1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Потсдамский форум: кто такие российские немцы?

17.04.2003

«Российские немцы – кто они, как проходит их интеграция?» - так обозначили тему Потсдамского форума его устроители. Громадный зал старой ратуши на старой рыночной площади был забит в этот вечер до отказа. Пришли в основном местные немцы, которым хотелось побольше узнать о своих новых загадочных соседях. На форуме побывал Константин Июльский.

В дискуссии приняли участие: Елена Хоффман – единственный депутат бундестага родившийся в бывшем Советском Союзе, профессор Барбара Йон – уполномоченная берлинского сената по вопросам миграции и интеграции, доктор Герд Штрикер – известный историк, автор монографий по истории российских немцев, писательница Улла Лахау – автор новой книги «Ritas Leute» и Рита Паульс – героиня этой книги.

- Мне кажется само определение «российские немцы» не совсем точно, - этими словами открыл дискуссию ее ведущий, модератор радиостанции Deutschlandfunk Хеннинг фон Левис. – Они ведь приезжают не только из России, но из Казахстана, Киргизии, Поволжья, Сибири, Средней Азии.

- Когда Теофил Рихтер, отец Святослава Рихтера был приглашен в Одессу на службу в лютеранской церкви, черноморские немцы приняли его как чужака. Ведь он был волынским немцем, - говорит историк Герд Штрикер. – Российские немцы не однородный этнос. Среди них есть черноморские немцы – выходцы из Баварии, поволжские немцы - выходцы из Гессена и Пфальца, менониты – выходцы из Пруссии, кавказские, волынские, сибирские и многие другие. Кроме того они всегда разделялись и по конфессиям: лютеране, католики и менониты селились врозь. Были еще и городские немцы. В одном лишь Петербурге к концу девятнадцатого века их насчитывалось 60 тысяч. Городские немцы не признавали в свою очередь колонистов. Так что, как видите, дать российским немцам определение, которое удовлетворило бы их всех, не так то просто. Невидимое меньшинство, так определила профессор Барбара Йон российских немцев, живущих в Германии. На вопрос ведущего, как могут двух с половинной миллиона человек оставаться невидимыми. Барбара Йон объяснила.

- Российские немцы составляют невидимое меньшинство нашего общества. Они отличаются от переселенцев, приезжавшие в Германию сразу после войны. Отличается по культуре, по истории, по своему мироощущению. Вот лишь один пример. Часто российские немцы, которые приходят ко мне на прием, удивляются как много оказывается в Германии иностранцев. Они ехали сюда в надежде воссоединиться со своим народом, а оказались среди турков.

К сожалению, российские немцы пока никак не проявили себя в общественной и политической жизни Германии. Поэтому наши политики и могут позволить себе порой игнорировать их. К примеру, канцлер Шредер в предвыборной полемике со Штойбером упомянул о них лишь одним предложением: есть, дескать, такая группа населения, которая создает нам проблемы. Я нахожу такие высказывания недопустимыми.

И все таки, кто же они эти российские немцы, которые приезжают к нам? – звучит вопрос со сцены. - Наши братья по крови, вернувшиеся после долгой разлуки, или нарушители спокойствия?

- Вот уж с последним я никак не согласна! – восклицает Елена Хоффман.

- Ну почему же, - парирует ведущий, - об этом свидетельствуют некоторые высказывания наших политиков. Лафонтен, например, заметил как то, что ему милее африканец, чем российский немец. Или вот высказывание Норберта Блюма, бывшего министра по вопросам труда , цитирую: «Что ж нам теперь давать пенсию каждому переселенцу из Казахстана, который приехал сюда с немецкой овчаркой? К сожалению, некоторые политики позволяют себе еще такие высказывания в адрес целого народа.

- Мне лично стыдно за подобные высказывания коллег, - говорит Елена Хоффманн. – Конечно же российские немцы, братья по крови. У них общая история с немецким народом, общая культура, менталитет. Ко мне на прием приходят российские немцы. Они часто жалуются: в России их обзывали фашистами, а здесь – русскими. Российские немцы считали, что вернулись на родину, а с ними обращаются здесь как с иностранцами. Вот в чем, на мой взгляд, главная трудность интеграции.

- Я думаю причина такого отношения к ним кроется в экономической ситуации, - говорит Барбара Йон. – При нынешней высокой безработице местные жители видят в любом переселенце конкурента. И все же, согласно опросам, 66 процентов населения Германии за то, чтобы переезд российских немцев продолжался.

К чести всех принимавших участие в этой дискуссии следует отметить, что полемика была исключительно доброжелательной и объективной. Все выступавшие отмечали, что интеграция практически целого народа в такой короткий срок дело нелегкое и успех ее зависит не только от переселенцев, но и от готовности всего общества принять новых соседей как братьев по крови. Самокритично прозвучало на форуме выступление Риты Паульс. Рита Паульс несколько лет назад переселилась в Германию из Караганды. После того как писательница Улла Лахауер написала книгу о ее семье, Рита неожиданно для себя прославилась на всю Германию, стала для местных жителей олицетворением простых переселенцев.

- Местным немцам тоже нелегко с нами, - признается Рита, - мы привезли с собой из бывшего Советского Союза груз национализма, поэтому нам нелегко смириться с присутствием здесь иностранцев.

