1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Последний суд, он страшный самый

Знаменитый на весь мир полковник Буданов более не полковник. Он лишен офицерского звания и государственных наград.

default

Нельзя вести оккупационную войну и одновременно гнать под трибунал свою армию.

За похищение и убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой танкист с крепкими пальцами приговорен к 10 годам колонии строгого режима.

Как говорится, справедливость восторжествовала. Убийца назван убийцей. Приговор похож на приговор. И все же что-то мешает всерьез говорить о законности и юридической правде. Скорее, хочется вздохнуть с облегчением: весь этот фарс, наконец, в прошлом.

С чего все началось...

В марте 2000-го в программе государственного телеканала эта новость громыхнула как одиночный залп. Подумать только: российский офицер убил чеченку! На экране РТР, не в силах поверить в такое, заламывал руки сам начальник генштаба Анатолий Квашнин. Он называл этот случай "из ряда вон выходящим". Он понять не мог, как это могло произойти в его армии. Он величал Буданова "подонком" и "бандитом". Переживая моральную катастрофу, он докладывал о нетипичном злодеянии лично президенту РФ.

Но уже в те заполошные дни все было понятно. Депутаты ПАСЕ лишали Россию права голоса; надо было "кинуть кость" Европе. Буданов тогда стал жертвой внешней политики Кремля – пешкой в довольно жестокой и лукавой игре, в которой он в одиночку расплачивался за все преступления федералов. И все никак не мог расплатиться. Ибо нельзя вести оккупационную войну и одновременно гнать под трибунал свою армию. Это дезориентирует не только полковников, но и простых солдат.

И потому три с лишним года, в течение которых длилось, изматывая родню погибшей, подсудимого и остатки гражданского общества в РФ, это дело, российская власть металась в заколдованном кругу. Полковника нельзя было осудить строго, в меру совершенного злодеяния, ибо это "бросало тень на всю армию", в которой таких будановых на каждом блок-посту по два.

Для "пользы дела танкист должен сидеть"

Полковника нельзя было помиловать, потому что за процессом следил весь мир. Что же продиктовало суду и тем кукловодам, что вели процесс, этот первый за все годы жесткий обвинительный приговор? Догадаться несложно: речь идет вновь о политике, на сей раз внутренней. В октябре в Чечне выборы; у кремлевского ставленника Ахмада Кадырова довольно серьезные проблемы с рейтингом. Известно, что Ахмад-хаджи за делом Буданова следил с первого дня и весьма настойчиво убеждал Путина в том, что для пользы дела танкист должен сидеть. Что за процессом чеченцы следят очень внимательно и окончательно разочаруются в России, если убийцу отпустят.

Кадыров, безусловно, лукавил: отношение чеченцев к России и в особенности к Кремлю не смогут изменить уже никакие суды. Но в чем-то был прав: приговор мягкий, тем более оправдательный, как и очередное доследование, привел бы к скандалу. Оттого суд прошел быстро, и вердикт оказался строг.

Как примитивное дело превратилось в бесконечный судебный фарс

Чем это дело могло стать для России, если бы государство всерьез озаботилось проблемой законности на территории Чечни? Как ни высокопарно прозвучит данное утверждение, процесс мог бы стать вехой в истории российской юриспруденции, да и в истории страны. Его воспитательное значение, прежде всего для садистов в военной форме, было бы очень велико. Жесткий приговор Буданову мог бы обнадежить многих чеченцев в том смысле, что возмездие в России иногда носит судейскую мантию, а не только тротиловый эквивалент под легкой одеждой. Только судить надо было в сжатые сроки и по закону, а не три с лишним года подряд, превращая простое по сути, даже примитивное дело в бесконечный судебный фарс.

"Еще не вечер!" - выкрикнул, говорят, Буданов. Ясно, что он имел в виду: защита будет обжаловать решение Северокавказского военного суда. Думается все же, что полковник ошибся, и вынесенный приговор уже не претерпит в Верховном суде особых изменений. Октябрьские выборы в Чечне ради него никто отменять не будет, да и внешнеполитические резоны остались прежними. Полковника ведь и осудили для того, чтобы гладкий российский дипломат мог сказать в Страсбурге какому-нибудь недоверчивому немцу: ну что вы, коллега, не преувеличивайте, никаких массовых преступлений в Чечне нет, а за отдельные правонарушения мы наказываем. Вот сидит же Буданов. Опозорил честь российской армии – и сидит. У нас с этим строго.

Автор комментария: Илья Мильштейн, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст