1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Помпезные торжества в Москве рассчитаны на разочарованных россиян

Особое отношение россиян к войне связано не только с огромными жертвами, которые понес СССР. Оно стало также реакцией на тяжелейшие испытания и унижения, которые перенес российский народ в послевоенные годы.

default

Еженедельная пресса широко комментирует годовщину окончания Второй мировой войны. В опубликованной на страницах британского еженедельника Economist статье "Употребление и злоупотребление историей", в частности, читаем:

Проблема России связана с провалами в памяти. Почему, спрашивают западные наблюдатели да и некоторые россияне, в Москве не найдешь мемориалов и музеев, посвященных жертвам чисток, ГУЛАГа и голода? Почему российские власти, в отличие от правительств Германии или ЮАР, не спешат со словами покаяния? Конечно, и западные представления об истории второй мировой войны не без оснований вызывают у многих россиян обиду и возмущение. Хотя в годы войны СССР был союзником Запада, сегодня - после десятилетий холодной войны - мало кто из британцев и американцев знает, что в эти годы СССР потерял 27 миллионов человек - больше, чем все другие союзные страны вместе взятые. А многим ли на Западе известно, что три четверти людских потерь германская армия понесла на Восточном фронте?

Задается вопросом британский еженедельник Economist и далее продолжает:

Тем не менее, особое отношение россиян к войне связано не только с огромными жертвами, которые понес СССР. Оно стало также реакцией на тяжелейшие испытания и унижения, которые перенес российский народ в послевоенные годы. Кроме того, День Победы – это единственный государственный праздник, который готовы отмечать все россияне. Прежние, коммунистические праздники, отменены, а новые - пока не укоренились. Более того, в восприятии многих россиян победа над Гитлером – последнее, а возможно и единственное, однозначно благое дело, которое можно поставить в заслугу их стране. Постулаты коммунизма дискредитированы, а его крушение ассоциируется с нищетой и разгулом преступности. Многие россияне наверняка согласятся с мнением Путина, назвавшего недавно распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой 20 столетия. Именно поэтому помпезные торжества, организуемые Кремлем, рассчитаны в первую очередь на внутреннюю аудиторию - разочарованных россиян. Этим же можно отчасти объяснить нежелание российских властей признать злодеяния, совершенные Советским Союзом накануне и во время войны. Например, убийство польских офицеров в Хатыни в 1940 году, или зверства, совершенные советскими солдатами при наступлении на Берлин, или Пакт Риббентропа-Молотова, заключенный в 1939 году. Это нежелание отчасти вызвано потребностью сегодняшней, ослабленной России, в однозначно положительных ориентирах. Но только отчасти. Существует и другое, куда более тревожное объяснение ностальгии россиян по Великой Отечественной войне, которая для них началась в 1941 году, и была, по их мнению, выиграна Россией в одиночку. Россияне чтят праздник Победы не только потому, что это было торжество справедливого дела, но и потому, что победа обеспечила СССР статус великой державы, утрату которого многие в стране ощущают как так называемую 'фантомную боль' в ампутированной конечности. Именно этой болью вызвана намеренная, по мнению западных наблюдателей, 'забывчивость' россиян, когда речь идет о сталинских преступлениях.

Отмечает британский еженедельник Economist , и далее пишет:

В отношении к Сталину в России удивляют не только эксцентричная инициатива властей одного небольшого городка, официально предложивших реабилитировать Сталина, или решения об установке памятников в его честь в паре других мест. Недоумение вызывает то, что значительный процент населения по-прежнему положительно относится к человеку, уморившему голодом и расстрелявшему миллионы соотечественников. Особым почетом Сталин пользуется среди пожилых, бедных и малообразованных людей, а также коммунистов, которые дважды в год - в день его рождения и смерти - возлагают цветы к его бюсту на Красной площади. Даже те, кто критикует Сталина, прощают ему, когда речь заходит о его катастрофических ошибках и ужасных преступлениях, совершенных накануне и в годы войны: бессмысленных чистках в армии, расстрелах десятков тысяч советских воинов, репрессиях против освобожденных военнопленных. Не забудем и о поголовной депортации чеченцев и других кавказских народов, последствия которой до сих пор сказываются в России. Измученные российские либералы любят сравнивать Путина со Сталиным, говоря о его гэ-бэшных инстинктах и о подавлении им независимых СМИ, судов и парламента. При всех недостатках господина Путина, подобное сравнение, конечно, абсурдно. Однако Путин представляет часть российского самосознания, истосковавшегося по величию, которое Сталин, воспринимаемый скорее как царь, вроде Ивана Грозного, обеспечивал стране. Россияне способны испытывать к Сталину отвращение и почтение одновременно, подобно тому, как они уничижительно относятся к собственной стране, и в то же время страшно ею гордятся. Однако пока россияне не разрешат противоречия в своем отношении к собственным правителям и месту, которое их страна должна занимать в современном мире, им не избежать появления если не новых Сталиных, то уж точно новых Путиных.

Обзор подготовил Владимир Тарасов

Контекст

Ссылки в интернете