1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

Популизм на страже мира

16.02.2003

Война в Ираке ещё не началась, а один проигравший уже налицо: это Германия. Сейчас бессмысленно разбираться, что стояло у истоков позиции канцлера Германии Герхарда Шрёдера по иракскому вопросу: ловкий предвыборный трюк или реальные пацифистские убеждения. Ещё в сентябре прошлого года, за две недели до парламентских выборов в Германии, канцлер вдруг заявил, что Германия в войне против Ирака участвовать не будет ни при каких обстоятельствах. Тема Ирака не стояла на повестке дня, но трюк сработал, канцлеру удалось отвлечь внимание избирателей от внутриполитических проблем и промахов своего правительства и с минимальными перевесом выиграть выборы. И, как говорится, процесс пошёл. Тема приобрела собственную динамику.

Герхард Шрёдер и члены его кабинета неустанно повторяют, что они только выражают волю населения Германии. Действительно, более 70 процентов населения Германии выступают против войны. Результатам опросов можно верить – достаточно в эти дни посмотреть репортажи с улиц немецких городов. В одном только Берлине на антивоенную демонстрацию в субботу вышло более полумиллиона человек. Конечно, «война» – гнусное слово. «Нет войне!» – под этим лозунгом участников демонстраций готов подписаться любой нормальный человек. Проблема только в том, что на других плакатах написано: «Нельзя проливать кровь за нефть!», «Буш – преступник!», «Остановим агрессию США!» Или даже «Остановим ковбоя-фашиста!» А вот плакатов с надписью «Саддам Хусейн – военный преступник!» или «Саддама – под международный трибунал!» что-то не видно.

Показателен и состав инициаторов демонстраций: это партия «Зелёных» и партия демократического социализма, церковные организации и профсоюзы. В демонстрации в Берлине приняли участие даже некоторые министры действующего правительства. Но и неофашисты призвали своих сторонников выйти на демонстрацию против войны и... против США. Как ни пытались организаторы митингов и ораторы подчеркнуть, что они протестуют не против Америки, а только против администрации Буша, антиамериканский подтекст демонстраций скрыть невозможно.

Канцлер Германии Герхард Шрёдер и члены его кабинета с негодованием отвергают любые упрёки в антиамериканизме. Но вольно или невольно, эту окраску всей дискуссии вокруг войны в Ираке придали именно они. Достаточно вспомнить высказывания самого канцлера о том, что планы вооружённого удара по Ираку – авантюра, смутные разговоры о некоем самостоятельном немецком пути в международной политике, постоянные намёки на то, что хватит уже Германии беспрекословно выполнять все пожелания сверхдержавы США, мы, мол, суверенная страна, сами с усами. Так стоит ли удивляться, что всё это жадно подхватывают псевдопатриоты всех мастей.

Конечно, Германия, как и любая другая суверенная страна, имеет право на свою собственную позицию по любому вопросу мировой политики. Но Германия – член Евросоюза и НАТО. Своё решительное «нет» войне в Ираке правительство может и должно отстаивать в упорных переговорах с партнёрами и союзниками, а не с экранов телевизоров и газетных страниц. Лозунг «Нет войне!» прозвучит убедительно, только если предложить серьёзную альтернативу силовому решению и не забывать, что без концентрации американской боевой мощи в районе Персидского залива ни одного инспектора ООН в Ирак бы не впустили. Надо открыто признать, что диктаторы типа Саддама Хуссейна понимают лишь один язык: язык силы. Наконец, надо прямо сказать, какой вклад готова внести страна в международные усилия по разоружению Ирака. А выступать в роли голубя мира за чужой счёт – это, извините, и называется популизмом.

Вообще есть темы, которые ответственные политики не выносят на предвыборные митинги, на улицы и площади городов. Например, вопрос о смертной казни. Едва ли не во всех странах мира большинство населения выступает за смертную казнь – особенно, если накануне опроса в криминальной хронике показали очередного маньяка-убийцу. Тем не менее, в большинстве цивилизованных стран смертная казнь отменена. Что я хочу сказать этим примером? Да только то, что избиратель, участник митинга или демонстрации имеет право поддаваться эмоциям, а политик – нет. Политик для того и избран, чтобы руководствоваться не настроениями, а трезвым рассудком. Он должен просчитывать последствия своих слов и дел и отвечать за них. Он должен всегда помнить об ученике чародея, который вызвал духов, от которых потом не мог избавиться. Он должен помнить о том, куда заводили Германию «особые немецкие пути».

У микрофона Александр Варкентин. Это было только моё личное мнение.