- То есть российские немцы оказались большими патриотами Германии, чем местные немцы, - прерывает Риту ведущий и добавляет, в этом нет ничего удивительного. Российские немцы хотят они того или нет – продукт советского социалистического общества. В бывшем Советском Союзе их всю жизнь воспитывали в духе советского патриотизма. Здесь советский патриотизм трансформировался естественно в патриотизм немецкий.

Два часа продолжался Потсдамский форум. Два часа горели в зале страсти.

Зрители приняли в нем самое горячее участие. Звучали предложения включить историю российских немцев в школьные учебники, заставить чиновников признавать дипломы переселенцев, взять каждую семью переселенцев под опеку местных жителей и другие. Итог подвел Хеннинг фон Левис:

  • Несмотря на все трудности и различия российские немцы все же успешно интегрируются. Об этом свидетельствует статистика. Недавно по заданию федерального правительства был проведен опрос на тему: «Как сами российские немцы оценивают свою интеграцию в Германии?» Так вот 5,5 процента оценили свою интеграцию на отлично, 50 процентов на хорошо, и лишь 0,6 процента опрошенных признали ее неудовлетворительной.

    Как говорится, комментарии излишни.

    Константин Июльский передавал из Потсдама. А теперь к другой теме.

    На тихой Кеннеди-аллее в Бонне располагается Институт Восточноевропейской музыки, занимающийся изучением музыки немцев в Восточной Европе: в Польше, Прибалтике, Чехии, Словакии, на Балканах и странах СНГ.

    Александр Павлов побывал в этом учреждении.

    Основали институт изгнанные после войны селезские немцы. Отдел занимающийся музыкой в странах СНГ возглавляет доктор музыковедения Александр Шваб.

    У меня есть целый каталог музыкантов и композиторов, работавших и работающих в России с 17-го века и по сегодняшний день. Когда-то немецкие музыканты стремились в Россию, поскольку там аристократия нуждалась в высококвалифицированной музыкальной культуре. Немцы несомненно внесли вклад в развитие русской музыкальной культуры наряду с итальянцами, французами. Сейчас же немцы в большом количестве возвратились в Германию и привезли частицу культуры, которую немцы тогда туда привезли и теперь она обогатилась и русской музыкальной культурой. Поэтому мы изучаем ее и пытаемся показать интересующейся публике.

    Сам Александр Шваб родился в 1945 году в Темиртау под Карагандой. В 1959 году его семья переехала во Фрунзе, где он закончил институт искусств по специальности лектор-теоретик-музыковед. В Германию переехал в семьдесят седьмом, где ему еще раз пришлось закончить вуз. Так как в Германии диплома музыковеда в природе не существует, пришлось защищаться. Темой диссертации стало исследование жизни и творчества родившегося в Казани немецкого композитора Георга фон Альбрехта, также известного как Георгий Давыдович Альбрехт. До 1921 года фон Альбрехт творил в России, а в 1921 году уехал на историческую родину.

    «В этом-то и заключается наша заинтересованность выяснить в какой мере они связаны с немецкой музыкой, а в какой они были связаны и служили тем народам, где они работали. В этом и заключается их связующая функция между Германией и теми государствами, где они жили работали».

    По словам Александра Шваба немецких композиторов, работавших в тех или иных странах, весьма сложно привязать к местному колориту. К примеру, принцип атональной музыки одинаков во всем мире. Тем не менее, наличие «местных особенностей» не исключено.

    При разборе, к примеру, произведений Гайльфусса, как опера «Рихард Зорге» или других, там, где он применяет двенадцатитоновую систему, экспрессивную, напряженную, трудно говорить о каких-то национальных особенностях или интонациях. Но если мы говорим о «Казахской сонате». Я когда-то анализировал его музыку и даже когда-то обнаружил какие-то композиции связывающие его с Иоганном Себастьяном Бахом. Полифонию и.т.д. С другой стороны там есть какие-то особенности, связывающие его с французским импрессионизмом. Он там очень искусно использовал казахские темы вне тональной музыки. Там проявляются некие импрессионистские картины.

    По словам Александра Шваба, «в СССР преобладал европейский оркестр». Как правило, его и пытались использовать и немецкие композиторы. Домбры с балалайками там практически не встречались. Но зато очень часто можно услышать аккордеон или же баян.

    А кого бы Александр Шваб мог отметить из современных немецких композиторов, живущих в России.

    К сожалению, они уже умерли или же живут в Германии. Из живущих: композитор Бренниг. Он живет в Казани. Он все еще работает. Но уже в очень серьезном возрасте. Владимир Веккер живет в Германии под Штутгартом или Роберт Денхофф, живет на севере Германии. У него довольно обширный и довольно известный творческий репертуар.

    Боннский институт практически не занимается народной музыкой, однако Александр Шваб по собственной инициативе даже издал песенник “Russlanddeutschenliederbuch"

    Особенности этих песен заключаются в том, что их нельзя назвать, что они находятся между культурами. Частично в них есть нечто принесенное из Германии 200 лет назад, но также есть и явно русские песни с немецким текстами и признаются там народными песнями российских немцев.

    А есть ли какие-то особенности у текстов этих песен?

    Если эти песни на немецком, то их, как правило, писали грамотные поэты. Есть конечно и шуточные песни, в которых слова специально перетасованы, как обычно ошибаются в речи российские немцы, говорящие по-немецки. Но это с юмором. Есть и смешанные тексты. Слово по-русски, слово – по-немецки.

Также по теме