1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Почему Шарону нельзя того, что можно Путину?

Российские войска творят в Чечне всё то, что Шарон творил бы на Западном берегу Иордана и в секторе Газа, если бы мировая общественность ему не мешала.

default

Дженин, конец апреля 2002 года

Американская газета «Вашингтон пост» опубликовала комментарий, озаглавленный «Чеченцы и палестинцы: Путин может громить, а Шарон – нет?»:

Сидя в Москве на безопасном расстоянии от ближневосточного кризиса и наблюдая за усилением нажима на Израиль, – недоброжелательная комиссия ООН, требования созвать международную конференцию, разговоры о применении санкций со стороны ЕС, – президент России Владимир Путин, вероятно, когда этого никто не видит, довольно ухмыляется. Если израильский премьер Шарон подвергается резкой критике за использование борьбы с международным терроризмом для нападений на мирное палестинское население и на администрацию Палестинской автономии, то Путину почти точно такие же преступления легко сходят с рук. После 11 сентября и Путин, и Шарон пытались убедить мир в том, что мусульманские национальные движения, ведущие борьбу за прекращение военной оккупации России – в Чечне и Израиля – на Западном берегу Иордана и в секторе Газа, ничем не отличаются от террористов бен Ладена и заслуживают к себе такого же отношения.

С начала года российские военные проводят в чеченских деревнях кровопролитные операции, но общественность как в самой России, так и за границей практически игнорирует их

Присутствие израильских войск в городах на Западном берегу Иордана постепенно превращается в военную и политическую проблему. Убийство в Дженине нескольких десятков палестинцев – мирных жителей и, возможно, боевиков – привлекло гневное внимание госсекретаря ООН Кофи Аннана. Арафат сейчас занимает и среди палестинцев, и за границей более прочные позиции, чем до начала израильской военной операции. И попытки Шарона возобновить переговоры с ним обречены на провал. Некогда прочные отношения с администрацией президента Буша становятся всё более напряжёнными; израильская разведка считает, что палестинские бомбисты-самоубийцы скоро снова дадут о себе знать.

Что же касается военных операций, которые Путин проводит сейчас в Чечне, – некогда светской и демократической республике – то они в политическом отношении становятся всё более лёгкими. И хотя с начала этого года российские военные проводят в чеченских деревнях жестокие и кровопролитные чистки, общественность как в самой России, так и за границей практически игнорирует их. На прошлой неделе в Израиле побывали более тысячи журналистов, в Чечне – один-два.

Израиль за последние 8 лет осуществил только одну чистку, российские же войска в чеченских посёлках с сентября 1999 года – 55 – и куда более кровопролитных

Дела у Путина идут так хорошо, что он даже счёл возможным объявить, что война в Чечне закончилась, что военная часть операции завершена. Это, конечно, неправда, но Путин может не волноваться. Кофи Аннан не собирается направлять в Чечню делегацию ООН. Российские войска творят в Чечне всё то, что Шарон творил бы на Западном берегу Иордана и в секторе Газа, если бы мировая общественность ему не мешала. Так, гражданские и нерелигиозные чеченские лидеры уже давно либо убиты, либо отправлены в эмиграцию, либо были вынуждены уйти в подполье; чеченская администрация разгромлена, на её место посажены новые промосковски настроенные лидеры. Чечня наводнена российскими и пророссийскими силами безопасности, большая часть мирного населения изгнана из городов. Израиль за последние 8 лет осуществил только одну чистку – в лагере для беженцев в Дженине. Российские же войска осуществили с сентября 1999 года – 55, причём, куда более кровопролитных чисток в чеченских посёлках. И тем не менее, Путин так же, как и Шарон далёк от победы. Так, чеченское движение сопротивления теперь децентрализовано, мелкие сильные группировки распространились по всей стране. Даже если Москва договорится с теми, кто остался от прежнего руководства, осуществить эти договорённости будет невозможно. Марионеточное правительство не в состоянии контролировать ситуацию, деньги, выделяемые на восстановление в Чечне инфраструктуры и оказание помощи беженцам, исчезают бесследно. Война продолжается, в среднем каждый день гибнет один-два российских солдата. Эта война затянется на долгие годы, если Россия не прекратит её в одностороннем порядке. Мировая общественность пресекла действия Шарона, предоставив Путину карт-бланш. России, тем самым, оказана медвежья услуга.

Контекст