Польша вырвалась из ″периферийной″ Европы | Немецкие СМИ о России, Германии, мире | DW | 10.06.2003
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Польша вырвалась из "периферийной" Европы

То, что большинство поляков всё же высказались за вступление в ЕС, во многом связано со страхом остаться в изоляции, в одной компании с Украиной и Белоруссией / Ирак: мир, навязанный силой, вряд ли будет продолжительным.

После падения "железного занавеса" в 1989 году снова ожили страхи перед германизацией Европы. Масла в огонь подливали популисты, поднимавшие крик о том, что "Польшу распродают с молотка", когда одно хворое польское предприятие за другим переходило в собственность немецких или других западноевропейских фирм. То, что большинство поляков всё же высказались за вступление в союз, во многом связано со страхом совершенно иного рода: остаться в изоляции, в одной компании с Украиной и Белоруссией. В таком случае значение Польши было бы близко к нулю. Поэтому так сильно выражено желание вернуться из "серой", периферийной Европы в "разноцветную" европейскую семью.

Норвежская газета "Афтенпостен" отмечает:

Результат референдума важен для Европы не меньше, чем для самой Польши. Демократическая страна с населением в сорок миллионов человек пополнит ряды европейцев больше, чем все остальные страны-кандидаты вместе взятые. Если бы поляки сказали "нет", это блокировало бы весь процесс расширения ЕС и ввергло бы союз в кризис. Результат референдума вызвал чувство облегчения и радость во всей Европе. Это касается и Норвегии, где уже дважды проводился референдум о вступлении в ЕС, но результат был каждый раз негативным. С психологической, политической, а возможно, и с экономической точки зрения, Норвегии все труднее будет удерживать нынешний статус, и норвежцы понемногу тоже начинают менять свою точку зрения на вопрос о европейской интеграции. Польша и раньше неоднократно указывала путь всей Европе. Сигнал июня 2003-го года, по своему значению и воздействию, вполне сравним с теми импульсами, которые исходили от поляков в 1791-м или в 1980-м году.

Швейцарская газета "Нойе цюрхер цатйунг" комментирует политику США на Ближнем Востоке:

Победоносная война в Ираке продемонстрировала миру политическую решимость и военную мощь США. Наряду с этим укрепились подозрения арабских народов и их правительств, что Америка не собирается считаться с их мнением и будет навязывать им свои пути решения проблем и свои представления о том, как надо жить. Согласно результатам опроса, проведенного американским институтом, 99 % иорданцев, 98 % палестинцев, 83 % индонезийцев, 81 % пакистанцев, 71 % ливанцев – плохого мнения об американцах. Каким образом США, будь они хоть дважды сверхдержавой, удается настоять на своем, вопреки столь массивным антипатиям? Буш начал войну с Ираком, не посчитавшись с мнением арабов. Если Буш хочет пожать политические плоды своей победы, ему придется искать возможность диалога с арабами и всерьез воспринимать их политические цели. Арабы тоже хотят мира с Израилем. Иранцы, иракцы и египтяне хотят жить в условиях демократии. Мусульмане тоже ненавидят терроризм. Однако мир, навязанный силой, вряд ли будет продолжительным, а импортированная демократия – стабильной. Мир и демократия должны соответствовать чаяниям народа, которому и следует воплощать их в жизнь.

Британская газета "Файнэншл таймс" в статье "Несговорчивый лидер" анализирует позицию израильского премьер-министра Шарона в арабо-израильском конфликте:

Некоторые аналитики предполагают, что Палестинское государство, каким его себе представляет Шарон, вовсе не подразумевает окончание поселенческого проекта правых сионистов, с которым до сих пор было принято отождествлять фигуру Шарона. Шарон будет интриговать, чтобы сохранить большинство поселений, а возможно даже и все. Переходное государство палестинцев, которое явилось бы моделью для будущего суверенного государства, в соответствии с этими представлениями, было бы полностью демилитаризованным, а Израиль контролировал бы его границы. Шарон, возможно, и принял риторику "дорожной карты", но его собственный пункт назначения остаётся прежним. Если это так, то многое будет зависеть от того, насколько активно президент США Буш будет и дальше заниматься ближневосточным мирным процессом. На этой неделе Буш заявил, что его администрация будет поддерживать контакты с обеими конфликтующими сторонами и оказывать давление как на израильтян, так и на палестинцев, чтобы переговоры не застыли на мертвой точке. Шарону, возможно, удастся отойти от позиции, которую, как казалось, он занял на этой неделе по вопросу о поселениях, но свобода маневрирования ему далеко не гарантирована.

Обзор подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст