1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Почему правительство Нижней Саксонии настроено против переселенцев?

24.03.2002

Три радиоприемника для наших слушателей.

В нашей программе, как всегда в это время – ваши письма, ответы на ваши вопросы, назовем имена трех слушателей, которые получат портативные радиоприемники за отклики на передачи о борьбе с терроризмом. Кроме того, сегодня речь большей частью пойдет о ситуации, в которой могут оказаться те, кто собирается переселиться в Германию.

- Я сегодня пригласил в студию Каролину Нееве. Она занимается письмами наших слушателей. Именно она приняла дела у Бригитты Мюллер, которая ушла на пенсию.

- Я хочу передать всем вам привет от Бригитты Мюллер. Она помнит о вас, часто интересуется, как идут у меня дела. Я ей звоню, консультируюсь. Мне нравится работа со слушателями.

- Русская редакция «Немецкой волны», как и другие редакции нашей радиостанции, призвали слушателей откликнуться на передачи, посвященные борьбе с терроризмом. И дали оценку тому, как наша радиостанция освещает ход событий в Афганистане. Сколько же писем мы получили?

- Мы получили от наших радиослушателей около 2000 писем. Причем наибольшее число писем пришло с Украины. Большинство слушателей осталось довольны освещением событий в Америке и Афганистане нашей радиостанцией, но были и критические замечания, пожелания.

- Мы пообещали, что мы вышлем три радиоприемника тем слушателям, которые откликнуться на программы о терроризме. Как произошел отбор?

- Это решил жребий. Трудно выбрать более или менее интересное мнение. Но я желаю всем нашим слушателям удачи, может быть вам повезет в следующий раз. А сейчас я назову имена победителей: Ищук Яков Никитович, Новополоцк, Беларусь; Денис Загрузный, Харьков, Украина; Свистов Алексей Юрьевич, Волгодонск, Ростовская область, Россия.

У меня в студии была Каролина Нееве.

Владимир Ефимов из города Чебоксар слушает наши передачи постоянно и вот почему:

“Все началось с уроков немецкого. Ни школа, ни вуз, к сожалению, не смогли расширить мои лингвистические познания. Только сейчас, благодаря вашим передачам и вашим учебникам, я, наконец, чего-то достиг. Например, слушал передачу вашей радиостанции на немецком языке, которая была посвящена творчеству органиста Гарри Гродберга. Мне все было понятно. В общем, прогресс на лицо. Вместе с языком, незаметно для себя, я почувствовал тягу к Германии, к её истории, культуре. Благодаря вашим передачам, таким, как “Европа и европейцы”, “Почтовый ящик”, “Дискуссионный клуб”, “Глобус”, “Автосалон” и, конечно, “Уроки немецкого”, я все больше узнаю о Германии, приближаюсь к ней. Спасибо вам за работу”.

А вот письмо-размышление, навеянное одним из выпусков “Дискуссионного клуба” и обзорами печати. Автор Николай Романов из Украины:

“Ежедневные обзоры печати со всей очевидностью свидетельствуют о нарастающей критике со стороны европейцев той политики, которую осуществляет нынешняя администрация США. Критика изобилует многочисленными сравнениями действующих персонажей политической сцены с образами Гулливера и лилипутов. Нетрудно узнать, кто есть кто. Но насколько такие аналогии уместны и, я бы сказал, корректны? Ведь любое сравнение, как известно, “хромает” в силу ограниченности отражения действительности. Я считаю неправомерным преувеличивать роль США в мире в такой степени, как преуменьшать значение в ней позиций Евросоюза и России. В одном из выпусков “Дискуссионного клуба” такая точка зрения уже обосновывалась российским депутатом Владимиром Рыжковым. Создавая легенды могущества США в СМИ или в сознании масс, мы невольно способствуем формированию искаженной конъюнктуры настроений и оценок в мировом сообществе. Тем самым усиливается тенденция панамериканизма при существующем порядке вещей в политике, экономике, в военной сфере. И тогда, как заметил политолог Александр Рар, нам всем «надо будет научиться жить в условиях «Paix Аmerican»

Но есть вещи, о которых сами американцы предпочитают молчать: это синдром уязвленного самолюбия нации, состоящий в нарушении привычного комфорта повседневной жизни с её благополучием и недосягаемостью для многих стран мира. На этой почве развивается такие проявления, как фобии, табу. Их американцы пытаются лечить общенациональным чувством патриотизма, единства и сплоченности. Но американцы не согласны платить за победу над терроризмом жизнями своих «патриотов», они согласны оплачивать жизни наемников из чужих стран. А это уже прямая подмена ценностей, что, по мнению Лакоффа ( специалиста в области метафорологии), типично для американской действительности – распространять сферу влияния интересов государства на сферы ценностного содержания, как внутри страны, так и за её пределами путем использования «патриотических метафор». Подменять индивидуально и социально значимые ценности – это удел фетишизированного общества. Сможет ли Америка сойти с этого порочного круга – вопрос не только времени, но и поведения европейских стран по отношению к своему заокеанскому партнеру. Европейцы уже не раз доказывали свою способность к продуктивным компромиссам, следуя принципам анимации актуальных моделей мышления в разных сферах международной политики».

Такова точка зрения нашего слушателя Николая Романова.

А теперь к другой теме. Йоханес Раймер – профессор Богословия, автор нескольких книг о проблемах интеграции переселенцев и иммигрантов в Германии. Особое внимание он уделяет переселенцам с религиозными представлениями о мире. С Йоханесом Раймером встретился наш постоянный автор Константин Июльский.

Профессор богословия Йоханес Раймер с 1976 года живет в Германии. Бывший студент психологического факультета ленинградского университета продолжил свою учебу в богословских колледжах в Германии, Америке и Бельгии. Сегодня он – один из основателей Христианского университета в Санкт-Петербурге. Он активно работает с верующими – выходцами из бывшего СССР. Написал несколько книг о переселенцах.

- У нас есть два типа переселенцев, переселенцев с религиозными представлениями, которые они привезли с собой из бывшего СССР и переселенцев с чисто атеистическим миропониманием. Я замечаю, что среди переселенцев первой группы, выросшей в церкви, есть определенный процент молодежи, который уходит в мирскую жизнь. А вот среди атеистов наступает буквально пробуждение. Люди ищут и находят Бога. Сегодня считается, то основной процент прироста в немецких церквях происходит за счет эмиграции.

- Вы много ездите по общинам. Какое у вас создалось впечатление, где наиболее плотно располагаются общины переселенцев.

- У нас в Германии есть общество так называемой «духовной» географии, организованное рядом профессоров- богословов. Недавно мы провели анализ, который показал, что наши действительно селятся колониями. Евангельские христиане-баптисты, скажем, селятся в основном с округе Белефельда, Бонна, Кельна или на юге Германии вокруг Штуттгарта. Пятидесятники в Бремене, православные вокруг Дюссельдорфа, Берлина. В результате такого распределения большая масса остается без религиозного образования.

- Вы написали уже несколько книг о переселенцах и вот недавно появилась еще одна. Какие вопросы в ней затронуты?

- В этой книге я пытаюсь описать историю немцев в России и причину их возвращения в Германию. С какой культурой они приезжают. Здесь в Германии интеграция понималась зачастую как ассимиляция. И там, где государство под интеграцией понимает ассимиляцию, никакой интеграции не произойдет, потому что интеграция подразумевает общение. А когда нет диалога, начинается раздвоение общества, и тогда у нас появляется русская субкультура, а культурная интеграция позволит создать структуры и экономического благополучия. В городе Белефельд в настоящий момент 8% экономического потенциала города в руках нашей эмиграции. На сегодняшний день в Белефельде общий процент безработицы 10%, а среди русских он составляет всего 5%. Последний анализ показал, что очень большая масса работающих трудится на предприятиях созданных уже эмигрантами. Это означает, что эмигранту нужно быть инициативным, а не ждать подарка небес.

- В ваших книгах вы подчеркиваете, что переселенцы – неоднородная среда. В чем разнятся переселенцы 70-х от переселенцев 90х годов.

- Первая волна переселенцев ехало на историческую родину, не зная о ней ничего. И очень редко можно встретить переселенца, который ее здесь обрел. Мы ехали сюда к своим, домой, после 200-летнего пребывания на чужбине. В основной массе этого люда осталась какая-то горечь. Этот, в конце концов, психологический вопрос остался нерешенным – где же она родина? Вторая волна убегала от условий жизни после перестройки, а сейчас идет волна экономических эмигрантов. Среди этих эмигрантов редко можно найти людей, которые приехали сюда по убеждению. Некоторые лукавят и говорят, мол, мы едем спасть детей. Я знаком с массой интеллектуалов, которые сюда едут действительно спасать своих детей, но я думаю, что они радикально в этом ошибаются. Если спасать детей, то там, где существуют определенные этические, моральные нормы и формы, а декадентный Запад не имеет ни форм ни норм в этом отношении. Здесь есть деньги. Но спасти детей деньгами никто никогда не сумел. И если мы строим наше будущее только на материальном, то мы его теряем.

- Насколько я знаю, вы довольно часто бываете в России и в странах СНГ. Скажите, какое у вас создалось впечатление о жизни российских немцев, оставшихся там? Довольны ли они этой жизнью, или большинство из них все-таки планирует переезд в Германию.

- Мне кажется, что там, где русские немцы поддались на философию создания немецких поселений – там нет никакой перспективы.

С Йоханесом Раймером беседовал Константин Июльский.

Недавно газета «Welt am Sonntag» опубликовала статью под заголовком «Русские идут», но речь в ней о проблемах интеграции переселенцев в федеральной земле Нижняя Саксония. Правительство этой земли выступило с инициативой о сокращении притока переселенцев в Германию. Мотивация? Переселенцы, которые приезжают в Германию на самом деле не являются немцами, - резюмирует газета «Welt am Sonntag». Мне хотелось бы ознакомить наших слушателей с содержанием этой публикации, тем более, что писем на эту тему в нашей редакционной почте больше, чем достаточно.

«Министр внутренних дел Нижней Саксонии Хайнер Бартлинг, земляк канцлера Шредера представил Бундесрату законодательную инициативу, препятствующую дальнейшему наплыву поздних переселенцев. Что же кроется за такой фронтальной атакой на поздних переселенцев?

Ежегодная квота въезда в Германию переселенцев, имеющих немецкие корни, составляет 100 000 человек. И эта категория, - по мнению Бартлинга, - является самой большой группой новоселов. Он категорически против такой государственной политики и рисует свой сценарий: «В Германию приедет еще 1,2 млн. человек немецкой национальности, проживающих в Российской Федерации и Казахстане».

Германия на сегодняшний день уже приняла более двух миллионов переселенцев из стран распавшегося Советского Союза. Но, по прошествии 57 лет со дня окончания Второй мировой войны, среди переселенцев последнего времени едва ли остались немцы, - считает министр: «В общем числе последних переселенцев часть граждан не немецкой национальности составляет более трех четвертей». В прошлом году из 98 484 поздних переселенцев было 74 500 человек, не имеющих немецких корней. В основном, это - русские. Сегодня, когда речь идет о поздних переселенцах, то согласно подсчетам и выводам Бартлинга было бы честнее сказать: русские наступают! Их интеграция , - считает министр, - слишком дорогостоящее мероприятие.

В этих людях министр видит возрастающую криминальную угрозу для немецкого общества. Среди них - безработные, наркотически зависимые и склонные к правонарушениям людям. Недостаточное знание ими немецкого языка и нехватка рабочих мест в стране являются главной причиной того, что русские переселенцы находят свое место в Германии только в низших слоях общества.

11 процентов поздних переселенцев среди детей от 10-ти до 13-ти лет было зарегистрировано в качестве подозреваемых в преступлениях, по сравнению только с тремя процентами местных немцев (заключение дано криминологической исследовательской группой полиции Баварии по пяти баварским регионам).

Служба уголовного розыска земли Баден-Вюрттемберг отметила, ко всему прочему, еще и бросающуюся в глаза, наркотическую зависимость среди молодых поздних переселенцев. В 1999 году из 245 погибших от наркотиков молодых людей в Баден-Вюрттемберге, было 39 человек из числа поздних переселенцев, средний возраст которых - 24 года.

Цель нижнесаксонской инициативы заключается в том, чтобы путем изменения закона об изгнанных уменьшить приток переселенцев. Этот закон отменит привилегию иммигрантов из бывшего Советского Союза, которых до сих пор автоматически причисляли к категории лиц, пострадавших от последствий войны и, которым таким образом, давали право на получение немецкого гражданства. Впредь каждый из них должны будут доказывать дискриминацию по национальному признаку».

Мы познакомили вас с публикацией газеты «Welt am Sonntag». Напомним, что публикация в газете еще не означает, что правила приема переселенцев изменятся. Для этого необходимо решение Бундерата. Мы будем держать наших слушателей в курсе дел.