1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Последние свидетели

Этот спектакль, показанный в рамках фестиваля ''Театральные встречи'' в Берлине, выделялся на фоне других постановок. Со сцены звучали рассказы шести свидетелей Холокоста.

В течение двух часов они не покидают сцену, сидя за полупрозрачными занавесами, вернее, полупрозрачными экранами, на которые с помощью камер крупным планом проецируются их лица. Камеры фиксируют и делают доступными зрителям мельчайшие эмоции и детали мимики. На противоположной стороне, перед экранами - актеры из труппы венского

Бургтеатра

, рассказывающие о том, что шесть свидетелей массового уничтожения европейских евреев увидели и пережили в 1938-1945 годах.

После аншлюса

Спектакль

"Последние свидетели"

("Die letzten Zeugen") был показан в рамках берлинских "Театральных встреч" (Theatertreffen), завершающихся 19 мая. Он поставлен на основе воспоминаний Луции Хайльман (Lucia Heilman), Рудольфа Гельбарда (Rudolf Gelbard), Вильмы Нойвирт (Vilma Neuwirth), Марко Файнгольда (Marko Feingold), Сюзан-Люции Рабиновичи (Suzanne-Lucienne Rabinovici) и Ари Рата (Ari Rath). Сегодня им от восьмидесяти до ста лет. Почти все они, за исключением Сюзан-Люции Рабиновичи, родились и выросли в австрийской столице. Все они были свидетелями аншлюса, то есть включения Австрии в состав "третьего рейха" в марте 1938 года - с безудержным ликованием масс и незамедлительными последствиями для еврейского населения.

Последние свидетели

Последние свидетели

Уже на следующий день венские полицейские расхаживали по городу со свастикой, а добрые соседи превратились в последовательных злобных арийцев. Подспудный антисемитизм, годами росший и крепчавший, в кротчайшее время вырвался на свободу с невероятной разрушительной силой, ежедневно демонстрируя свои новые отвратительные гримасы. Первый поезд в концентрационный лагерь Дахау отправился из Вены уже в апреле 1938 года. Среди полутора сотен депортированных в этом составе смерти было шестьдесят венских евреев.

Контекст

Вильма Нойвирт вспоминает, как ее брат Курт, сразу же после аншлюса начал собирать свой рюкзак, чтобы как можно скорее попытаться уехать за границу, так как оставаться в стране, находящейся под властью Гитлера было для евреев самоубийством. Так начали рушиться семьи. Последовавшие события всем известны.

В ходе спектакля, в его тихой и спокойной повествовательной атмосфере, от эмоций становится почти невозможно дышать. Каждая секунда наполнена голодом, насилием, унижениями, давкой грузовых вагонов, болезнями, паническим страхом перед смертью и звуками шагов миллионов людей в газовые камеры... Перед глазами проплывают самые темные страницы европейской истории, а на полупрозрачных экранах лица очевидцев тех страшных событий чередуются с их детскими фотографиями, семейными снимками и документальными кадрами.

Одно кресло на сцене во время спектакля, седьмое по счету, остается пустым. На него лишь накинут яркий женский платок. Участвовавшая в проекте писательница и поэтесса Цейя Стойка (Ceija Stojka), принадлежавшая к народу ловарей - одной из цыганских этнических групп, скончалась в Вене в конце января 2013 года. Она выжила в Освенциме, Равенсбрюке и Берген-Бельзене. Из большой семьи, насчитывавшей около двухсот человек, уцелели лишь единицы. В конце спектакля в зале звучит ее голос - запись песни, в которой она призывает не забывать случившееся.

Спектакль Последние свидетели

Сцена из спектакля

Против забвения

Затем на сцену выходят сами свидетели, чьи воспоминания на протяжении двух часов зачитывали актеры. Рудольф Гельбард, взяв слово, говорит о том, что считает свою жизнь привилегией, подарком, при этом постоянно задавая себе вопрос о том, что он может сделать за тех и для тех, кто не выжил во время Холокоста? Так он решил говорить за них, напоминать о них, ведь в Европе, как считает Рудольф Гельбард, до сих пор недостаточно серьезно относятся к актуальным проявлениям неонацистских идеологий.

После спектакля

После спектакля

Процесс критического осмысления прошлого полностью не завершен еще ни в Австрии, ни в Германии. По всей видимости, завершить его не представляется возможным. В Австрии долгое время теме фашизма и военных преступлений вообще не уделялось должного внимания, а расставание с идеологией национал-социализма происходило лишь нерешительно. Мало кто возмущался антисемитским высказываниям, а на тех, кто возвращался из концентрационных лагерей, смотрели как на чужих людей. При этом должность федерального президента Австрии в 1986-1992 годах занимал бывший офицер вермахта Курт Вальдхайм (Kurt Waldheim), во время войны знавший о депортациях и массовых убийствах.

После спектакля зрители могли узнать о том, как сложилась жизнь этих шести свидетелей Холокоста в послевоенное время. Но разговор этот велся уже не со сцены, а в ходе дискуссии с публикой - эмоциональной, живой и насыщенной.

Ссылки в интернете