1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Потерпевшие кораблекрушение (часть 1)

09.05.2006

default

Сегодня мы поговорим о потерпевших кораблекрушение. Каждый, кто слышит эти слова, наверняка, представляет себя старинные бри и каравеллы, сломанные деревянные мачты, Робинзона Крузо на необитаемом острове и тому подобные романтические и очень далёкие от нас вещи. Между тем, у этой передачи – весьма актуальный повод. Вся Швеция гадает сейчас над тем, каким образом оказался в открытом море человек, называющий себя Джорджем Уильямсом, и кто он такой. С загадки «флоттманнена» - «человека на плоту» (так называют его шведские газеты) мы и начнём.

Уже в течение трёх недель фотографии человека, который называет себя Джорджем Уильямсом, не сходят с первых страниц шведских газет. Над тайной, которая окружает этого человека, ломают голову криминалисты, психологи и языковеды. Три недели назад недалеко от шведских берегов его подобрали в открытом море, в проливе Скагеррак, недалеко от шведских берегов, матросы норвежского танкера. История, которую спасённый рассказал матросам, а позже полиции, выглядит совершенно неправдоподобной. Его якобы высадили на плот с британского грузового судна после того, как он поссорился с капитаном. Плот этот представляет собой обрешётку из толстых досок, привязанную к пустым красным бочкам из-под солярки. На нём, по словам Уильямса, он болтался в открытом море четыре дня. «Это неправда, - убеждены врачи. – Столько бы при нынешних температурах в северной части Европы ни один человек не выдержал бы». Экспертиза установила, что «человек на плоту» пробыл в открытом море всего несколько часов, максимум пол-дня. С именем тоже непонятно. «Джордж Уильямс», как себя именует новоявленный Робинзон, звучит как английское или американское имя, но по-английски 47-летний «Флоттманнен» - «человек на плоту» - говорит с явным акцентом. Он утверждает: это потому, что он вырос с Южной Африке. Но специально привлечённые ведущими газетами Швеции эксперты-языковеды, проанализировав не только фонетические неправильности, но и то, как «человек на плоту» строит фразы и какие выбирает слова, пришли к единодушному выводу: акцент у него – восточноевропейский. Большинство считает, что русский. Один из крупнейших шведских специалистов по славянской диалектологии Альф Нихольм смог ближе всех подойти к тайне мнимого Уильямса: он почти на 100 процентов уверен, что тот долгие годы прожил в районе Волгограда.

Как бы то ни было, но последние два года «Флоттманнен» прожил в Лондоне. Это полиции удалось установить абсолютно точно. Время от времени он появлялся в одной из лондонских методистских церквей, где раздавали продукты и одежду неимущим. Судя по всему, «Джордж Уильямс» был бомжом, потому что время от времени он оставался ночевать в благотворительной ночлежке при церкви. Между прочим, вполне может быть, что в сейфе общины лежит его настоящий паспорт, но пока проверить это нельзя: человек, у которого хранится ключ от сейфа, сейчас находится в отпуске.

Газете «Экспрессен» удалось получить от малоразговорчивого Робинзона какую-то информацию о его прежней жизни. «Флоттманнен» уверяет, что работал на какой-то секретной работе в фирме, название которое отказывается открыть, в стране «Херемении». Такой страны нет, но есть другая, название которой звучит похоже: Германия. Похоже по-русски, потому что немецкое название Германии – Дойчланд.

Правда, в Швеции нашлись люди, которые уверены, что «человек на плоту» - не русский, а поляк. Они уверяют, что в конце девяностых годов он достаточно долгое время жил в шведском портовом городе Ландскрона. Ночевал на пляже, пока позволяла погода. Пауль Лорензон рассказал журналистом, что он несколько раз подолгу разговаривал с «Джорджем», который тогда называл себя «Ник». Говорили они по-английски. «Ник» признавался, что больше всего на свете боится польской полиции. Ландскрона, кстати, - конечная станция паромного сообщения с польским портом ЩвиноУйще.

Надо сказать, что шведскую полицию всё это мало интересует. Главное, что «Джордж», «Ник», «Флоттманнен», или как бы его там ни называли, прибыл в страну нелегально, без въездной визы. Значит, подлежит высылке. Так как до своего морского путешествия он жил в Лондоне, то и высылать его можно (и нужно) в Великобританию. А уж там пусть англичане ломают себе голову над загадкой истинного происхождения «человека на плоту», если решат выслать его на родину.

Да, несмотря на многочисленные загадки, которые по-прежнему не разрешены, с «человеком на плоту» дело обстоит проще, чем обстояло прошлым летом с так называемым «Пианистом». Речь идёт о молодом человеке, таинственным образом объявившемся в один прекрасный день на английском берегу. Он не говорил ни слова и даже как будто не помнил, кто он такой, как его имя и откуда он родом. Зато умел играть на фортепьяно (поэтому его и прозвали «Пианистом»). Довольно долго пришлось докапываться до правды. В конце концов, оказалось, что загадочный «Пианист» - всего-навсего безработный из Баварии, который просто притворялся, что у него отшибло память.