1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Портрет семьи Путиных

Интервью с Иреной Питч, автором книги «Пикантная дружба: моя подруга Людмила Путина, ее семья и другие товарищи»

Ленин, говорят, был прост, как правда, Сталин - велик, Хрущёв - хитёр, Брежнев завистлив, Андропов таинственен. А вот каков Путин? Исчерпывающего ответа пока не даст никто, а на носу выборы. Поэтому, мне показалось разумным познакомить вас с некоторыми штрихами, превращающими икону в портрет живого человека, который вслед за классиком мог бы сказать: ничто человеческое мне не чуждо. Неожиданные и своеобразные детали к портрету, о которых идёт речь, дала нам Ирена Питч (Irene Pietsch), познакомившаяся с Путиными в 90е годы. Ирена Питч принадлежит к элите города Гамбурга, занимается там общественной деятельностью. А Гамбург, как известно, является партнёром Петербурга, вице-мэром которого тогда был Путин.

О своём знакомстве и даже о дружбе с Путиными Ирена Питч написала в книге, которая опубликована в России под заголовком «Пикантная дружба: моя подруга Людмила Путина, ее семья и другие товарищи». Книга вышла год с лишним назад и я не стал бы к ней возвращаться, если бы не появилась возможность прояснить некоторые любопытные моменты, намеченные там пунктиром. На наши вопросы отвечает г-жа Питч, которая прежде всего подчеркнула, что всё сказанное её является правдой, т.е. может быть доказано с помощью писем и других документов. Скажем, в "Пикантной дружбе" упоминается, что...

дочери Путина посещали летом гамбургские школы. Однако не ясно почему и на каком основании, ведь для официального школьного обмена, существующего между Петербургом и Гамбургом, девочки были еще слишком малы?

Тогда Путин, будучи вице-мэром, занимавшимся, в частности, экономическими и международными вопросами, имел очень тесный контакт с обер-бургомистром Гамбурга Фошерау и тот, в ответ на просьбу Путина уполномочил свою сотрудницу фрау Ховальд решить этот вопрос. Позже, когда Фошерау уже потерял пост обер-бургомистра, Путины связывались, по моему совету, напрямую с фрау Ховальд. Она помогла определить девочек в элитную гимназию Йоханнеум. В этой связи Ирену Питч, правда, поразила одна, видимо, типичная деталь...

Будучи последний раз в Гамбурге в начале 1998 года, Людмила Путина не стала встречаться с фрау Ховальд лично, а попросила меня передать ей в качестве презента дешевую картинку, видимо купленную на уличном лотке в Москве. Людмила торопилась по магазинам и всучила свой неказистый дар мне, не написав даже каких-то формальных слов благодарности. Я приложила подписанную открытку, чтобы фрау Ховальд не обижалась. Мне всё это было весьма неприятно.

В книге вы упомянули, что Людмила в больших количествах покупала в Гамбурге дорогую одежду, расходуя на это явно больше, чем это позволяет весьма скромное жалованье российского чиновника...

Я преднамеренно не писала о дорогих бутиках. Я писала о больших универмагах, за что меня, кстати, упрекала российская пресса, забыв на секунду о том, что тогда Людмила являлась не женой президента России, а была самой обычной гражданкой. Однако вещи, которые она скупала в бутиках, были чрезвычайно дорогими. Мне известны размеры счетов.

Например?

Я могу сказать, что в одном престижном бутике на улице Ам Аппендорфер Баум, принадлежащем госпоже Виссе, предлагающей эксклюзивную моду для «дам с не совсем идеальной фигурой», Людмила оставила более 6 тысяч марок. Или ещё пример. Девочкам в возрасте, в котором тогда были Маша и Катя, вряд ли нужен лосьон для тела самых известных марок и, естественно, по космической цене. Я вообще не знаю, зачем ребенку лосьон для тела, да еще и парфюмированный. Когда Людмила, закупая в больших количествах дорогой шампунь для Москвы, словно этот город находится на Луне, – увидела мой наморщенный лоб, то попыталась объяснить свое поведение. Поскольку я знала, что Людмила с трудом выносит критику в свой адрес, то передо мной всегда стоял вопрос, должна ли я ее критиковать и спрашивать: «Откуда у тебя столько денег?» или «Находишь ли ты правильным то, что швыряешься народными деньгами?». Однако, скажи я такое, это стало бы концом нашей дружбы. А я этого не хотела. Отношения с Людмилой были для меня очень важны. Я пыталась понять Россию. Сегодня я рассматриваю такой свой подход проявлением человеческой слабости.

Как вы думаете, понимала ли Людмила, что бросается «народными деньгами»?

Точно не знаю, но предполагаю, что она понимала, что это не «трудовые доходы» супруга. Как-то она мне рассказала, что после должности вице-мэра Санкт-Петербурга Путину предлагали пост пресс-секретаря президента Ельцина. От этого Путин отказался, поскольку Людмила была против. По ее словам, зарплата на этом посту была весьма скромной и отсутствовал дополнительный заработок. Позже Путин получил должность у пресловутого Павла Бородина, в «хлебности» которой Людмила поначалу также сомневалась: «Ты должна меня понять, у нас в России слишком небольшие жалованья, чтобы на них можно было позволить себе нечто особенное».

Когда Путин шел к власти, ходило немало слухов о его особенных отношениях с германским Dresdner Bank. Известно ли вам что-нибудь о них?

У Путиных были очень «сердечные» отношения с руководством Dresdner Bank. Они тесно дружили с одной супружеской парой из Дрездена, еще со времен своего пребывания там. Путин и его дрезденский друг были коллегами. Я думаю, что вы и сами понимаете, в какой фирме он работал. Определенно не в банке. Тем не менее, этот друг Путина стал заместителем руководителя московского филиала Dresdner Bank, а позже руководителем отделения Dresdner Bank в Санкт-Петербурге.

Примечательно, что по мнению Ирены Питч, именно через Dresdner Bank Путины в конце девяностых даже бронировали номера в дорогих гостиницах. Как правило, платит тот, кто заказывает - это уже заставляет задумываться о механизмах власти в России, где всё так тесно переплетается: спецслжбы, внешнеэкономические связи, старые друзья.

В начале 1998 года я стала свидетелем одного такого бронирования в гамбургской гостинице “Atlantik”. Мой муж и я привезли Людмилу с детьми в гостиницу. Во время регистрации я стояла у Людмилы за спиной и слышала ее ответ на вопрос портье о, том, на чье имя зарезервирован номер. “Dresdner Bank”, – ответила Людмила. И тут я прозрела. Игра в прятки стала очевидной. Сначала она сказала мне, что не знает, куда едет, затем полетела в Вену, где приобрела билеты на Маврикий. Эти люди являлись частью «конторы». Я поняла, что имею дело с самой настоящей «шпионской культурой», если, конечно, здесь можно говорить о культуре. В конце 1997 года уже чувствовалось, что в жизни Путиных происходят перемены. Поездки Людмилы организовывались так, как будто при этом заметались следы. Она путешествовала через третьи страны, а гостиничные номера, как я уже сказала, не всегда резервировались на ее имя. Позже мне стало ясно, что такая перемена связана с изменением положения Путина. Внезапно возникло недоверие ко мне. Со мной больше не были так откровенны, как раньше, а несколько раз даже открыто лгали. Людмила называя конечные пункты своих путешествий, постоянно пыталась выкрутиться: «Мы еще точно не знаем, куда поедем. Мы сначала поедем в Финляндию, а затем посмотрим».

Ирена Питч отметила, что со временем отпуска Путиных, по меньшей мере Людмилы с детьми, становились все более и более роскошными – Швейцария, юг Франции. Останавливались на чьих-то роскошных виллах. Столь роскошных, что даже муж Ирены Питч, человек из банковских кругов, только головой качал от удивления. Но на это намёки были уже в книге "Пикантная дружба". Теперь Питч готова высказываться более однозначно, только вот в Германии это всё никого не интересует, а в России никто об этом писать не решается. Почему? Как сообщает, например, интернет-издание Лениздат.Ру, главный редактор петербургской газеты "Смена" Олег Засорин временно отстранен от должности за материалы, которые вышли в "Смене" 2, 3 и 4 марта 2004 года под заголовками "Тайная команда Путина" и "Володя Путин в детстве убегал из дома". Пока Засорин продолжает исполнять свои обязанности до выяснения всех обстоятельств дела и уже прокомментировал этот скандал на Лениздате.ру: "Услужливый дурак страшнее самого лютого врага. Это все, что я пока хочу сказать по поводу доноса на "Смену", организованного будущим министром печати в связи с публикацией "Тайная команда Путина". В общем, не удивительно, что когда один из моих коллег попытался предложить сейчас интервью с Иреной Питч некоторым московским изданиям - все отказались. Боятся, хотя, когда она говорила о Путине в восторженных тонах, - всё было иначе. Самое любопытное в том, что она ничего сенсационного или криминального о Путиных не говорит, но из её воспоминаний совсем никак не клеится тот образ президента, какой, по мнению самого Путина и его номенклатуры, нужен сегодняшней России. Иными словами, из незамысловатых рассказов фрау Питч возникает столь же незамысловатый образ заурядного человека. Например, она вспоминает, что тогда ....

