1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Потерпевшие кораблекрушение (часть 2)

09.05.2006

default

Но продолжим нашу главную тему. О потерпевших кораблекрушение рассказывает необычный музей в датском городе Торсминде, на западном побережье Ютландии. Этот музей составили предметы, которые были на борту корабля, затонувшего здесь около двухсот лет назад.

Британский караван, состоящий из трёх военных кораблей, самым большим из которых был фрегат «Сент-Джорж» («Святой Джордж»), попал в конце декабря 1811-го года, в самый канун Рождества, в страшный ураган у берегов Ютландии. Моряки английского королевского флота попытались вывести фрегат в открытое море, но ветер и огромные волны вынесли его на песчаную отмель. Когда бурей снесло две мачты и «Святой Джордж» стал заваливаться на бок, судьба его была окончательно решена. Погибли более тысячи солдат и офицеров, возвращавшихся на родину из континентальной Европы. Лишь одиннадцать человек чудом избежали смерти в бурных водах Северного моря. Они, а также местный краевед из прибрежного датского городка Торсминде оставили описание этой катастрофы – самой страшной катастрофы во многовековой истории британского флота.

Сегодня в Торсминде открыт уникальный музей – музей погибшего фрегата «Сент-Джордж». Полтора столетия корабль – точнее, то, что от него осталось, - пролежал на дне, погребённый под толстым слоем песка. Но в конце шестидесятых годов страшные ураганы в течение буквально нескольких дней разметали этот песок, и группа профессиональных аквалангистов, которую финансировало министерство культуры Дании, начала подводные раскопки. Они ведутся до сих пор. Так долго потому, что у археологов есть на это всего несколько дней в каждом году – после зимних штормов. Потом море снова намывает песок, и остов погибшего корабля уходит в него на глубину нескольких метров. Поэтому пока удалось достать лишь половину того, что осталось от корабля.

Экспозицию музея открывает длинный список членов экипажа и английских солдат, которые отправлялись после европейской кампании на родину в отпуск, но так и не добрались до неё. «Святому Джорджу» не везло с самого начала. Он был последним кораблём, который должен был уйти в Англию до начала штормового периода. Навигация кончалась, и моряки торопились. Барахлили рули, но время поджимало, и толком исправить их не удалось. Уже после того, как вышли в море, обнаружили трещину в одной из мачт. Пришлось зайти в порт Гётеборга и встать на ремонт, из-за чего потеряли драгоценное время. Корабельный священник (погибший, кстати, вместе с остальным экипажем) отслужил перед отплытием специальную службу, однако это не помогло. Огромный, прекрасно оборудованный и вооружённый фрегат погиб. Погиб не в бою, а в споре со стихией.

О вооружении, оснащении и повседневной жизни «Святого Джорджа» и даёт представление музей. В витринах – не только секстанты и прочие навигационные инструменты, но и, например, посуда: от тонкой, фарфоровой, с изящным орнаментом, которой пользовались офицеры, до простых оловянных мисок, из которых ели матросы. Сохранились и были подняты со дна треуголки и кокарды, огромное множество пуговиц, витые позументы эполет, даже алый шарф, какие носили королевские гренадёры. Правда цвет он в морской воде за более чем полтора столетия потерял, и теперь кажется тёмно-бордовым.

Много в музее, разумеется, и оружия. Винтовки, пистолеты, пушки… Самая большая весит более десяти тонн, причудливо обросла окаменевшими ракушками и стоит на том самом лафете, на котором когда-то стояла на борту «Святого Джорджа». Лафет, сделанный из дуба и хорошо просмоленный, кажется почти не тронутым временем и водой. Вот только колёса его не сохранились.

Ядер самых разных размеров и маленьких, круглых свинцовых пуль археологи нашли на дне столько, что все даже не стали поднимать. А вот мастерскую, в которой прямо на борту отливали пули, практически полностью перенесли на поверхность и затем – в музей. Как и медицинское оборудование корабельного лазарета. Здесь было всё, что могло понадобиться в открытом море: набор хирургических инструментов, разнообразные шприцы (не стеклянные, а металлические), клещи для вырывания зубов, склянки с лекарствами, даже деревянные шины разных размеров, которые накладывают в случае переломов. В самом деле: откуда же в море было взять такую шину, если кто-то из экипажа сломает руку или ногу?

Часть экспозиции составляют личные вещи погибших моряков и гренадёров. Крошечные костяшки домино, изъеденные водой переплёты книг, овальная рамка, в которую когда-то был вставлен миниатюрный портрет любимой (его, к сожалению, не нашли), деревянные флейты… Ведь радио, телевидения, магнитофонов в 1811-м году ещё не было, и поэтому музыка на борту была «живая». Никакой «фанеры». Талантов, как видно, хватало.

