1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Почему учителя из республик бывшего СССР не востребованы в Германии?

18.09.2003

В Германии учитель получает статус государственного чиновника и потому должность учителя в школе считается престижной. Тем не менее, в федеральной земле Северный Рейн - Вестфалия учителей катастрофически не хватает. Как заявил премьер-министр земли Пеер Штайнбек, дефицит сеятелей «доброго, разумного, вечного» составляет в Северной Рейн-Вестфалии десять тысяч человек.

Почему германские чиновники, несмотря на дефицит специалистов, не желают воспользоваться услугами учителей из республик бывшего Советского Союза? Тему продолжит Александр Павлов

Сотрудники министерства образования в Дюссельдорфе усердно разрабатывают программы по решению этой проблемы. Покончить с дефицитом учителей они должны за пятилетку, не в последнюю очередь благодаря переквалификации безработных.

А вот Эдгар Флик, председатель кельнского общества по интеграции российских немцев с высшим образованием (Verband zur Integration der Russlanddeutschen Wissenschaftler und Akаdemiker, - сокращенно IRWA) мягко говоря, возмущен тем, что в данном случае абсолютно не учтен учительский потенциал переселенцев из стран СНГ, которых:

«По нашим данным, в Германию за последние десять лет приехало сорок тысяч человек. Больше всего они сосредоточены в четырех землях, - Северной Рейн-Вестфалии, Баден-Вюртенберге, Нижней Саксонии и в Гессене. Здесь из 220 000 специалистов с высшим образованием и 37 500 научных работников. Учителей, например, в Северной Рейн-Вестфалии – 8 700 при наличии незанятых учительских мест – 10 000».

При этом, правда, Эдгар Флик критично замечает:

«Пусть это будет половина. Некоторые из наших учителей плохо знают немецкий язык. Это следует признать. Но это можно исправить. Во-первых, половина из них знает хорошо немецкий, это видно по тому, как они обращаются к нам с письмами и по телефону. Ну, а если половина знает недостаточно, то можно сделать им ускоренные курсы. Им не надо годами учиться языку, у них есть база».

Однако для переселенцев из Восточной Европы, в частности, из стран СНГ, стремящихся стать учителями в Германии, существуют особые правила, которые не касаются тех, кто родился в этой стране. Говорит сотрудник, окружного управления по вопросам школьного образования в Детмольде господин фон Дален.

«Люди, работавшие учителями в СНГ, закончившие там пединститут или университет, могут подать заявление на место учителей. Однако сначала они должны получить подтверждение своих дипломов. Как это делается? Проживающие в нашей земле, Северном Рейне- Вестфалия, могут позвонить мне, сообщить свое имя, фамилию и свой адрес, по которому я вышлю необходимые формуляры. Все необходимые документы следует прислать по почте. Они будут проверены, после чего заявитель получает письменное уведомление о результатах проверки».

Ежегодно фон Дален проверят около 1200 подобных заявлений.

В теории, по словам чиновника, все прекрасно и идеально. А вот на практике данный процесс отнюдь не выглядит радужно. К примеру, сорокасемилетняя Екатерина Фогель из Казахстана называет свой опыт поиска учительской работы в Германии «хождением по мукам». Она уже от отчаяния собиралась стать продавцом цветов. Но ее туда не взяли. Как потом объяснили знакомые немцы: «Хозяин думает, что раз ты по образованию учитель, то чересчур умна для того, чтобы быть цветочницей». А ведь Екатерина учитель двух дисциплин, - физики и математики.

«Я решила вернуться к своей профессии, которая у меня была в Казахстане. Здесь я закончила университет. Сейчас я нахожусь на втором этапе, - мне нужно получить разрешение, а этот этап, так называемый «форберайтунгсдинст». Нужно иметь хорошее свидетельство об образовании, немецкое гражданство, а потом еще всплывает, что нужно сдать экзамен на знание языка. Перед тем, как поступить в университет, я такой экзамен сдала, меня в университет зачислили, я его закончила, сдала письменный и устный государственные экзамены. С хорошим средним баллом, – 1,7».

После этого можно уже подавать документы в окружную управу, вроде российского ОБЛНО, которое в Германии называется «Бецирксрегирунг». Ан, нет! Оказывается, помимо подтвержденных дипломов и прочих документов следует еще предоставить и документ о прохождении еще одного языкового теста, включающего проверку правописания, сочинения, разбор текста, плюс собеседование. Если такой экзамен сдаешь на оценку «хорошо», то тогда появляется возможность идти учиться дальше. Если полученная оценка ниже, то следует еще раз сдавать экзамен. Назначает экзамен министерство культуры, а принимают его в Ганновере на специальном семинаре учителей немецкого языка. Затем данный документ предоставляется в окружную управу, где на его основе выделяется учительское место. Появился этот языковой тест относительно недавно. Переселенцев «де факто» приравняли к живущим в Германии иностранцам, говорит чиновник фон Дален:

«Учителя в немецких школах должны очень хорошо владеть немецким языком. Мы установили, что в последние годы уровень знания немецкого языка среди возвращающихся на историческую родину немцев-переселенцев из стран Восточной Европы значительно упал. Поэтому признание дипломов учителей из России и СНГ также связано с успешным прохождением ими коллоквиума по немецкому языку. Экзамены сдаются в специальном ведомстве по сдаче экзаменов (Prüfungsamt) в Бохуме. Дипломы подтверждаются тем, кто успешно сдал этот экзамен».

