1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Почему онкобольным в России приходится собирать деньги на лечение

Каждый год в РФ выявляют около 500 тыс. случаев онкозаболеваний, порядка 300 тыс. человек умирают через несколько лет. И хотя лечение рака в России бесплатное, часто система не срабатывает.

В московском кафе "Ритм энд Блюз" в четверг, 2 февраля, прошел приуроченный ко Всемирному дню борьбы с раком благотворительный концерт, организованный "Фондом борьбы с лейкемией". Выручка от билетов, около 100 тысяч рублей, будет направлена на помощь подопечным фонда, нуждающимся в пересадке костного мозга. Такие благотворительные акции, а также сбор средств на лечение онкобольных в интернете, с помощью СМИ и регулярные пожертвования - нормальное явление. Но зачем собирать деньги? Ведь Минздрав гарантирует бесплатное лечение онкологических заболеваний любому гражданину России. DW разбиралась в проблеме.

Две линии финансирования

"Трансплантация, сама процедура, она действительно бесплатна, но все расходы по поиску донора ложатся на плечи пациента, - говорит сотрудник "Фонда борьбы с лейкемией" Анна Бокова. - Если донор найден в российском регистре, это стоит порядка 300 тысяч рублей, а если в зарубежном - около полутора миллионов. В российском регистре доноров очень мало людей - около 60 тысяч, тогда как в Германии - 6 миллионов доноров".

В рач ручкой показывает на ретнгеновские снимки легких

Многие онкобольные в РФ начинают лечение в специализированных клиниках в Москве и Петербурге

Ищут деньги не только больные лейкемией, но и многие из тех, кому требуется дорогая химиотерапия. По закону больные должны получать препараты бесплатно. Но нередко они сталкиваются с тем, что лекарств просто нет - их не закупили. Одна из причин - отсутствие координации между областными департаментами здравоохранения и больницами федерального подчинения, рассказал DW ведущий специалист по ИГХ-диагностики МГОБ 62 Никита Савелов.

Он объяснил, что многие онкобольные начинают лечение в специализированных клиниках, которые находятся в Москве или Санкт-Петербурге и подчиняются непосредственно Минздраву, а не областным департаментам. На определенном этапе пациентов этих клиник переводят в больницы по месту жительства, где терапия должна продолжаться, причем без перерыва. "А департамент здравоохранения просто не знает об этом, - объясняет Савелов. - Он не может планировать закупку химиопрепаратов на тех больных, которые изначально попадают в Институт Герцена, или в онкоцентр на Каширке, или в НИИ рентгенрадиологии, где мощное онкологическое отделение. Больные, которые сначала обращаются туда по каким-то причинам, выпадают из поля зрения департамента, он не знает, что они будут нуждаться в химиотерапии".

Гражданское общество пациентов

Московская городская онкологическая больница N62 считается одной из лучших в России по лечению рака. Она находится в подчинении департамента здравоохранения Москвы, но до недавнего времени имела автономный статус, то есть могла закупать препараты напрямую у фармакологических компаний, без посредничества департамента. Как рассказал журналистам бывший главврач больницы Анатолий Махсон, это было существенно дешевле и давало возможность на сэкономленные деньги содержать собственную лабораторию, в которой проводилась высокотехнологичная диагностика, позволяющая собирать данные для целевого лечения. В какой-то момент у главврача возник на эту тему конфликт с мэрией: в департаменте настаивали на закупках по максимальной цене.

Проверка на рак молочной железы

Проверка на рак молочной железы

В ходе этого конфликта Махсон был уволен, а больница потеряла свой автономный статус. Это вызвало возмущение пациентов и профессионального сообщества - оказалось, что проблема гораздо серьезнее, чем конфликт в отдельно взятом медицинском учреждении. "Скажем, в прошлом году был закуплен один из онкопрепаратов с разницей в цене в 11 раз, - возмущается активист этой группы и создатель специализированного сайта Михаил Устинов. - 62-я больница купила его в 11 раз дешевле, чем департамент здравоохранения. А потом пациенты в других областных клиниках сталкиваются с тем, что где-то не хватает лекарств или средств на качественную диагностику. Это не закупка асфальта, это не закупка гранитной крошки, это не строительство. Тут речь речь идет о жизни и смерти людей". 

Так на базе пациентского сообщества онкобольницы выросло новое общественное движение. Появилась группа общественного контроля, которая пытается расследовать коррупцию в департаменте здравоохранения. "Все началось с того, что мы просто вышли на защиту больницы, в которой нам спасли жизни, а сейчас эта проблема уже перешла в другую плоскость", - констатирует пациентка 62-й больницы Людмила Баландина.

Контекст

По ее словам, существует проблема централизованных закупок, которые не дают возможности грамотно управлять финансами, существует проблема коррупционных сговоров: "Она более широка, к ней могут присоединяться другие регионы. Сейчас мы пытаемся проводить анализ ситуации, приходится разбираться в законодательстве, поднимать эти вопросы на круглых столах, в общении с депутатами".

Вместо государства

Огромную часть расходов все чаще берут на себя благотворители. Детский фонд "Подари жизнь" в последнее время занимается не только адресной помощью: иногда оказывается, что вместо того, чтобы везти ребенка на лечение в Москву, гораздо эффективнее переоснастить местную больницу. Ведь помимо нехватки лекарств огромной проблемой становятся очереди на лечение в специализированных клиниках федерального подчинения, поскольку туда стремятся попасть пациенты со всей России.

"Приходит человек - нет мест, и он получает отказ из всех клиник, где нет мест. А мест правда нет, это не отписка, не черствые чиновники, - подчеркивает руководитель программ "Подари жизнь" Екатерина Чистякова. - При этом сами же врачи признают, что они могли бы провести высокодозную химиотерапию у себя, например, в Хабаровске, если бы у них был прибор для мониторинга концентрации лекарственных препаратов в крови. За этот год мы купили 12 таких приборов, и я надеюсь, что сделали терапию доступнее”.

По словам Чистяковой, 80 процентов бюджета "Подари жизнь" формируется из пожертвований частных лиц: "К сожалению, система государственного здравоохранения не всегда срабатывает. И хорошо, что наши благотворители это понимают".

Смотрите также:

Смотреть видео 03:13

В Гейдельберге работают над лекарством от рака

Аудио- и видеофайлы по теме