Попробуй не помнить о войне! | Суть дела | DW | 29.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Попробуй не помнить о войне!

28.06.2005

- Вообще, возникает ощущение, что нет такого пространства, в котором невозможно будет не помнить о войне. Соответственно, возникает вопрос, как о ней можно помнить или не помнить, когда власть просто монополизирует сферу воспоминаний.

Это впечатление Елены Хлопцевой из Беларуси. Сегодня она будет гостем программы «Суть дела» и мы поговорим о том изображении Великой отечественной войны, которое создают сегодня в Беларуси.

Довелось как-то услышать выражение: тот, кто не знает прошлого, не имеет настоящего, а кто живет только прошлым, не имеет будущего. Эта мысль как нельзя лучше подходит к пониманию сегодняшней белорусской действительности. А она такова, что государство ищет свою национальную идею, выбирая в качестве фундамента недавнее прошлое. А если точнее, то героическое прошлое времен Второй мировой войны, причем, временами однобоко конструируя его.

Сегодня делается попытка создания нового взгляда на события Второй мировой войны на Беларуси, считает Елена Хлопцева из Центра Гендерных исследований, существовавшего при Европейском гуманитарном университете в Минске.

– Я бы говорила о политике конструирования новой памяти, своеобразного обретения нового старого прошлого, где память приспособлена к новому политическому дискурсу, где странным образом советское прошлое превращается в ресурс национального сознания. Того национального сознания, которое с одной строну, дистанцируется от советского, с другой, дистанцируется от российского в том числе. Происходит постоянное проведение границ.

Впрочем, эти границы не являются чем-то необычным для Беларуси: страна неоднократно заявляла, что идет своим путем, не собираясь копировать чей-то опыт. Отчего же такое внимание уделяется теме Великой отечественной войны именно сейчас?

– Тема Великой отечественной стала на протяжении особенно последних двух лет основным политическим козырем белорусской власти. Если проследить динамику интереса к этой теме, то примерно из 1200 статей (я взяла электронный каталог библиотеки за последние 10-15 лет), примерно четверть этих статей приходится на последние 1,5-2 года. Соответственно, возникает вопрос: с чем связано (я бы назвала его «маниакальным») внимание и воспроизводство темы Великой отечественной в белорусском публичном дискурсе. С одной стороны, эта тема становится таким общим местом истории ХХ века, и многие проекты рассчитаны на то, чтобы взглянуть на эти события немного по-другому, вне контекста советской историографии, а увидеть эту войну сквозь призму личного опыта и переживания. Внимание Беларуси к этой теме можно рассматривать и в этом контексте.

Однако, картина войны, которую пишут сегодня в Беларуси, представлена практически исключительно для внутрибелорусского потребления. Соответственно, и форма подачи воспоминаний о войне тоже своя, специфически белорусская. Елена Хлопцева иллюстрирует ее рассказами очевидцев и участников войны.

– Каждый рассказывающий странным образом чувствует необходимость высказать свою политическую позицию в отношении всего того, что происходит. Когда ты спрашиваешь его о личной жизни, не просто о войне, и первое, что слышишь, это отношение респондента к власти, проводимой ею политике, только потом следует история жизни этого человека. В эти традиции воспоминания о войне включается и молодое поколение. Казалось бы, тема войны у молодежи должна бы восприниматься в негативном ключе, потому что ее постоянно пичкают идеологически и политически нагруженными воспоминаниями. И вдруг эти темы начинают возникать в интернет-форумах. Я недавно нашла витебский форум, в котором участвуют 15-25 летние ребята, которые обсуждают тему «Как война повлияла на вашу жизнь». Какой-то отголосок сознательно проводимой политики все-таки есть.

Обсуждение военной темы молодежью на интернет-форумах не вызывает особого удивления. Для молодежи интернет – это современный способ общения. Правда, в белорусском интернет-сообществе все чаще звучит недовольство высказываниями откровенно пропагандистского содержания – участники форумов грешат на штатных сотрудников соответствующих служб. С другой стороны, в темах войны из уст подростков звучит отзвук учебных курсов, которые в обязательном порядке должны прослушать все белорусские школьники и студенты. Накануне 60-летия победы учащимся преподнесли курс о Великой отечественной войне в Беларуси. Трудно понять, для чего отдельный период истории, который, естественно, изучается в рамках учебного предмета «История», сделали, по сути, еще одним отдельным школьным курсом. Елену Хлопцеву впечатлило и учебное пособие по этому предмету.

- Первый разворот – фотография президента, целующего знамя. И большая его цитата: «Память о героических событиях в истории нашего народа – священна. Она нужна нам как животворный родник патриотических чувств, как фундамент национальной гордости и общественного согласия. Мы не в праве ни забывать, ни позволять всяким бессовестным людям извращать нашу героическую историю. Не было бы события, не было бы подвига советского народа, нас бы сегодня не было и страны нашей сегодня не было бы». Вот здесь очень интересная риторика: с одной стороны, речь идет о курсе «Великая отечественная война советского народа», в то же время, эта «советскость» подается как история Беларуси, как то, что вписывается в историю Беларуси. Курс по истории Великой отечественной войны внедрен во все учебные заведения, начиная со школы, заканчивая университетами, Курс патриотического воспитания читается вместе с ним. Их не избежал никто, с первого по пятый курс, чтобы никто не ушел из университета «неучем».

А чтобы постижение героического прошлого шло не только по учебникам, в стране восстанавливают и реконструируют объекты и памятные места, мало-мальски связанные с историей Великой отечественной. Наиболее масштабными являются реконструкция Кургана славы под Минском, а также Минского укрепрайона, входившего в так называемую «Линию Сталина». Ее возведение начали в 1932 году, рассчитывая задержать продвижение противника на 2-3 недели. Возводили укрепрайоны неподалеку от границы, но она отодвинулась после присоединения западных областей Украины и Беларуси. Как пишет Виктор Суворов в романе «Ледокол», некоторые боевые сооружения были переданы колхозам в качестве овощехранилищ, а большинство боевых сооружений было засыпано землей. Поэтому большой практической роли в 1941-ом «Линия Сталина» не сыграла. Тем не менее, белорусский фонд «Память Афгана» заявил о намерении воссоздать не только Минский, но и три другие участка "Линии Сталина". Воссозданные огневые точки соединят траншеей с минометными и артиллерийскими позициями, будут восстановлены противотанковый ров и надолбы, блиндажи и землянки. Все это получило название историко-культурного комплекса. Открыть историко-культурный комплекс «Линия Сталина» планировали 9 мая этого года, но потом дату перенесли на 30 июня.

В таком внимании к памятникам Елена Хлопцева видит новую белорусскую традицию.

– Традиция создания мест памяти. В одном из отчетов о подготовке празднований прозвучала цифра – 8300 при населении Республики Беларусь 9,8 млн. человек. То есть, примерно по одному мемориалу на каждую тысячу человек. Мемориалы сосредоточены не только в городах. Были найдены и реконструированы все мемориалы, заканчивая камнями, которые можно найти в лесах, полях, маленьких населенных пунктах и т.д. Вообще, возникает ощущение, что нет такого пространства, в котором невозможно будет не помнить о войне. Соответственно, возникает вопрос, как о ней можно помнить или не помнить, когда власть просто монополизирует сферу воспоминаний.

Сегодня пробить эту монополию альтернативным воспоминаниям или представлениям о войне в Беларуси практически невозможно. Легче это было сделать в начале девяностых, тогда даже научные работы успели защитить на темы, к примеру, белорусских национальных организаций или роли католической церкви на оккупированной территории. Правда, попытки донести до общественности альтернативный взгляд на войну время от времени предпринимаются, и не только в документальной, но и художественной форме.

Пожалуй, самой запомнившейся в последнее время стала работа белорусского режиссера Андрея Кудиненко «Оккупация. Мистерии». Фильм состоит из переплетения трех новелл. В первой, "Адам и Ева", партизан ведет необстрелянного крестьянина Адама убить предателя, променявшего борьбу с немцами на жизнь у красавицы Евы. Однако Адам убивает самого партизана, дожидается, пока не повесится дезертир, и сам занимает место в доме Евы. Но ненадолго, потому что партизаны снова приходят в дом польки, и один из них готов занять место Адама. Во второй части, «Мать», немая белорусская крестьянка выкармливает грудным молоком раненого немца, ее же ребенка сбил немецкий мотоциклист. Когда выздоровевший немец уходит, она сжигает дом и себя. В третьей главе, «Отец», доверчивый подросток верит убеждению партизана, что тот - его потерянный давно отец, и предает своего приемного отца, сотрудничавшего с немцами. С ним погибает и мать ребенка, а белорусского «Павлика Морозова» забирают в отряд партизаны, «не сиротой же ему оставаться».

