1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Почему растет напряженность в Ингушетии: мнение эксперта

Сообщения из Ингушетии звучат, словно сводки с фронта. Обстрелян пост внутренних войск, подорвался на мине БТР… Интервью DW-RADIO с сотрудником отделения правозащитной организации «Мемориал» в Назрани Тимуром Акиевым.

default

Anschlag in Inguschetien

В четверг 23 августа стали известны подробности нападения накануне вечером в Ингушетии на автоколонну сотрудников милиции Ростовской области и военнослужащих внутренних войск МВД России. Колонна была обстреляна в Назрановском районе из гранатомёта и автоматов. В результате погиб водитель – боец ОМОНа, а ранения получили командир взвода и четверо военнослужащих по призыву. Это сообщение стало очередным в сводке почти фронтовых сообщений из Ингушетии. Там за последние несколько дней был обстрелян пост внутренних войск, подорвался на мине БТР, попало в засаду подразделение военнослужащих, была усилена охрана школ. Чтобы узнать о том, какой видится ситуация жителям республики, мы позвонили в местной отделение правозащитной организации «Мемориал». И вот что нам рассказал её сотрудник Тимур Акиев:

«Масштабы этой проблемы трудно оценить, потому что не проходит и дня, чтобы где-то кого-то не обстреляли, не совершили какое-то нападение. Возможно, это достаточная проблема, чтобы работники силовых структур обратили на нее внимание. Но вот что настораживает: то, что с августа в Ингушетии проводятся так называемые «профилактические мероприятия» по указанию министра МВД России Нургалиева, и в связи с этим сюда был введен дополнительный контингент войск в количестве двух с половиной тысяч человек – к уже имеющимся здесь сотрудникам силовых структур. Но дополнительный ввод войск не только не изменил ситуацию в лучшую сторону, но и ситуация еще больше обострилась. Обстрелы не стали прекращаться. Теперь объектами этих обстрелов стали эти нововведенные прикомандированные военные. И может сложиться такое впечатление, сотрудники силовых структур, правоохранительные органы не знают, что делать с этой ситуацией, какими методами вести борьбу с теми людьми, которые совершают эти нападения.

Абсолютно никакой информации у нас нет. И мы, и другие эксперты, которые комментируют ситуацию в этом регионе, обычно ограничиваются двумя словами: «вооруженное подполье». Но что из себя представляет на сегодняшний день это «вооруженное подполье», каковы его масштабы, каковы у них резервы и возможности, - мы такой информацией не располагаем. И официальные источники тоже не дают информации по поводу того, кому им приходится противостоять сегодня и насколько это реальная сила.

Определенной статистики ( сколько человек попадают в СИЗО и ИВС по надуманным обвинениям, - Прим. ред.) мы не ведем. Мы говорим по фактам: что, вот, человека задержали. Возможно, задержали по какой-то оперативной информации. Но в дальнейшем ведется следствие. И это следствие, и сам момент задержания этого человека производятся с грубейшими нарушениями законодательства. И всё, что впоследствии делается с этого момента, - всё это уже считается незаконным и не имеет никакой юридической силы. И все обвинения, которые добываются путем пыток и насилия, тоже не представляют никакого интереса как доказательная база. И таких случаев, когда применяются пытки и когда таким незаконным путем людей заставляют давать признательные показания, - таких случаев где-то 90 из ста: когда сотрудники силовых структур применяют недозволенные методы дознания».

Полную версию интервью, которое провел Вячеслав Юрин, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст