1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Пол Кругман против Акселя Вебера: концептуальный спор о попустительстве инфляции

Американский Нобелевский лауреат называет главу бундесбанка риском для евро. Ведущие немецкие экономисты решительно возражают. За полемикой по кадровому вопросу кроются коренные разногласия о путях выхода из кризиса.

Пол Кругман

Пол Кругман - профессор Принстонского университета

Между ведущими американскими и немецкими экономистами разгорелась заочная полемика о событии, которое произойдет лишь в октябре 2011 года. Тогда уйдет на пенсию президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) Жан-Клод Трише, и его преемником, по всей вероятности, станет нынешний глава Немецкого федерального банка Аксель Вебер (Axel Weber). И вот эту кандидатуру непривычно резкой критике подверг лауреат Нобелевской премии по экономике 2008 года Пол Кругман. В интервью немецкой газете Handelsblatt американский ученый и публицист назвал Вебера "риском для евро".

"Озабоченность инфляцией, которой нет"

Пол Кругман упрекает главу Бундесбанка в том, что тот "озабочен инфляцией в момент, когда никакой инфляции нет". По словам нобелевского лауреата, он предпочел бы видеть на посту президента ЕЦБ человека, который уделяет больше внимания опасности дефляции и риску длительной стагнации.

Аксель Вебер

Аксель Вебер уже сейчас является одной из ключевых фигур в руководстве ЕЦБ

"Если же вы ищете человека, который будет добиваться нулевых темпов инфляции, в то время как уровень безработицы поднимется до 13 процентов, то тогда Вебер, конечно же, подходящая кандидатура", - саркастически добавил Пол Кругман. Он убежден, что при столь консервативном президенте ЕЦБ, как Вебер, опасность эффекта домино, когда вслед за Грецией под грузом бюджетных и экономических проблем закачаются другие страны еврозоны от Испании и Португалии вплоть до Италии, окажется существенно выше.

Ключевая рекомендация Пола Кругмана сводится к тому, что ЕЦБ следовало бы пересмотреть свою краеугольную установку, согласно которой стабильность цен обеспечивается при уровне годовой инфляции от 1 до 2 процентов: "В ситуации, когда (в еврозоне) нет интегрированных рынков труда и нет единой фискальной политики, плановый показатель инфляции стоит несколько поднять. Думается, еврозоне для нормального функционирования нужна инфляция в пределах 3-4 процентов".

"Авторитетный гарант стабильности евро"

Высказывания американского профессора вызвали дружный отпор со стороны видных немецких экономистов. Президент Немецкого института экономических исследований (DIW) в Берлине Клаус Циммерман (Klaus Zimmermann) назвал их "дешевым наездом", который вряд ли кого убедит: "Аксель Вебер был одной из важнейших фигур в борьбе с финансовым кризисом. В качестве президента ЕЦБ он был бы авторитетным гарантом стабильности евро". Главный экономист второго по величине в Германии кредитно-финансового института Commerzbank Йорг Кремер (Jörg Krämer) подчеркнул, что Вебер является символом той "культуры финансовой стабильности", в которой еврозона нуждается сейчас как никогда. "Аксель Вебер имеет все предпосылки для того, чтобы стать превосходным президентом ЕЦБ", - заявил глава Института экономических исследований (IfW) в Киле Деннис Сновер (Dennis Snower).

Банкнота достоинством сто триллионов марок

Немецкая банкнота 1924 года достоинством сто триллионов марок. Память о той чудовищной гиперинфляции заставляет немцев предъявлять строжайшие требования к стабильности валюты.

Было бы ошибкой сводить реакцию немецких экономистов всего лишь к рефлексу "Наших бьют!". Все они бросились на защиту Акселя Вебера не только из коллегиальных и цеховых, но и из идейных соображений. Нынешний глава Бундесбанка, как, впрочем, и все его предшественники на данном посту, является ярким представителем господствующей в Германии концепции, согласно которой первейшей задачей подлинно независимого Центрального банка должно быть обеспечение стабильности национальной валюты путем бескомпромиссной борьбы с инфляцией, являющейся главной угрозой для экономики и благосостояния населения. Такое убеждение немцы вынесли из собственного печального опыта, столкнувшись в ХХ веке дважды за жизнь одного поколения с разрушительными последствиями гиперинфляции. Деннис Сновер сформулировал немецкий подход так: "Если сегодня допустить инфляцию в четыре процента, то завтра на повестке дня окажутся шесть, а послезавтра восемь процентов. Такого нельзя допустить, Вебер это прекрасно знает и соответствующе действует".

" Повысим плановый показатель до 4 процентов!"

В Соединенных Штатах - традиционно иное понимание роли и задач Центрального банка (Федеральная резервная система намного активнее ЕЦБ участвует в непосредственном стимулировании экономики), а также более спокойное, чем в Германии, отношение к инфляции. И вот сейчас именно из интеллектуальных кругов США, страны, в которой гигантские долги накопило не только государство, но и население, зазвучали предложения отказаться от прежних критериев ценовой стабильности. Пару месяцев назад с предложением повысить повсюду в мире плановый показатель инфляции до 4 процентов выступил в Вашингтоне главный экономист Международного валютного фонда Оливер Бланшар, а теперь те же 4 процента называет нобелевский лауреат Пол Кругман, к которому, по его собственному признанию, прислушиваются в администрации Барака Обамы.

Так что разгоревшаяся трансатлантическая полемика носит ярко выраженный мировоззренческий характер: один из ярчайших американских экономических умов обрушился с критикой на европейца, который будет явно противодействовать выгодной для США концепции экономической политики. Из всей этой академической, на первый взгляд, дискуссии можно сделать и совершенно практический вывод: вероятность попустительства инфляции в обозримом будущем окажется куда выше в долларовом пространстве, чем в еврозоне.

Автор: Андрей Гурков
Редактор: Вадим Шаталин

Архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Новости

Контекст