1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Почему тесно на алкогольном рынке Таможенного союза

Аналитики объяснили DW, что происходит на рынке алкоголя стран-членов Таможенного союза, почему между ними возникают конфликты, и какие проблемы в данной сфере грозят ЕАЭС.

Всего 4 дня продержался запрет Астаны на продажу российского алкоголя, введенный 18 ноября по требованию Комитета по защите прав потребителей Министерства национальной экономики, по причине отсутствия этикеток на казахском языке в нарушение техрегламента Таможенного союза (ТС). На "работу над ошибками" поставщикам из России дано время до 1 января 2015 года. Но опрошенные DW эксперты уверены, что "алкогольных войн" не избежать даже при соблюдении регламентов ТС, пока не будет сформирован единый рынок этой продукции.

Дружба дружбой, а алкоголь врозь

В этом году в июне Астана уже запрещала импорт алкоголя из Беларуси из-за несоблюдения прав потребителей. А в сентябре Россия пыталась ввести ограничения на беспошлинный ввоз из Казахстана и Беларуси - не более 5 литров для личных нужд. Конфликты союзников случались и ранее, при этом СМИ постоянно сообщают о росте внутри ТС контрафактной продукции без акцизных марок.

Амиржан Калиев

Амиржан Калиев

Комментируя причины ноябрьского эмбарго, президент Ассоциации "КазАлко" Амиржан Калиев назвал законными требования, предъявляемые к импортерам. Информация о продукции должна сопровождаться текстом на языке страны, куда она поставляется, согласно утвержденной в ТС документации, отметил эксперт в интервью DW. Кроме того, в России алкоголь продают 18-летним, а в Казахстане только тем, кто старше 21 года, что также должно быть отмечено на этикетках.

Однако глава московского Центра исследований региональных рынков алкоголя "ЦИФРРA" Вадим Дробиз уверен - конфликт в рамках ТС обусловлен не только "неправильными этикетками". По его мнению, Казахстан считает себя ущемленным, так как открыл свой рынок алкоголя в надежде, что также поступят Беларусь и Россия.

По данным ЦИФРРА, импортная водка занимает в Казахстане до 30 процентов в общем объеме торговли, а на полках крупных супермаркетов - до 70 процентов российских и белорусских крепких спиртных напитков. "Беларусь же с ее госрегулированием импорта алкоголя и институтом специмпортеров просто закрыла свой рынок, от россиян казахам тоже не стоит ждать открытия", - говорит Дробиз. Так что, по его словам, на самом деле, "смысл эмбарго Казахстана в том, чтобы избавить торговлю от российской водки".

Ответные меры

С тем, что Казахстан вынужден предпринимать ответные меры по защите своего алкогольного рынка, согласен и Амиржан Калиев. "За 5 лет работы в ТС Казахстан снял все барьеры, но вряд ли вы найдете нашу водку в магазинах Минска и Москвы", - замечает Калиев.

Вадим Дробиз

Вадим Дробиз

По его словам, особые препятствия для поставок казахской продукции чинит российская сторона. "Россия заставляет поставщиков из Казахстана платить обеспечительный платеж, в котором три четверти составляет таможенная пошлина - за товар на миллион тенге нужно заплатить российской стороне сумму в три раза большую", - говорит глава "КазАлко".

Это вымывает оборотные средства и вынуждает предприятия брать кредиты под высокий процент. Такие барьеры, по мнению Амиржана Калиева, указывают, что существует негласный запрет со стороны федеральной службы "Росалкогольрегулирование" на ввоз казахстанской водочной продукции и спирта, хотя, по словам, эксперта, официально об этом не говорят.

Игра без правил

Опрошенные DW аналитики указали источник периодически возникающих конфликтов - это разница в акцизных ставках. На рынке алкоголя в ТС тесно, а повышение акцизов в России и рост цен на крепкий алкоголь привели к желанию отгородиться от конкурентов в Казахстане и Беларуси, у которых водка дешевле, считают эксперты. "За последние три года стоимость бутылки российской водки выросла в 2,5 раза", - замечает Вадим Дробиз.

"Россия требует от Казахстана повысить акцизные ставки до своего уровня и тормозит подписание разработанного Евразийской экономической комиссией "Соглашения о регулировании деятельности участников алкогольного рынка на территориях государств ТС", которое могло бы ограничить игру без правил", - говорит Амиржан Калиев.

Но эксперт убежден, что высокие акцизы сделают алкоголь недоступным для большинства населения Казахстана. "Мы снизили объем "левой" продукции до 30 процентов, а дорогой алкоголь будет провоцировать рост контрафактной водки, самогоноварение и потребление спиртосодержащей жидкости, как это уже произошло в России", - замечает Калиев.

На эту же проблему указывает и российский аналитик. "Мы сами провалились в яму и тащим туда белорусов и казахов, предлагая им поднимать акцизы, что неминуемо ведет к увеличению производства и продаж суррогата на национальных рынках ЕАЭС", - говорит Дробиз.

Запрограммированые конфликты

Анализ Центра "ЦИФРРА" показывает: высокая стоимость алкоголя в России привела к тому, что объем выпиваемой россиянами нелегальной крепкой продукции за три минувших года достиг 65 процентов - а это более 2,5 млрд поллитровых бутылок в год. Только из Казахстана в прошлом году было поставлено не менее 20 миллионов "левых" бутылок крепкого алкоголя. В этом году эксперт прогнозирует рост безакцизной казахской продукции - до 25 миллионов бутылок.

"Но никакие техрегламенты ТС не уберегут от будущих конфликтов, так как формирование единого рынка алкоголя отодвигается в ЕАЭС на далекую перспективу", - убежден российский аналитик. По его словам, основным препятствием для становления общего рынка является отсутствие единой системы учета и контроля производства алкогольной продукции. "К созданию такой системы сегодня еще даже не приступали, так что поводы для алкогольных войн будут возникать еще не раз", - резюмирует Вадим Дробиз.