Подводные археологи нашли в каютах и трюмах лежащего на дне фрегата и провиант. Некоторые его «образцы», если можно так выразиться, выставлены в музее. Например, сохранившиеся в рундуке на камбузе галеты – твёрдые, как камень, и солоноватого вкуса. Нашлись смельчаки, которые их попробовали. Попробовали (только уже не любители, а профессиональные сомелье) и различные вина, которые нашли в капитанском винном погребе и были подняты на поверхность. Вина для простых моряков, хранились, кстати, в огромных бочках, а вот капитану и офицерскому корпусу позволяли определённую роскошь. Самое невероятное: в погребе капитана британского фрегата было множество бутылок французского шампанского, хотя Англия в то время воевала против Франции. Но пили на досуге в кают-компании также портвейн, сухие вина и джин. Должен разочаровать любителей романтики: все вина после полутора столетий пребывания на дне оказались тошнотворного вкуса.

О затонувшем британском корабле рассказывает и следующий сюжет. Только вот музея этого корабля пока нет: его груз ещё предстоит поднять со дня моря. Груз, который эксперты оценивают, как минимум, в полмиллиарда евро, а то и даже в четыре миллиарда. На морском дне сегодня нет никакого другого корабля, на борту которого были бы сокровища, сравнимые с сокровищами трёхмачтового фрегата «Сассекс», попавшего в бурю около трёхсот лет назад и только сейчас обнаруженного профессиональными кладоискателями.

О кладах затонувших кораблей американец Грэг Стемм мечтал с раннего детства. Как каждый подросток, он зачитывался книгами о пиратах и морских путешествиях, восхищался подводными съёмками Жака Кусто и рисовал карты несуществующих островов и заливов, на которых крестиками обозначал местонахождение сокровищ. Двадцать лет назад, поработав имиджмейкером и специалистом по рекламе, Стемм решил осуществить юношескую мечту. Сегодня его фирма «Одиссей марине эксплорэйшн» считается одной из самых известных в своей области. Она занимается поисками и поднятием со дна драгоценных грузов затонувших кораблей. Дело поставлено очень профессионально. Несколько человек постоянно работают в архивах, разыскивают судовые журналы, старые военные сводки, опрашивают рыбаков, которые ловят рыбу в тех водах, где, как предполагается, затонул корабль: чтО им попадалось в сети? Кроме того, Стемм работает вместе со специалистами по биологии моря, геологами, ихтиологами. Его фирма использует самую современную технику исследования морского дна. Такую используют, например, военно-морские силы стран НАТО. Сейчас нашпигованная электроникой торпеда с дистанционным управлением, поисковым эхолотом и видеокамерой вместо боеголовки (она стоит около четверти миллиона долларов) обшаривает дно в акватории к юго-западу от Гибралтара. Точные координаты Стемм, естественно, скрывает. Здесь 19 февраля 1694 года затонул английский фрегат «Сассекс», груз которого фирма «Одиссей марине эксплорейшн» по согласованию с британским и испанским правительствами намерена этим летом поднять на поверхность. Почти десять лет исследований в архивах, четыре месяца поисков в море и несколько сотен тысяч долларов понадобилось Стемму на то, чтобы найти место, где затонул «Сассекс». И ещё около миллиона предстоит инвестировать в то, чтобы поднять со дна его груз. Но дело того стоит. На борту «Сассекса» находились слитки золота, а также золотые и серебряные монеты, предназначенные герцогу Савойскому. Англия вела тогда очередную войну с Францией и очень надеялась на то, что герцог Савойский откроет, так сказать, второй фронт. Но у герцога на армию денег не было. Тогда их решили предоставить ему англичане. Тяжело нагруженный золотом и серебром трёхмачтовый фрегат «Сассекс», сопровождаемый конвоем из двухсот больших и малых военных кораблей, отправился в путь. Самый опасный участок пути – вдоль побережья Франции – он преодолел без приключений. Но когда конвой огибал южную оконечность Европы, разразился сильный шторм, и «Сассекс» затонул в Гибралтарском проливе. Более тысячи человек – и вместе с ними командующий эскадрой, адмирал сэр Фрэнсис Веелер, - погибли. С тех пор драгоценный груз фрегата покоился на морском дне – до тех пор, пока его не нашёл Грэг Стемм.

Но найти одно, а поднять груз и, главное, иметь возможность им распоряжаться – совсем другое. Около двух лет понадобилось Стемму на то, чтобы договориться с министерством обороны Великобритании, которому (по крайней мере, теоретически) до сих пор принадлежит груз «Сассекса». Их «партнёрское соглашение» предоставляет фирме «Одиссей марине эксплорейшн» эксклюзивные права на использование поднятых со дна моря сокровищ, но предусматривает делёжку вырученных денег по довольно сложной схеме. Причём, британское адмиралтейство – не единственное, с кем придётся делиться Стемму. Остов корабля покоится на дне в испанских территориальных водах. Поэтому свою долю потребовал и официальный Мадрид. Придётся платить.

Тем не менее, Грэг Стемм уверен: ни он, ни его инвесторы, уже выделившие под лежащий на дне клад пять миллионов долларов, не прогадают.

Заканчивая сегодняшнюю передачу, хочу обнадёжить всех романтиков и искателей приключений: фрегат «Сассекс» - не последний корабль, набитый сокровищами и ещё покоящийся на морском дне. Миллионы кораблей ещё лежат, полузасыпанные песком, под толщей воды. И ждут, когда поднимут их драгоценный груз.