Однако увидеть альтернативный взгляд на войну режиссера Андрея Кудиненко белорусы не могут. Фильм, который тепло встречали на международных кинофестивалях в Роттердаме и Москве, запрещен к широкому показу в самой Беларуси. Государственный регистр киновидеофильмов Министерства культуры Беларуси не выдал фильму прокатное удостоверение. Аргумент следующий: трактовка партизанского движения в фильме "противоречит истинной правде, может оскорбить чувства ветеранов войны и оказать негативное влияние на воспитание подрастающего поколения и молодежи". К слову, в прокате было отказано и документальному фильму о Василе Быкове "Долгая дорога домой... Реквием" и художественной ленте "Гитлер: восхождение дьявола" английского режиссера Кристиана Дагая, будто бы пропагандирующей шовинизм и насилие. Примечательно, что в Германии, где отношение к фашистскому прошлому весьма осмотрительное, пропаганды шовинизма в фильме Дагая не увидели и даже показали ленту по одному из государственных телеканалов.

Завершить рассказ о работе белорусского режиссера хочется предысторией, которой начинается фильм, поскольку она как нельзя лучше иллюстрирует сегодняшнюю белорусскую действительность. "Пятьсот лет назад они не знали, что они белорусы, но у них было самое большое государство в Европе. Со временем они осознали, что у белорусов больше нет государства, и их считают полурусскими или дефективными поляками. Но они все еще существовали. Наконец, их смешали с советскими людьми. После оккупации и войны уцелели только некоторые из них. Сейчас у белорусов есть государство, но они обнаружили, что они больше не существуют".

В белорусском толковании событий и фактов Великой отечественной не должно быть разночтений или вариантов, потому что эта война выбрана одним из фундаментов сегодняшней белорусской идеологии.

– Эти события начинают преподноситься в рамках белорусской политики как центральное событие белорусской истории. Возникает ощущение, что с момента войны и победы в ней, берет свое начало белорусская государственность и народ в целом. По сути дела, обращение к теме войны является условием создания новой коллективной памяти через артикуляцию трех тем. С одной стороны, звучит тема жертвенности: Беларусь как наиболее пострадавшая республика, где каждый четвертый житель погиб. Хотя недавно белорусские историки исправили ошибку советских и зазвучала цифра – каждый третий погиб. Постепенно эта тема перетекает в тему героизма: чем страшнее потери, тем священнее добытая победа. Третья тема – тема награды за эту многострадальную судьбу – современная процветающая Беларусь. Это не только сегодняшнее достижение белорусского народа, но, прежде всего, награда за подвиг белорусского народа в войне.

По вполне определенным правилам строится не только содержание воспоминаний о войне, но и их периодичность. Опорными датами выбраны 9 мая, 22 июня (даты начала и конца Великой отечественной), 3 июля – дата освобождения Минска и 1 сентября – дата начала Второй мировой войны, она же – дата освобождения Западной Беларуси. Насколько важна военная составляющая в истории сегодняшнего государства, можно судить хотя бы по тому, что день освобождения Минска был назван днем независимости Беларуси (правды ради следует упомянуть, что до полного освобождения страны в 1944 году оставалась еще больше месяца). В начале девяностых День независимости праздновали 27 июля, в годовщину принятия Декларации о государственном суверенитете. Изменение даты тоже следует рассматривать как еще одно проявление патриотического наполнения сегодняшней белорусской идеологии.

Даже сегодня, 60 лет после окончания Великой отечественной, нет-нет, да и услышишь от белорусов «только б не было войны». Ради этого они готовы мириться с низким уровнем жизни, отсталостью экономики и положением, мягко говоря, страны, живущей обособленной от остального мира жизнью. Страх перед возможными военными действиями умело поддерживается показом кадров бомбардировок Югославии, беспорядков в Узбекистане, взрывов в Ираке. Прямо и завуалировано людям говорят: хотите перемен такой ценой или все-таки мира? Конечно, люди выбирают мир, и продолжают жить так, как живут. Только б не было хуже, только б не было войны.

Это была программа «Суть дела». Если кто-то готов вступить в дискуссию по теме программы, ждем его мнения по адресу: 190 000, Санкт-Петербург, Главпочтамт, а/я 596, «Немецкая волна».