1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Почему горожане переезжают жить в сельскую местность?

Нередко люди предпенсионного возраста перебираются из городов в деревни. Бытует мнение, что в деревнях пожилым людям можно легче себя прокормить. Так ли это на самом деле, и какие проблемы поджидают новых сельчан?

default

Евгений и Светлана Еременко перебрались из города в деревню не по своей воле. Светлана когда-то работала в органах власти, потом в коммерческих структурах, но предпочла оставить эту работу из-за боязни быть «подставленной». С Евгением, когда ему исполнилось 50, работодатель не захотел продлевать контракт. Жить в городе стало не по карману. Они оставили квартиру в Гомеле детям, а сами приобрели скромный дом в деревне. Стали обрабатывать гектар земли, завели корову, индоуток и кроликов. Тогда они искренне полагали, что все будет хорошо. Теперь, спустя 4 года, Светлана понимает, что успех зависит не от их труда, а от:

«о чень многих факторов. От соседей, от местных жителей, от местного совета. Соседи завистливые. Злорадный народ. Если у кого-то несчастье, у других праздник. Воровство повальное. С огородов воруется. И с сараев. Самогоноварение процветает».

Но самое худшее, как убедились Еременко, это моральная травля:

« Если видят, что человек не пьет, хочет работать и хочет заработать, нужно сделать так, как хочется другим: пить, ничего не делать, соблюдать церковные праздники. В общем, сначала молитва, а потом работа. Или сначала бутылка, а потом как-нибудь работа. А если человек хочет работать, то доброжелателей здесь очень много. Доброжелателей в кавычках».

Стычки с соседями – постоянный атрибут деревенской жизни. Причем, по опыту Светланы, это всегда необъяснимая жестокость:

« Корова зашла, ступила. Вместо того, чтобы выгнать, проткнули вилами вымя. Продуктивной корове. Корова потом полтора месяца не могла в норму прийти. Еще чудом отделалась, в живых осталась. Индоутки были. Собак соседка натравливала. Специально научила собаку охотничьей породы охотиться на движущийся предмет. И все, что движется, она разрывала в клочья. Все. И спроса никакого нет».

Чтобы усмирить соседей, Светлана обращалась в сельсовет, но от нее отмахнулись. Тогда она пыталась задобрить соседей, но это только подлило масла в огонь. Теперь она старается их игнорировать. А по поводу людской злобы говорит так:

« Мы же приезжие. Приезжие горожане. К ним отношение особое. Это называется тут одним словом «наброды». «Мы коренные жители. Вы на нашем хребте хотите деньги заработать!». Мы их, в принципе, наемный труд и не применяем. Это бесполезно. Желания людей таковы, поработать пять минут, а получить как министр за рабочий день. Так не бывает».

Супруги Еременко стараются не отчаиваться, хоть половину выращенного ими разворовывают односельчане. Да и государство, мягко говоря, тоже обманывает:

« Наша корова дает молоко жирности 6 процентов. Значит, что они делают. Они собирают молоко по цене 346 рублей за литр. Это получается, что литр нашего молока покупается по цене реализации в городе обрата – сыворотки».

Светлана делает из молока творог, сметану. Евгений на заказ бьет кроликов. Основной доход – от дачников. Поэтому после закрытия дачного сезона Еременко приходится особенно туго:

« Труд тут каторжный. Механизации никакой. Если нанимаешь пахоту какую-то, то переплачиваешь. Не по государственным ценам, а по рыночным, которые устанавливаются на территории деревни. Конечно, выгодного мало».

Светлана говорит, чтобы выжить - приходится приспосабливаться. Но не настолько, чтобы уподобиться праздным и злонравным односельчанам.