После вотума недоверия канцлеру | Еуропа и Беларусь | DW | 05.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

После вотума недоверия канцлеру

04.07.2005

Президент скорее всего распустит парламент, но не раньше двадцатого июля. Окончательное же решение о досрочных выборах будет принимать Конституционый суд.

Итак, в прошлую пятницу федеральный канцлер Герхард Шрёдер по собственной инициативе лишился доверия бундестага. Сделал он это с одной единственной целью – добиться проведения досрочных выборов. Дело в том, что по конституции ФРГ они возможны только в случае роспуска парламента, а распустить его президент может опять-таки только, если депутаты отказывают в доверии главе правительства. Тогда же, в прошлую пятницу в «Дискуссионном клубе» «Немецкой волны» мы подробно обсудили и причины, по которым досрочные выборы представляются канцлеру единственной возможностью для преодоления политически патовой ситуации в Германии, и мотивы, которыми он аргументировал дефицит доверия к нему со стороны парламентариев правящего большинства. Не буду повторяться. Дело сделано, требования шестьдесят восьмой статьи Основного закона ФРГ выполнены, протокол с итогами голосования по вотуму доверия канцлеру и его формальная просьба распустить бундестаг переданы федеральному президенту. Теперь до двадцать второго июля у главы государства есть время подумать о просьбе главы правительства и досрочных выборах. И не факт, что они на самом деле состоятся, причем, именно восемнадцатого сентября, как к тому ведут дело все политические партии. И вот почему.

Вначале о сроках. Президент Хорст Кёлер уже заявил, что торопиться с принятием решения не будет и использует на размышления весь отпущенный ему конституцией срок в три недели, что бы тщательно взвесить все «за» и «против». Он немножко лукавит. Скорее всего, некое внутреннее решение президент уже принял, ведь о своей затее Шрёдер рассказал ему еще месяц назад. Но если Кёлер объявит о роспуске бундестага уже, допустим, на этой неделе, то дата досрочных выборов придется на самое начало сентября. Ведь их надо проводить не позднее, чем через шестьдесят дней после роспуска. А в начале сентября в Баварии и Баден-Вюртемберге – еще летние каникулы, народ разъехался кто куда и явка на избирательные участки явно обеспечена не будет. А вот к восемнадцатому сентября все уже точно будут на месте. Следовательно, выносить свой вердикт президент не будет раньше двадцатого июля, но и не позже двадцать второго, чтобы уложиться в сроки. Предположим, что наиболее вероятно, он удовлетворит просьбу канцлера, паралмент распустит и назначит досрочные выборы. Есть, однако, еще одна инстанция, которая может помешать их проведению – Конституционный суд.

Вотум недоверия канцлеру в прошлую пятницу был очевидно сфабрикованным. Тем самым была фактически была поставлена с ног на голову та самая шестьдесят восьмая статья Основного закона. По замыслу отцов-основателей немецкой конституции, вотум о доверии должен служить своего рода последним козырем главы правительства, чтобы заручиться поддержкой парламентского большинства своему курсу. Скрепя сердце все депутаты правящих партий должны вроде бы голосовать «за», чтобы предотвратить грозящий роспуск парламента и досрочные выборы, в которых они при нормальном течение дел не могут быть заинтересованы. Но течение дел оказалось ненормальным, и грозный козырь был использован с прямо противовположной целью. То, что игра шла мечеными картами, было ясно еще в ходе дебатов. Шрёдер говорил о кризисных явлениях, о дефиците поддержки со стороны депутатов своей «красно-зеленой» коалиции, имеющих пусть минимальный, но всё же перевес в парламенте. Это, дескать, оправдывает постановку вопроса о доверии. А Франц Мюнтеферинг – глава СДПГ и её парламентской фракции тут же заявляет, что фракция как один поддерживает своего канцлера. Если поддерживает, то почему же тогда отказывает ему в доверии, воздерживаясь при глосовании? Протокол выступления Мюнтеферинга, который де-факто дезавуировал канцлера, наверняка подошьют к своему иску в Конституционный суд те депутаты бундестага, которые не захотели участвовать в этом спектакле. Например, Вернер Шульц от партии «зеленых»:

То, что здесь происходит – это инсценированная, абсурдная процедура. Мы свидетели сфабрикованного, как говорят юристы, ненастоящего вотума недоверия. Уже первая фраза Вашей постановки вопроса, господин канцлер, не соответствует действительности. Вы же вовсе не хотите получить доверие, вы хотите голосование проиграть.

Какое же решение примет Конституционный суд? Прецедент на этот счет есть. В восемьдесят втором году аналогичную процедуру со сфабрикованным вотумом недоверия провел предшественник Шрёдера Гельмут Коль, впервые ставший канцлером, не на общенародных выборах победив, а в результате развала прежней социал-либеральной коалиции. Он инсценировал вотум, чтобы заручиться мандатом всех избирателей, что ему и удалось. Конституционные судьи тогда отклонили иски протестовавших, но свое решение сопроводили весьма спорной мотивировкой. С одной стороны, они указали, что вопрос о доверии самому себе канцлер может ставить только, если расстановка сил в бундестаге настолько сковывает его работу, что дальнейшее проведение разумной политики при поддержке парламентского большинства становиться невозможным. Если же сомнений в такой поддержке нет, что показало заседание бундестага в прошлый четверг, когда правительственным большинством были приняты десятки законов, то ставить вопрос о доверии с целью роспуска и досрочных выборов канцлеру нельзя. С другой же стороны, конституционные судьи весьма широко очертили полномочия главы правительства в оценке ситуации. И с этой оценкой обязан счмитаться президент. Канцлер, дескать, по своему усмотрению может решить, что доверие к его политике со стороны его же депутатов не очень надежное. Короче, если главе правительства нельзя, но очень хочется, то можно. Более противоречивой мотивировки решения Конституционного суда не бывало. И нет никакой гарантии, что ей непременно последуют и в этот раз. Но вот если суд – таки наложит свое вето на роспуск и досрочные выборы, то тогда тот политический кризис, который намерен предотвратить Герхард Шрёдер и в самом деле разразится в полную силу.

Пока, однако, все в Германии исходят из того, что досрочные выборы восемнадцатого сентября всё-таки состоятся. Но это уже другая, хотя и смежная тема. Социал-демократы обещают потрясти богатых

Шансы оказаться переизбранным у Шредера и его партии невелики, на сегодняшний день они вообще равны нулю, тем не менее, какие же выборы без предвыборной программы, которую социал-демократы не скромничая назвали «правительственной». Сегодня на так называемом малом съезде СДПГ принят текст избирательного манифеста – эта та самая программа, которая по замыслу социал-демократов призвана переломить настроения в стране и привести к победе на выборах. С этой целью они решили взяться за богатых. Если кто получает двести пятьдесят тысяч евро в год, то придется платить повышенный до сорока пяти процентов подоходный налог. Для людей семейных граница будет установлена в полмиллиона. Франц Мюнтеферинг:

Эти дополнительные деньги, которые мы тем самым соберем, будут в будущем направлены в сферу образования, исследования, на развитие новых технологий, на повышение общеобразовательного уровня в стране в целом.

Той же цели – потрясти богатых и потешить чувства зависти к ним со стороны широких масс избирателей – служат и другие кирпичи «правительственной» программы социал-демократов: повышение на востоке Германии до западного уровня пособия по безработице номер два, введение минимального размера оплаты труда и денежного вспомоществования для молодых, но бедных родителей, унификация предпринимательских налогов, переход от кассового медицинского страхования на всеобщее гражданское, которое вынудит и людей сверхсостоятельных вносить свою лепту в охрану здоровья нации. Франц Мюнтеферинг сформулировал задачу немецкой социал-демократии так:

Мы хотим роста, мы хотим экономического успеха, и мы хотим на этой основе больше рабочих мест, больше социальной защищенности и больше социальной справедливости. Такова схема наших размышлений: что можно сделать, чтобы добиться этих двух вещей.

Того же самого, между прочим, социал-демократы намеревались добиться и программой реформ канцлера, рассчитанной до две тысячи десятого года и начатой пару лет назад – но совсем другими путями. Одним из них было, например, снижение налогов, в том числе, и на богатых. На то у правительства Шрёдера были веские причины. Запредельный уровень фискальных отчислений сковывал инвестиционную активность, приводил к бегству из Германии капиталов и рабочих мест, был неконкурентоспособен в условиях глобализации. Да и сами жители страны всё громче роптали на государство, которое изымало у них более половины доходов, считая, что сумеет эффективнее, чем сами граждане, ими распорядиться. Что-то изменилось? Да нет, макроэкономические показатели всё те же. СДПГ просто испугалась своей собственной либерально-рыночной прыти. Сдвинувшись слева в центр и предав забвению свои прежние пролетарские установки, социал-демократы изрядно сдали позиции у своих традиционных избирателей - широких масс немецких трудящихся. На левом фланге образовался вакуум, который теперь успешно заполняет новое избирательное объединение в составе преемников гедеэровских коммунистов и западных профсоюзных мечтателей – государственников. А потому руководство СДПГ командует полный назад к прежним идеалам.

Новости «Русского Берлина».

В посольстве России на Унтер-ден-Линден прошла презентация Москвы как претендента на проведение Олимпийских игр 2012 года. Кандидатуру российской столицы поддержали многие известные берлинцы. Бывший правящий бургомистр Эберхард Дипген напомнил о бойкоте Западом Олимпиады 1980 года и сказал, что жители Москвы заслужили целые Олимпийские игры, а не только половину. В то же время Дипген подчеркнул, что Берлин поддерживает московскую кандидатуру неофициально. Дело в том, что за право проведения игр борются также Париж и Мадрид. Они, как и Москва, являются городами-партнерами Берлина...

Влиятельная газета деловых кругов «Хандельсблатт» организовала в Берлине представительную конференцию, посвященную германо-российским экономическим связям. Она прошла под девизом «Россия - огромная империя с огромными шансами». Видные немецкие бизнесмены, в том числе менеджеры Сименса, Метро и Даймлер-Крайслера, поделились своим опытом работы в России и в целом высоко оценили ее инвестиционную привлекательность. Точку зрения российской стороны представили бывший министр экономики Ясин и руководитель корпорации «Вимм-Билл-Данн» Якобашвили...

Борис Березовский дал в Берлине фортепьянный концерт. Российский виртуоз и полный тезка живущего в Лондоне олигарха с успехом исполнил на сцене Комише опер несколько произведений Петра Ильича Чайковского. Березовский начал свою карьеру 15 лет назад, став победителем московского конкурса имени Чайковского. Его считают одним из лучших пианистов современности. На гастроли в Берлин его пригласил другой россиянин, Кирилл Петренко, уже два года возглавляющий знаменитую Комише опер...

Председатель столичной еврейской общины Майер подверг критике новый порядок приема в Германии евреев из стран СНГ. Он предусматривает более строгие критерии отбора еврейских иммигрантов. В частности, они должны знать немецкий язык, а также предоставить справку, что одна из еврейских общин Германии готова принять их в качестве своих членов. Майер заявил, что это приведет к резкому сокращению числа новых иммигрантов. Еврейская община Берлина - самая большая в стране. Две трети из ее 12 тысяч членов родом из бывшего СССР...

28-летний украинец получил тяжелую травму при попытке бежать из тюрьмы. Иницидент произошел в следственном изоляторе района Фридрихсхайн. Украинца доставили туда для выяснения личности. Перед этим он совершил попытку кражи в магазине и был задержан с поличным. Оказавшись в изоляторе, он подбежал к открытому окну второго этажа и выпрыгнул наружу. От удара о землю беглец получил серьезные ушибы и сотрясения. Сейчас он находится в больнице...