1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Последняя вечеринка российских правозащитников

Каждый спектакль московского Театра.doc - не только театральное, но и общественное событие. Не стала исключением и премьера, на которой побывал корреспондент DW.

В московском Театре.doc зритель - активный участник если не самого действа, то обязательно общественной дискуссии вокруг темы спектакля. Что приходит на ум, когда слышите "правозащитники"? Иностранные агенты или самоотверженные бессребреники? Городские сумасшедшие или успешные профессионалы? Борцы с режимом или защитники слабых? Это написано в программке спектакля "Последняя вечеринка/правозащитники".

Пьеса Анны Добровольской создана на основе интервью с 12 российскими правозащитниками, среди которых - как лидеры крупнейших правозащитных организаций, так и мало кому известные люди. Речь идет о тех, кто специализируется на оказании помощи, в первую очередь, правовой, заключенным российских тюрем и колоний. На сцене четыре актера: Григорий Перель, Наргис Абдуллаева, Константин Кожевников, Ольга Лысак. Последняя вместе с директором театра Еленой Греминой поставила спектакль. Автор пьесы правозащитник из Воронежа Анна Добровольская выступает в роли свидетеля вместе с бывшей заключенной Мариной Клещевой.

Святой доктор Гааз

На сцене офисные столы с настольными лампами, флипчарт с надписью "Сдается в аренду". На заднем плане - экран, на котором сменяют друг друга портреты российских правозащитников и тех персонажей, с произволом которых они борются, репортажи с митингов и пикетов (причем, как оппозиционных, так и, например, обласканных властью "Ночных волков"), фрагменты телепрограмм, интернет-мемы и так далее. Место действия: офис одной из правозащитных организаций, которую отсюда выселяют. Идет прощальная вечеринка.

За кого пьют? Не за себя. Один из участников предлагает помянуть человека, когда-то, более полутора века тому назад, жившего в соседнем доме. Звали его Фридрих Гааз (Friedrich Joseph Haass), или как называли его в России, куда он в молодости приехал из Германии и где прожил основную часть своей жизни, - Федор Петрович. Доктор Гааз достиг в России богатства и почестей, но когда в 1853 году он скончался, хоронили его за казенный счет. Потому что все, что нажил, он потратил на помощь обездоленным - в первую очередь тем, кто пребывал в тюрьме и на каторге. Говорят, один в поле не воин. Пример Гааза свидетельствует об обратном. Не имея никакой формальной власти, он сделал очень многое для улучшения жизни заключенных и ссыльных. Власти доктора терпели, по словам одного сановника, "как неизбежное зло". Над ним смеялись, его травили, на него писали бесконечные доносы. По сути, "святой доктор Гааз", как его называли, стал первым российским правозащитником.

Гражданский контроль?

На фоне истории доктора Гааза зритель получает возможность оценить правозащитников нынешних. Что не так просто. Эти люди с трудом говорят о себе. Они очень закрыты. И только когда выпивают, расслабляются и начинают что-то рассказывать. В основном о прошлом.

Картина не слишком приглядная. Их преследуют власти. Большинство их работу не замечает. Их порой легко предают те, кому они помогли. Про них рассказывают небылицы и страшилки по телевизору... А гражданский контроль крайне необходим. И правозащитные организации не могут зависеть от государства, хотя это частенько ставит их в сложное положение.

Контекст

При этом сложно ждать от заключенных благодарности. Само попадание человека в этот мир уже показывает, что человек был неблагодарен. То есть он не оценил то, что ему давалось в детстве, в юношестве и т.д. "Но в какой-то момент ты оказываешься на передовой между происходящим ужасом и судьбой этого человека", - говорит один из персонажей спектакля.

Пьеса построена на таких монологах и диалогах, что называется, "из жизни". Ей не нужен внутренний драматический конфликт. Это срез биографий реальных людей. А остальное будет решать зритель, для чего, собственно, и ставился спектакль.

Чтобы поменьше мешали...

В беседе с корреспондентом DW Елена Гремина подчеркнула, что была поражена, когда стала ближе общаться с правозащитниками (это произошло в рамках сбора материала о "деле Магнитского"). Поражена тем, что эти люди живут, как она выразилась,"совершенно нелогичной" жизнью: "Правозащитники вне своих личных интересов занимаются очень сложными и тяжелыми делами. Это одиночки-подвижники, чья внутренняя сила заключалась в том, что они видят человека в каждом, как в преступнике, так и в "оборотне с погонами". И это им помогает, особенно в последние годы, когда усилилось государственное давление и таких, как они, стали очернять в глазах людей".

Директор Театра.doc задалась целью рассказать о правозащитниках и стала искать человека, который все знает "изнутри". Поэтому и обратилась к Анне Добровольской, которая занимается правозащитной деятельностью в Воронеже, с предложением написать пьесу на эту тему.

Финал спектакля, мягко говоря, не слишком оптимистичен. В очередной раз вспомнили доктора Гааза, которого провожали на кладбище 20 тысяч человек. В православных храмах служились панихиды по немцу-католику.

Но нынешних правозащитников вряд ли ждут такие почести. В финале один из героев с горечью говорит: "Если бы я занимался исключительно арифметикой, то я должен был бы сказать, что к полтиннику я пришел в ситуации жестокого поражения. Даже не в смысле богатства, не в смысле счастья в личной жизни и так далее, а вот в смысле дела, работы. И в смысле мечты - чтобы попозже сдохнуть, чтобы успеть побольше. И чтобы поменьше мешали..."

Актеры наполняют стаканы и поднимают их: "Ну, за все хорошее! Будем!"

И к зрителям: "Будем?.."

 

Смотрите также:

Контекст