1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Похищение людей в Чечне: для чего это делается

Главная цель – это не получить выкуп, а посеять страх среди людей, убеждена исполнительный директор правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Касаткина. Интервью DW-RADIO.

default

В плену у боевиков

Раньше одной из главных тем на встречах европейских руководителей с российскими коллегами было соблюдение прав человека в Чечне. О том, что эта тема не потеряла свою актуальность и сейчас, свидетельствуют новые данные правозащитного центра «Мемориал» о похищениях людей в Чечне. Рассказать о них мы попросили исполнительного директора правозащитного центра «Мемориал» Татьяну Касаткину.

- 140 человек похищены. Из них освобождены (или выкуплено, - мы не знаем) 70. Найдены убитыми восемь человек. А 54 – исчезли. Под следствием находятся 11 человек.

- Кто похищает людей в Чечне?

Abdul-Khalim Sadulajew ist tot

Гроза Чечни Рамзан Кадыров (слева)

- Конечно, это структуры, которые подвластны Кадырову, и силы, которые находятся под властью Кадырова. Сейчас там произошло разделение: «восток» - «запад». Но это, в основном, силы, которые подвластны Кадырову.

- Какую цель преследуют те структуры, которые похищают людей?

- Это вопрос достаточно сложный. А зачем похищают людей? Выкуп? Сейчас это, может быть, не самое главное. Мне кажется, что существует несколько проблем. Первое: держать в страхе население. Страх, которым сейчас охвачено население, - потрясает. Люди боятся идти в прокуратуру и говорить, что у них похищен сын. Они боятся идти к нам – говорить что-либо. А главное, они понимают бесполезность того, что они будут говорить. Потому что ничего они все равно не добьются – зато существует угроза оставшемуся отцу, оставшимся сыновьям…

Krieg in Tschetschenien

Чеченские будни

Второе: людей иногда выпускают - но почему и как их выпускают? Да, существует система выкупов. Конечно, никто не скажет, что выкупил сына за пять тысяч долларов или за 500 долларов, но люди выходят. И вот чаще всего – конечно, я не могу сказать, что все, у нас нет таких доказательств – эти люди подвергаются пыткам, их заставляют там признать, что либо они находятся в боевых формированиях, либо обрабатывают их так, чтобы они стали осведомителями, то есть они должны будут доносить на других. Иными словами, создается некая система осведомителей, и это на самом деле очень страшно.

Контекст