1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Почему восточные европейцы больше тяготеют к США?

Страх перед Россией толкает восточных европейцев в объятия ЕС и НАТО / В Восточной Европе нет неприязни к Америке / Международный суд - единственная универсальная инстанция, учреждённая, несмотря на сопротивление США.

Серьёзная дилемма, перед которой оказались восточные европейцы, заключается в том, что они принципиально не доверяют новому Западу во главе с Францией и Германией, но в то же время своё будущее видят только в ЕС и в НАТО. Эта дилемма становится ещё более очевидной, если вспомнить, что это решение, поддерживаемое почти всеми слоями населения и всеми политиками, обусловлено не столько желанием существенной модернизации и регламентации собственного общества, сколько стремлением оградить себя от нестабильности, по-прежнему исходящей из постсоветского пространства. Страх перед Россией толкает восточных европейцев в объятия ЕС и НАТО, а не ценности и убеждения, о которых западные европейцы любят говорить так, как если бы они были единственными представителями Добра в мире. Восточноевропейские общества не без колебаний принимают так называемый "каталог ценностей", предъявленный странам-кандидатам в члены ЕС, поскольку видят в нём лишь бессмысленные препятствия на пути к благосостоянию,

пишет немецкий публицист Рихард Вагнер в своей статье, опубликованной в газете "Франкфуртер Рундшау", и продолжает:

Затяжной кризис в Западной Европе также не остался незамеченным. Поглядывая через забор, бывший некогда "железным занавесом", восточные европейцы видят, что социальное государство, как тот король из сказки, оказывается голым. Блистать продолжает лишь Америка, как и прежде. Со времени краха коммунизма американская культурная индустрия проявляет в общественной жизни восточных европейцев такую же активность, как и в Западной Европе. Только в Восточной Европе нет неприязни к Америке. Восточные европейцы ещё знают цену свободе, которую они получили не в 1945, а лишь в 1989 году. Собственно, восточные европейцы хотели бы присоединиться к Америке. Сильные эмигрантские группировки не только определяют представления об Америке в Прибалтике, Польше, Венгрии или Хорватии. Они ещё и создают иллюзию возможности оказания влияния на Белый Дом. Ведь гораздо большему числу восточных европейцев удалось сделать карьеру в экономике, культуре и политике в Америке, чем в Западной Европе. Восточным европейцам индивидуалистические представления о личном счастье гораздо ближе, чем западноевропейские лозунги о социальной защищённости в рамках строго регламентированной политики. Возможно, это объясняется восточноевропейскими государственными традициями, обнаруживающими некоторые элементы анархии. Поэтому восточные европейцы, измученные нищетой и кризисами, видят себя эдакими "посудомойщиками", которых знаменитая "американская карьера" может сделать миллионерами. Что же касается представлений о государстве, то здесь различия между восточными европейцами и американцами огромны. Американцы обладают ярко выраженной верой в законность. Восточные же европейцы считают государственные распоряжения назойливым вмешательством в частную жизнь, заключает немецкий публицист Рихард Вагнер свою статью.

Газета "Берлинер Цайтунг" комментирует критику США в адрес Международного уголовного суда:

Как теперь известно, кампания, развернутая США против Международного уголовного суда прошлым летом, была не просто очередным проявлением высокомерия сверхдержавы. Она была часть подготовки агрессивной войны против одного из членов ООН – против Ирака. Жалоба на американского генерала Фрэнкса, поданная в бельгийский суд иракскими жертвами войны в связи с военными преступлениями США, свидетельствует о том, что США приходится считаться с реальной возможностью проведения следствий Международным судом против граждан США. В конкретном случае дело Фрэнкса и сотоварищи тоже может быть передано в Международный суд. Пресечь подрывную деятельность против Международного суда, чей устав подписали 137 государств, а 90 стран уже его и ратифицировали, важно ещё и по другим причинам. Ведь именно в период глобальной гегемонии США Международный суд является важным учреждением. Более того, он – единственная универсальная инстанция, учреждённая, несмотря на открытое сопротивление США.

Обзор подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст