1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Потом пришли русские танки и всех разогнали...

12.06.2003

Сегодня мы поговорим о том, что же помнят немцы о своей собственной истории, а потом отправимся посмеяться - только, пожалуйста, в организованном порядке будем смеяться, то есть, очень по-немецки. Но сначала - серьёзная тема. 17 июня исполняется 50 лет со дня ... А что, собственно, произошло 50 лет тому назад в Восточной Германии? Не знаете? Не торопитесь корить себя за пробелы в образовании, потому что именно этот вопрос сотрудники института изучения общественного мнения «Эмнид» задали более чем 1000 немцев. Только 44 процента опрошенных совершенно правильно ответили, что это день подавления советскими войсками народного восстания в Восточной части Германии. Но ровно столько же - 44 процента - понятия не имели, что это за дата. А остальные 12 процентов наговорили невесть что. Ничего не знали об этой дате и ученики гимназии имени Георга Лихтенберга в Лейпциге. И вот теперь они выпускают газету и готовят театральный спектакль к этой дате. Наш берлинский корреспондент Сильке Бартлик побывала в этой гимназии.

«Восемь аргументов в пользу того, чтобы сохранить за «проспектом имени Сталина название Проспект имени Cталина» - так длинно называется эта песня немецкого барда Вольфа Бирмана. В своё время его за диссидентскую деятельность лишили гражданства ГДР и изгнали на Запад. Так вот, главный аргумент в пользу того, чтобы сохранить на карте Берлина имя Сталина, считает Бирман, это тот факт, что именно на проспекте имени Сталина и началось народное восстание в 1953 году. Что знают о 17 июня сегодняшние школьники?

«Да, я в общем-то знала только, что это был необычный день. И ещё я слышала про танки, что там действительно тяжелое вооружение применили. Ну да, я читала, что тогда это была другая система. Например, газеты писали не то, что было на самом деле, а то, что им приказывали. Но на самом деле, пока мы не взялись за газету, я ничего не знала».

Ученикам гимназии, которые подготовили к 17 июня специальный выпуск своей газеты, по 15-16 лет. Родились они ещё в ГДР, но Германская демократическая республика для них - не более, чем страничка из учебника истории прошлого века:

«Мы, конечно, не были прямыми свидетелями, когда Берлинская стена пала. То есть, я имею в виду, я ещё совсем маленький был. Мы это в школе проходим. Но я бы так сказал, надо всё-таки знать историю наших предков.»

Но когда речь заходит о восстании 17 июня 1953 года, то предки - это даже не родители, а дедушки и бабушки учеников. Сегодняшним школьникам трудно даже поверить, что в 1953 году эти предки предков и сами ещё были совсем молодыми - учились, влюблялись, только ещё начинали работать. Вот именно их-то и стали расспрашивать школьники:

«Мой дед тоже участвовал, тоже был на демонстрации. Он мне рассказал, как всё было. Что они начали бастовать из-за повышения норм на работе, а потом против правительства. Сначала в Берлине, в крупных городах, а потом во всей ГДР. Полиция ничего не могла с ними поделать. Тогда в Берлине русские прислали танки, и всех разогнали. А после забастовки нигде на улице нельзя было собираться больше трёх человек, сразу полиция приезжала. Моему деду ничего не было, а вот его двоюродного брата арестовали, когда он бюро коммунистов громил. Он потом отсидел в ГДР и сбежал на Запад. Они потом потеряли друг друга из виду, потому что переписываться было нельзя. А вообще деду трудно было разговорить, он даже вспоминать об этом не хочет.»

Чтобы дополнить такие отрывочные воспоминания, ученики стали собирать документальные материалы в архивах и в «интернете». Какого же было их удивление, когда в ГДР-овских газетах того времени они прочитали, что 17 июня произошло вовсе не рабочее восстание, а «попытка фашистского переворота», организованного «империалистическими силами на Западе» и, в первую очередь, радиостанцией «РИАС», вещавшей из американского сектора Берлина. Очевидцы, дедушки и бабушки рассказывали совсем другое. Никто их не организовывал. Просто у людей терпение лопнуло. На Западе Германии в 1953 году уже начался экономический бум, а на Востоке всё ещё были продовольственные карточки, рабочим повышали нормы, а крестьян насильно загоняли в колхозы. В ГДР строили социализм, а люди никакого социализма не хотели. Они уже тогда добивались объединения Германии.

«Ну, как я понимаю, эти политики, у них были свои представления, и они гнули свою линию. А на простых людей им было просто наплевать. Это было как в третьем рейхе, ну, может быть не так круто.»

А ещё ребята узнали, что в демонстрациях участвовало от 3 до 4 миллионов человек. Во время подавления восстания погибло более ста человек, около 25.000 были арестованы. Но Берлинской стены тогда ещё не было, и сотни тысяч людей бежали на Запад. В ГДР их называли «изменниками Родины». А вот вспоминать о рабочем восстании 17 июня 1953 года в ГДР было запрещено.

«Я считаю что это просто грандиозно, что тогда народ объединился и поднял это восстание. Нашему поколению у них учиться надо, а то все боятся рот раскрыть, сказать своё мнение. Их тогда танками давили, арестовывали, а нам-то чего бояться? Сегодня тоже не всё золото, что блестит. Мы, пока готовили газету и постановку, много об этом спорили.»

