тоже не просто должность, не просто функция, он человек. Теперь-то я это понимаю».

Ну, а пока наши начальники скоростным методом очеловечиваются и приучаются подчинённых тоже людьми считать, мы с Вами отправимся в кино. Но не удивляйтесь, если сидеть мы будем в полупустом зале:

Сделайте мне кино!

В одной руке ведро с попкорном, в другой - стакан с пивом или колой, перед глазами - гигантский экран. Подавайте мне звёзд! Хочу, чтобы мне сделали кино! Но какое кино предпочитают немцы?

«Экшн, потому что другие фильмы скучно смотреть, там ничего не происходит».

«А я люблю литературные экранизации, потому что я книги читаю до фильма. И мне интересно, насколько фильм отличается, как режиссёр понял роман, который я уже прочитала. А ещё - комедии, потому что я смеяться люблю!»

Это голоса случайно выхваченных из толпы любителей кино. Но есть и объективные данные. Самыми кассовыми фильмами в прошлом годы стали в Германии кино-эпопеи про «Гарри Поттера» и «Звёздные войны». Много трюков, много специальных эффектов, хорошо смотрится на большом экране, да ещё и с объёмным звуком. А вот сколько смысла в этих блок-бастерах из разряда «фэнтэзи» - судите сами. Во всяком случае, в Германии их посмотрели 13 миллионов зрителей. Вообще, Голливуд давно и всерьёз завоевал киноэкраны в Германии. Поэтому эксперты рады даже малейшим успехам немецких фильмов. Например, руководитель Европейского института средств массовой информации Джо Грёбель, считает прошедший год удачным для немецкого кинематографа:

«В Германии в последние годы отмечается интерес к собственной истории. Возьмём хотя бы фильм «Бункер» или, как его ещё называют, «Закат» о последних днях Гитлера. Можно, конечно, спорить о его исторической достоверности и художественных достоинствах, но кассовые сборы были рекордные для немецкого фильма. Или вот лента «Гуд-бай, Ленин» о воссоединении Германии. Сейчас многие режиссёры находят какие-то свои сюжеты, свои подходы к таким темам. Причём не забывают приправить их щепоткой юмора, эротики, романтики, чтобы они и массовому зрителю пришлись по вкусу».

Но ни буйный голливудский «Экшн», ни скромный немецкий юмор на экранах положения не спасают. Зрителей в кинотеатрах из года в год становится всё меньше. В прошлом году билетов в кино было продано на 18 процентов меньше, чем в предыдущем. Играет свою роль и цена билета - от 4 евро на дневной сеанс в будние дни до 10 евро в выходные и праздники. Но главное - даже не бережливость, а леность зрителей. Зачем идти в кино, когда практически любой фильм, пусть даже с некоторым запозданием, можно спокойно посмотреть на своём диване? Видеотека есть на каждом углу, а вся воспроизводящая техника, даже с объёмным звуком, день ото дня дешевеет. Поэтому и приходится владельцам кинотеатров придумывать всё новые способы привлечь зрителей. Эти и занимается сотрудник маркетинговой фирмы «Будущее кино» Ян Эстерлинг:

«Программа кинотеатров в последние годы выглядит совсем не так, как многие себе это по старинке представляют. В кинозалах регулярно проходят лекции. Или вот новая форма: прямая трансляция концертов. В прошлом году Робби Уильямс давал концерт в Берлине, и мы устроили прямую трансляцию в 4 кинотеатра в разных концах Германии. Залы были полны. Или чемпионаты по компьютерным играм, когда можно наблюдать за игроками на большом экране. Кинозалы прекрасно для этого подходят. Так что не надо хоронить кинотеатры».

Передачу мне помогли подготовить Карстен Бёне, Андрее Кальбе и Марьям Бонакдар.