1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Почему Узбекистан несговорчив в вопросе разминирования своих границ

Узбекистан совместно с таджикскими силовиками приступил к разминированию некоторых участков узбекско-таджикской границы в районе Чорсуйского направления, что в шестидесяти километрах к западу от Душанбе.

default

Общее число жертв от мин в приграничных регионах перевалило за последние годы за 150 человек

Узбекистан начал разминирование границы с Таджикистаном. Информацию об этом сообщила таджикская сторона. Проблема заминированных полей на границах с Узбекистаном существует с конца девяностых годов. Власти соседних Киргизии и Таджикистана пока довольно безуспешно пытались убедить Ташкент в необходимости срочного разминирования полей. О том, почему Узбекистан оставался несговорчивым в этом вопросе, рассказывает наш корреспондент Дмитрий Аляев.

Узбекистан совместно с таджикскими силовиками приступил к разминированию некоторых участков узбекско-таджикской границы в районе Чорсуйского направления, что в шестидесяти километрах к западу от Душанбе. Об этом сообщил пресс-секретарь пограничного управления Госкомитета национальной безопасности Таджикистана Хушнуд Рахматуллаев. По данным таджикской стороны, совместными усилиями они уже обезвредили 14 минных полей и 65 противопехотных мин. Однако получить подтверждения с узбекской стороны, в частности, в пограничной службе пока не удалось.

Вообще в отношении использования мин Узбекистан занял очень жёсткую позицию ещё в конце девяностых годов прошлого века. Тогда, согласно официальной версии, для защиты от проникновения на узбекскую территорию боевиков, главным образом «Исламского движения Узбекистана», были заминированы большие участки границы с Киргизией, Афганистаном и Таджикистаном. Мины были заложены также в районах вокруг узбекских анклавов Сох и Шахимардан в Киргизии. Ещё в 2001 году Посол Узбекистана в Соединенных Штатах сообщил о том, что республика не производит и не намеревается производить мины, а также не занимается их траснпортировкой. Тем не менее, эксперты полагают, что в стране осталось достаточное количество данного вооружения ещё со времён Советского Союза. В частности, называются противопехотные осколочные мины ОЗМ-72 с радиусом поражения 25 метров. Несмотря на то, что противопехотные мины относятся к оружию массового поражения, так как страдает от них в большей массе мирное население, Узбекистан не подписывал договоры, запрещающие использование таких мин, поэтому, в принципе, не несёт формальной ответственности за последствия минной войны. Между тем, по разным оценкам от узбекских мин уже погибли и получили ранения около полутораста человек, в основном жители приграничных территорий. А вот о потерях среди боевиков достоверных сведений нет.

После того, как угроза вторжения боевиков на узбекскую территорию была устранена, правительства Киргизии и Таджикистана не раз поднимали вопрос о начале разминирования границ. Однако официальный Ташкент данные запросы игнорировал. Как в своё время сообщили информированные источники, отчасти такая глухота к призывам соседей была обусловлена тем, что узбекские военные имели не все карты минных полей и точно не знали, где эти поля находятся. Зачастую, как указывают источники, минирование территорий происходило наспех и без должного учёта.

Общая протяжённость узбекско-таджикской границы составляет чуть менее 1400 километров. При этом полностью ещё не завершились её демаркация и делимитация. Также неизвестно и точное количество установленных на ней мин. Наблюдатели полагали, что на прошедшей недавно душанбинской встрече глав государств СНГ будет поднят «минный» вопрос. Но, вопреки ожиданиям, открыто его не обсуждали. Также пока остается только ожидать официальной позиции Ташкента по вопросу разминирования приграничных участков.

Контекст