А вот Екатерины Фогель на данную проблему свой взгляд, существенно отличающийся от позиции немецкого чиновника.

«Причины и объективные, и субъективные. Точно такие же как были у нас там в СССР. Были же какие-то условия, но немецкая национальность нам всегда мешала. Точно также и здесь. Узаконенных норм или положений нет, чтобы нас не брать на работу. Но, по-моему, все-таки какие-то субъективные чувства к этому есть».

Это был репортаж Александра Павлова. А теперь к другой теме.

Гамбриэле Кётшау, вице-президент парламента федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, депутат Ландтага от социал-демократической партии отвечает за проекты по сотрудничеству с Калининградской областью, Беларусью и республиками Центральной Азии. Она изучала славистику и защитила диссертацию по праву в Советском Союзе. Сегодня она поддерживает оппозицию в Беларуси и устанавливает контакты между немецкими и калининградскими больницами и вузами. Среди действующих проектов, например, обмен визитами между парламентариями Калининграда и Киля. Благодаря партнерским отношениям между землёй Шлезвиг-Гольштейн и Калининградской областью, каждый год по 2 депутата с каждой стороны приезжают в гости и живут в семьях у коллег. Они посещают предприятия, школы и детские сады, устанавливают партнерские связи и контакты между различными социальными учреждениями. Во многом это удается благодаря личному энтузиазму Гамбриэле Кётшау. С ней встретилась моя коллега Екатерина Филиппова.

В Беларуси Гамбриэле Кётшау побывала впервые 7 лет назад, когда в качестве председателя общества дружбы занималась организацией Дней культуры федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн в Минске.

"Я думаю, что относительно высокий уровень жизни на Западе - это совсем не наша заслуга, и, в каком-то смысле, мы этого не заслужили. В свою очередь, люди из Восточной Европы не виноваты в экономических трудностях, которые переживают страны бывшего соцлагеря. Отсюда и желание помочь. С одной стороны, оно происходит из ответственности за разрушения, нанесенные войной. В то же время, это и естественное стремление протянуть руку помощи. При этом я считаю, что мы можем не только помогать, но и многому научиться. Поэтому я стараюсь доносить до людей на Западе, что существует и другая жизнь и другие отношения между людьми, которые могли бы стать для нас хорошим примером. Возьмём, например, гостеприимство, талант импровизации, искусство выживания. Когда в Калининграде или в Беларуси я разговариваю со школьниками, то часто поражаюсь тому, что их знание немецкой истории во многом превосходит наш уровень." – Говорит Гамбриэле Кётшау.

В Белоруссии Гамбриэле познакомилась с Николаем Статкевичем – председателем белорусской социал-демократической партии «Народная Грамада».

"Это было начало нашего сотрудничества. И я около 50 раз была в Белоруссии. Что значит сотрудничество? Мы организовали семинары, путешествовали по стране, и я выступала в разных городах с докладами о развитии социал-демократической партии в Германии. А потом была дискуссия. И я всегда и повсюду хотела говорить не только с социал-демократами, а тоже с другими демократами, с администрацией. Теперь есть уже очень конкретные проекты. Около четырех-пяти лет тому назад мы организовали Комитет солидарности Беларуси. Это социал-демократическая инициатива, мы открыты и работаем со всеми демократами. Один раз в год мы встретимся в Германии и один раз в Белоруссии."

В мае этого года Киль посетили белорусские аграрии и представители строительного бизнеса, которые познакомились с опытом применения возобновляемых источников энергии. Гостей познакомили, в частности, с методом сжигания навоза. А что касается политики, то, по словам Гамбриэле, в Беларусь она ездить совсем даже не боится:

"Естественно, у меня чувство, что за нами постоянно наблюдают, и не раз возникали отнюдь небезопасные ситуации. Но я ничего не боюсь. Моя главная защита - это люди, с которыми я встречаюсь в этой стране: политики, журналисты, представители предприятий и администрации. Я не работаю против кого-либо или против какого-нибудь режима, а стараюсь работать "вместе" для улучшения жизни людей, и отношений между нашими странами. Например, на средства, которые остались от пожертвований на операцию на сердце, которую нам удалось провести для одной белорусской девочки, мы пригласили четверых белорусских кардиологов пройти месячную практику в университетской клинике в Киле. Чтобы продолжить этот обмен опытом теперь снова необходимы деньги. Обладая даже небольшой суммой, можно очень много сделать."

Сейчас Габриэле Кётшау при поддержке Технического университета Гамбурга и бюро Европейского Союза в Ташкенте занимается подготовкой открытия Профессиональной Академии в Узбекистане. По другому проекту, сотрудники узбекских тюрем скоро смогут пройти стажировку в местах лишения свободы в Германии.