1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Последний конь Гитлера

Пока в Германии спорили о том, что делать с обнаруженными полицией скульптурами коней, стоявших перед рейхсканцелярией Гитлера, нашелся и третий рысак, изготовленный для фюрера.

Из окна своего кабинета в построенной нацистами рейхсканцелярии в Берлине Гитлер любовался скульптурой своего дюбимца Йозефа Торака (Josef Thorak) под названием "Шагающие кони". Бронзовые животные всем своим противоестественно напряженным видом олицетворяли неотвратимость завоевания мира. Фюрер считал, что монументальная пропаганда Торака отлично дополняет архитектуру Альберта Шпеера (Albert Speer). Торак же превозносил фюрера и лично преподнес ему коней из своей мастерской, предварительно их позолотив. Третий, непозолоченный конь остался при этом в мастерской "скульптора государственного значения" в Бальдаме под Мюнхеном.

Один из шагающих коней перед рейхсканцлерией

Один из "шагающих коней" перед рейхсканцлерией

Несмотря на происхождение из одной "скульптурной конюшни", судьбы трех бронзовых коней сложились по-разному. Первые два (те, что попали в Берлин) после окончания Второй мировой войны оказалось в советской оккупационной зоне и были установлены на спортивной площадке советского военного городка в Эберсвальде. На протяжении четырех десятилетий они вдохновляли служивших в ГДР советских солдат на высокие спортивные достижения, пока в 1989 году не пропали неизвестно куда, как и много что еще в зоне дислокации Западной группы войск.

Йозеф Торак моделирует бюст Йозефа Геббельса

Йозеф Торак моделирует бюст Йозефа Геббельса

Лишь в мае 2015 года "кони Гитлера" снова оказались в центре внимания: немецкая полиция обнаружила в городке Бад Дюркхайм целый склад с монументальными работами придворных художников "третьего рейха" – не только Торака, но и таких куда более значительных скульпторов, как Арно Брекер (Arno Breker) и Фриц Климш (Fritz Klimsch). Пока против подозреваемых ведется следствие по обвинению в укрывательстве краденого, а страна обсуждает, что делать с обнаруженными артефактами, в баварской глубинке, в городке Изинг на живописном озере Кимзее, в 80 километрах от Мюнхена, во дворе старой городской гимназии нашли третьего, последнего, "коня Гитлера".

Говорить о "находке" вряд ли можно: скульптура стоит у всех на виду, на пьедестале, аж с 1961 года. Правда, без какой-либо информации об авторе и истории создания. В 1961 году вдова Торака (сам он умер за девять лет до этого) расплатилась конем за проживание своего старшего сына в интернате при гимназии. В общем каталоге работ Йозефа Торака в электронной базе данных Национальной библиотеки давно зафиксировано местопребывание "последнего коня", как и множества других работ этого скульптора, хранящихся в запасниках музеев и частных собраниях.

Конь не валялся

"Обретение" третьего коня и последовавшая за ним шумиха были спровоцированы журналистским расследованием газеты Süddeutsche Zeitung. Публикация в одном из крупнейших немецких изданий была посвящена не столько злосчастной скульптуре Торака, сколько принципиальному вопросу: как следует относиться к художественному наследию национал-социализма? В частности, к тем работам, которые не имеют прямого отношения к нацистской идеологии и символке?

Автор расследования, искусствовед Киа Валанд (Kia Vahland), иронично описав нежелание директора гимназии углубляться в исторические проблемы ("Лошадь будет стоять, где стояла!"), избегает однозначных суждений. Не правы, по ее мнению, ни те, кто требуют незамедлительно переплавить коней на орала, ни те, кто считают, что все следует оставить "как есть".

Публицист Валанд обращает внимание публики на существование целой субкультуры любителей и коллекционеров искусства и артефактов "третьего рейха": от монументальной пластики до локона Гитлера или его же кисточки для бритья. Так, берлинские "кони Гитлера", по информации газеты Bild, c 1993 по 2012 годы спокойно и невозмутимо "паслись" в Бонне, в саду известного частного коллекционера. Торговцы искусством, специализирующиеся в данной области, на условиях анонимности показывают журналистам целые каталоги с работами Торака и Брекера, картинами Вильриха (Wolfgang Willrich), Циглера (Adolf Ziegler) и Пайнера (Werner Peiner). Этот рынок переживает подлинный бум, на что указывает уровень цен: так, кони Торака могли бы принести по четыре миллиона евро каждый. Несмотря на родословную! Или именно благодаря ей.

Реагируя на публикацию, руководство гимназии в Изинге обещало все-таки подумать о "концепции переосмысления" бронзового животного, а местная школа верховой езды, использовавшая фотографию скульптуры в рекламных целях, сочла за благо убрать изображение со своей страницы в интернете.

Смотрите также:

Контекст