1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Почитание Богоматери в Православии

default

Святая Богородица не раз спасала Русь.

"Вся тоска страдающего человечества, все умиление перед миром божественным, которые не смеют излиться перед Христом в силу религиозного страха, свободно и любовно истекают на Богоматерь. Вознесенная в мир божественный до неразличимости с небесным Богом, Она, с другой стороны, остается, в отличие от Христа, связанной с человечеством, страждущей матерью и заступницей", -пишет религиозный писатель Георгий Федотов в своей книге "Стихи духовные".

Да, действительно, Богоматерь остается связанной с нашим миром, правда, не в отличие от Христа, но в единстве со Христом, вместе с Отцом Небесным и Духом Святым, однако Она связана с миром и нами по-особому, как по-особому Она дает просиять в себе всей Пресвятой Троице. Тайну Божию, превосходящую даже ангельское разумение, Богородица делает близкой, интимной, материнской. И потому Православие неразрывно соединено с почитанием Божией Матери. Это почитание обусловлено самим церковным бытием, пронизанным вечным удивлением перед чудом Воплощения. Именно в Богоматери раскрывается все милосердие Божие, направленное на то, чтобы "взыскать и спасти" страждущую человеческую природу. И вместе с тем Богоматерь сама являет собой эту природу, очищенную и преображенную Христом Спасителем.

Столь частое и горячее обращение к Божией матери может показаться странным. Ведь Священное Писание не содержит в себе развернутого учения о Ней, а Символ Веры, хоть и упоминает о Марии Деве, но провозглашает прежде всего веру в Пресвятую Троицу. И тем не менее, все Писание, если читать его сердцем, просвещенным светом Христовым, прикровенно говорит и о Деве Марии. Мы узнаем Ее присутствие повсюду: в образе земного рая, в истории Евы, в повествовании о Ноевом ковчеге, в неопалимой купине.

"В Марии разъясняются все тайны темных пророческих книг," - говорит святой Ефрем Сирин, - "Из Нее восходит солнце правды и при восходе своем освещает всю землю... В Марии осуществляются все символы, раскрываются все знамения, все пророчества находят в ней свое исполнение".

Из Ветхого завета эти символы переходят в Новый, но здесь они раскрывают себя во всей полноте, приобретают новый смысл, ибо исполняются во Христе. Нам не нужно более узнавать Богородицу в пророческих иносказаниях, ибо Она уже явлена миру, и нам, принявшим откровение Бога во Христе, надлежит исповедовать, воспевать и изображать Ее как Матерь Господа нашего, "нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего с небес и воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы", как говорит наш Символ Веры. И спасение наше совершается во Христе, но не помимо Марии, а в Ней и с Ее помощью и заступничеством...

Спасение - это встреча милующей благодати Божией с человеческим желанием служить Богу и жить согласно воле Его, и происходит оно в Церкви Христовой. Когда мы думаем о спасении, нас поражает невидимая, но несомненная аналогия между образом Церкви и самой Пресвятой Девой Марией. Во всех ее образах, словесных, иконописных, догматических всегда отражается образ Церкви как место таинственного соединения божественного и человеческого. Мы узнаем Богородицу в Церкви и Церковь в Богородице, ибо все пророческие знамения, исполнившиеся во Христе, относятся к ним обеим. Такова древняя святоотеческая традиция, продолжающаяся и до наших дней.

Матерь Божия - это и первообраз самой нашей веры во Христа. Она - Мать ее и своим материнством Мария открывает также "материнство" самой нашей души, принимающей Духа Святого и рождающей из глубины своей Слово Божие. Она рождает его из тишины, которая окутывает всякую душу, пребывающую наедине с Богом.

"Начальника тишины родила еси", - говорится о Христе в одном из песнопений, обращенных к Богородице. Когда Бог касается души, она останавливается в молчании и благодарном изумлении. И тем самым таинственно уподобляется самой Матери Божией.

Рождество Спасителя, Ее присутствие в Его жизни, Ее стояние у Креста, Ее земная жизнь после Воскресения и Вознесения, само Успение ее - все это окружено безмолвием. Безмолвие это священно. Оно наполнено неслышной и непрестанной молитвой, которая словно передается нам, верующим в Сына Ее. И эта молитва дает начало почитанию Богородицы, поклонению Ей, молитвенному воспеванию Ее, которое имеет очень древние истоки. Из безмолвия Матери Божией рождаются нескончаемые и неиссякаемые потоки славословий, во исполнение пророчества, произнесенного Ею самой: "Отныне будут ублажать Меня все роды".