«Не жди лучших времён, сделай их лучше. Не нравится тебе социализм, построй социализм получше, или ещё что-нибудь», советует Вольф Бирманн. Ну что ж, пытаемся, дорогой бард, все пытаемся, но пока с переменным успехом. А теперь хватит о серьёзном. Обещал я смех в организованном порядке, значит, давайте смеяться. Нильс Касьенс приглашает нас в «клуб смеха»:

Смех без причины

Знаете, что Вы сейчас слышали? Это был вариант смеха под названием «метровый смех». Взрослые тёти и дяди машут руками, подпрыгивают, держатся за животы. И хохочут. Хором и вразнобой. Десять индивидуумов, самостоятельных личностей хохочут по приказу. Хотя, смеяться, собственно нечему. Никто ни шуток, ни анекдотов не рассказывал. И всё равно они смеются. Серьёзно и старательно. Для этого они и собрались. Они - это кёльнский клуб смеха. Вот они приходят в клуб, становятся в круг и хохочут без всякой на то причины. Господи Боже мой, что это за странные люди такие? А самые нормальные люди, такие, как художник Вальтер Кёлер, который считает смехотворным сам факт, что люди собираются посмеяться:

«Да, это смехотворно - в этом же и вся прелесть затеи, что она настолько смехотворна, что даже смех разбирает. Поэтому я и вступил в клуб, потому что это абсурдная затея. А я люблю посмеяться.»

Ну, Вальтер - художник, они, эти творческие личности, все не без вывиха. Однако рядом с ним во всё горло хохочут студенты и домохозяйки, учительница и безработный, люди от 20 до 70 лет. Причём, как они уверяют, они никакая не группа взаимопомощи, никакими психическими отклонениями не страдают, ни от чего не лечатся. А что другие о них думают - так это им даже не смешно:

«Люди просто недостаточно серьёзно относятся к смеху. Я так считаю, каждый имеет полное право решить это сам для себя. Ну и пусть нас считают психами, ну, хорошо, согласна, я - псих. Но я знаю, что смех мне помогает, почему же тогда не смеяться?»

Кристина Шпайт и организовала три с половиной года назад кёльнский клуб смеха. Клуб бесплатный - смейся, сколько хочешь. Идею Кристина привезла из Индии. Индийский врач Мадан Катариа установил, что смех обладает целебными свойствами. Ещё он установил что все люди, а особенно европейцы, слишком редко смеются и от этого так часто болеют. А уж кёльнские последователи индийского смехотерапевта установили, что в 50ые годы среднестатистический немец смеялся 18 минут в день, а нынче этот показатель катастрофически упал до 6 минут в день. Откуда они взяли эти цифры, они не сознаются. Во всяком случае, индийский врач разработал на базе йоги специальные приёмы, чтобы по мере надобности усилием воли впадать в смех без причины. Сейчас в мире сотни тысяч человек занимаются смехойогой или йогосмехом - это уж кто как называет. В одной только Германии зарегистрирован 41 смехоклуб. И пусть медики спорят о достоинствах и недостатках смеха - Кристина Шпайт исходит из собственного опыта:

«Я по себе знаю, что я сбрасываю напряжение, лучше справляюсь со стрессовыми ситуациями. И вообще смех - это тренировка для всего организма: пресс напрягается, повышается содержание кислорода в крови, укрепляется иммунитет. После смеха чувствуешь себя измотанным и усталым. Но потом в кровь поступают гормоны счастья. Организм их выделяет. Это эйфорическое состояние.»

Но чтобы достичь эйфорического состояния, надо тяжко трудиться. 45 минут продолжаются сеансы в клубе смеха, больше члены просто физически не выдерживают. Начинается каждый сеанс с разминки. Все становятся в круг и кричат во всю глотку: хо-хо, ха-ха-ха, хо-хо, ха-ха-ха и при этом хлопают в ладоши. Это тонизирует мышцы живота и расслабляет грудную клетку. Потом начинается настоящая тренировка. Причём смех смеху рознь: есть «метровый» смех, есть приветственный, есть «львиный». Правда цель у всех смеховых упражнений одна: они должны плавно перетекать из искусственного смеха в смех естественный. Это не трудно, гласное - упорно и систематически тренироваться. И заканчивается сеанс всегда одинаково: все хлопают друг друга по плечам, мол славно мы сегодня похохотали. Только до этого ещё надо закрепить достигнутое. А делается это так: все становятся в круг, берутся за руки и что есть мочи кричат:

«Я самый счастливый человек в мире. Да! Я самый здоровый человек в мире. Да! Я самый богатый человек в мире. Да! Я самый красивый человек в мире. Да!»

Если Вы не знаете немецкого, то никогда не догадаетесь, о чём поёт Анна Розенштольц. А поёт она о смехе. Ты, мол мне говорил, смеяться надо, смейся надо всем. А у неё, как слышите, не получается. Надо ей сходить в клуб смехойоги, сразу научится, может быть, и рейтинги повысятся. А я на сегодня прощаюсь с Вами. Спасибо нашим авторам Сильке Бартлик и Нильсу Касьенсу, спасибо Вам, дорогие радиослушатели, за то что Вы настроились на «Немецкую волну».