...Путины жили в самой заурядной квартире, уровень которой, в сравнении с жильем людей аналогичных социальных слоев на Западе, был значительно ниже. Я имею в виду не здание, не оснащение, а атмосферу, созданную в нем Путиными. К примеру, левая часть стенки в гостиной служила некой витриной. Там было очень мало книг; их можно было сосчитать на пальцах, но зато много дешевых фарфоровых фигурок, зверушек и кукол, а также керамики. Шокирующей безвкусицей для меня стали выставленные там картонные упаковки из-под духов. Знаете ли, я всегда говорю, что самое интересное общение у меня всегда было на расшатанных кухонных стульях, и, что я лучше всего себя чувствую там, где чувствуется человеческая личность. Для меня важно не благосостояние человека, а то, какую атмосферу он способен создать в своем доме. В квартире Путиных я не нашла для себя ничего личностного. Сейчас я даже не скажу, имелись ли там на стенах картины. Все казалось весьма бесцветным.

Вы упоминали, что Людмила жить не может без икры.

– Да, это правда. Я и сама очень люблю икру, однако она ест икру ложками, словно повидло. Однажды икра поставила меня в весьма щекотливую ситуацию. Вывоз икры из России строго запрещен или же подлежит декларированию... Так вот, Людмила каждый раз привозила мне 250-граммовые банки превосходнейшей икры. Такой, что пальчики оближешь! Себя она не хотела или не могла на время пребывания в Гамбурге лишать икры, словно это был для нее жизненно важный продукт. Когда мы с мужем были у Путиных в Москве, на столе, конечно же, стояла икра. Мой муж её не любит, но я пыталась склонить его: «Попробуй, она наверняка еще лучше той, которую привозила мне Людмила». После этих слов лицо Владимира стало непроницаемым. Он строго спросил Людмилу: «Когда ты возила икру?» – «Всегда» – кротко ответила она. Я тут же заметила, что сболтнула лишнее, поскольку невольно уличила Людмилу перед мужем в том, что за спиной Владимира она делала нечто, не совсем вписывающееся в рамки законности. Мне стало жаль своего поступка, но я уже ничего не могла изменить.

Сейчас Путин очень близок к церкви, но, естественно, этого не могло быть раньше. Скажем, Ирена Питч удивлена сегодняшней набожностью Путина...

...однажды я наблюдала за тем, как он посмеивается над людьми, соблюдающими пост. Мы, мой муж и я, Путины и их друзья Люба и Сергей, также бывший «чекист», (почти все окружение Путиных состояло из личностей подобной закваски) - были на пикнике и жарили там мясо. Люба, несмотря на прошлое мужа, рьяно соблюдает все православные обряды. Так вот, сама она мяса не ела, и сыну не давала, хотя ему очень хотелось. Так вот этот конфликт очень развеселил Путина. Если же он сейчас публично демонстрирует свою набожность, то на мой взгляд это связано с пониманием того, что православие является неотъемлемой частью российской истории. А история России для Путина – святое. Особенно война с Германией, да и вообще каждая победа военного, культурного и научного характера. К нему очень хорошо подходит высказывание Петра Великого: «Мы должны побеждать иноземцев, дабы они не могли нас презирать».

Он, Путин, по моему, и сам это говорил. Не собираетесь ли вы сейчас выпустить второе - исправленное и дополненное издание книги «Пикантная дружба: моя подруга Людмила Путина, ее семья и другие товарищи»? ("Heikle Freundschaften" Mit den Putins Rußland erleben Molden Verlag, Wien 2001 ISBN 385485059X)

Нет, я думаю, что Путиным самим очень хорошо известно то, о чем я не написала. На этом я и хочу остановиться. Я рада, что выходят мои новые книги, которые ничего или почти ничего общего имеют с Путиными, и я смогу восстановить нормальные отношения с Россией, ибо Россия и русские это совсем иное, нежели семья Путиных.