Так органически из Священного Писания, сначала прикровенно, а затем открыто свидетельствующего о Богородице, вырастает Священное Предание, прославляющее ее в своем созерцании и опыте.

Одно из самых первых упоминаний о Богоматери, принадлежащих уже не Писанию, а Священному Преданию, мы находим у священномученика епископа Игнатия Антиохийского в начале второго века. Это упоминание удивительно тем, что оно вырывается совершенно непроизвольно. Ему словно открывается тайна Пресвятой Девы, тайна, невидимая этому миру и "князю его". "От князя века сего", - пишет святой Игнатий, - "было сокрыто девство Марии и Ее деторождение, равно и смерть Господа, три достославные тайны, совершившиеся в безмолвии Божием".

Это свидетельство драгоценно для нас не только своей древностью, но, прежде всего, своей духовной подлинностью и достоверностью: приснодевство Марии, Рождество Сына Божия, Его смерть и Воскресение суть три тайны, сокрытые от плотских глаз, но открывающихся вере" в безмолвии Божием".

Это безмолвие наполняет собой безмолвие Богоматери. Ибо когда говорит Дух, человеческая душа молчит. Вот почему преподобный Серафим Саровский называл молчание "таинством будущего века". Но здесь, в веке сем, молчание не может не наполняться человеческими словами. Словами богословов, словами церковных поэтов, словами бесчисленных молитв, вырывающихся из верующего сердца. Святой Ириней Лионский, немногим более старший Игнатия, также священномученик, впервые находит сравнение, которое станет затем классическим для всего последующего богословия.

Как Ева через непослушание содействовала падению человеческого рода, так Мария через послушание открыла путь к спасению его. Одна Дева исправляет то, что совершала другая. И потому Дева Мария именуется также Новой Евой, как Христос - Новым Адамом.

Лик Богородицы в Православии имеет множество выражений, множество образов, связанных и находящихся во взаимодействии между собой. Можно сказать, что в духовном опыте Православия при сохранении строгой христоцентричности развилась особая духовность почитания Богородицы. Ведь Пресвятая Дева Мария, прежде всего - та, Кто родила Спасителя мира, и как Мать она предстательствует перед ним за весь род человеческий. И это ее предстательство и заступничество наполнило собой весь неизмеримый духовный опыт Православия.

Прежде всего, что означает сам термин или, скорее, словесный образ: "Богоматерь"? Этот образ был торжественно провозглашен в качестве обязательного догмата на Третьем Вселенском соборе в Эфесе в 431 году. Догмат в Православии играет роль защитника правой веры, ограждающего ее от лжетолкований. Принятию этого догмата предшествовала длительная борьба между сторонниками православия в лице Кирилла, епископа Александрийского, и Нестория, патриарха Константинопольского. Как и все еретические учения, доктрина Нестория была совершенно логична и рациональна: Слово Божие, утверждал Несторий, не нуждалось в девяти месяцах, чтобы сформироваться в материнской утробе. Бог воспользовался Марией как "инструментом" для чуда воплощения, но как только чудо совершилось, "инструмент" был отложен в сторону. И никакой "инструмент" не может быть объектом поклонения.

Однако Отцы Собора приняли учение Кирилла Александрийского, и потому до сих пор мы исповедуем Святую Деву Матерью Божией, в которой воплотилось и вочеловечилось Слово Божие, сделав Ее навеки живым Святилищем Бога Живого. Кроме провозглашения Пресвятой Девы Марии Матерью Божией Православная Церковь больше не провозглашала никаких новых мариологических догматов. Это не значит, что она удовлетворилась своего рода "догматическим минимумом". Но она навеки определила наше видение роли Пресвятой Девы, открыв простор литургическому, молитвенному и духовному творчеству.

Смысл соборного решения заключается в том, что истина о Христе облекает своим светом также и истину о Его Матери, и это свет неразделен и неразложим; там, где мы произносим имя Христово, мы вспоминаем и о Матери Его, там, где мы воспеваем Мать, мы исповедуем нашу веру во Христа-Спасителя.

И всякий раз, когда мы молимся о том с верой и любовью, мы знаем, что наша молитва исполняется. Ибо любовь и вера есть дар Сына Божия, который всегда посылается нам из рук Матери.