1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Положение политических заключенных в Узбекистане остается тяжелым

По данным оппозиционной партии "Озод дехконлар" ("Свободные крестьяне"), положение политических заключенных в Узбекистане продолжает оставаться очень тяжелым. Но хуже всего приходится осужденным по религиозным мотивам.

тюремная камера

тюремная камера

По данным узбекской оппозиционной партии "Озод дехконлар" ("Свободные крестьяне"), положение политических заключенных в Узбекистане продолжает оставаться очень тяжелым. В местах лишения свободы они подвергаются пыткам и издевательствам, иногда некоторых из них убивают. Представители же инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), соглашаясь в целом с этим утверждением, в свою очередь отмечают, что в последнее время прослеживается тенденция освобождения некоторых политических заключенных в обмен на улучшение диалога со странами Запада и эта тенденция, вероятнее всего, будет сохраняться.

"Правозащитное дело практически уничтожено"

По данным партии "Озод дехконлар", политические репрессии в стране начали стремительно нарастать после андижанских событий 2005 года. "Репрессии набирали темп, как снежный ком, - написано в специальном докладе "Озод дехконлар", посвященном ситуации с политзаключенными в Узбекистане, - Сначала они коснулись людей, которые открыто выражали свое несогласие с режимом. Затем репрессиям подверглись журналисты, которые объективно освещали события, происходящие в Узбекистане". Как говорится далее в документе, "правозащитное движение Узбекистана было практически уничтожено. Многим пришлось эмигрировать из страны. Те, кто не успел или не захотел покинуть страну, оказались в тюрьмах", - конец цитаты.

Не улучшило положение политзаключенных и верующих недавнее относительное потепление в отношениях между Ташкентом, с одной стороны, и США и странами Запада, с другой. В особенно тяжелой ситуации оказались именно верующие в заключении, замечают сторонники партии "Свободные крестьяне". По свидетельствам родственников мусульман, осужденных за принадлежность к нетрадиционным религиозным организациям, "их не только бьют, но и насилуют, заставляют выполнять самую грязную и унизительную работу, запрещают читать намаз и вместо этого заставляют петь Гимн Узбекистана".

Особенно тяжело - осужденным по религиозным мотивам

В целом с такими утверждениями согласен и руководитель инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов. Данные исследований его группы подтверждают, что в пенитенциарных учреждениях заключенные по политическим и религиозным мотивам постоянно подвергаются пыткам и издевательствам, а чаще всего изощренному психологическому давлению. Ничего хорошего, по словам правозащитника, с такими заключенными в местах лишения свободы не происходит. Те, кто находится в заключении более 5 лет, уже все больны. Последние три года никто из "политических" или осужденных по религиозным мотивам не подпадал под амнистию и вряд ли попадет в ближайшее время.

Определенные позитивные изменения

Вместе с тем наметились и некоторые перемены: "Последние 4 года, по моим данным, в основном за политических осужденных, между Узбекистаном и странами Евросоюза идет откровенный торг", - продолжает Сурат Икрамов. "Вообще мы насчитали сейчас в стране религиозных осужденных порядка 8 тысяч, политических – около тридцати человек. Среди них, например, брат Мухаммада Салиха Бегджан, племянник президента Ислама Каримова, журналист Джамшид Каримов, который лежит в психиатрической лечебнице, поэт Юсуф Джума и другие".

Как считает правозащитник, все эти люди являются заложниками внешней политики Узбекистана. "Я бываю в Европе и общаюсь с разными официальными лицами. Так вот из нашего общения я сделал вывод, что европейские страны по отношению к официальному Ташкенту избрали такой подход: они будут сотрудничать с Узбекистаном, так как от этого никуда не деться, но и по возможности будут оказывать давление на эту страну, чтобы политических заключенных все же выпускали на свободу".

И примеры этому есть: редко, иногда, по одному, но все-таки узбекские власти в обмен на какие-то уступки со стороны Запада их выпускают и даже дают выехать из страны, продолжает Икрамов: "например, Умиде Ниязовой, Мутабар Таджибаевой, из последних – журналистам Бульбахор Тураеву и Улугбеку Хайдарову".

Практика преследований продолжается

Практика преследования по политическим мотивам отнюдь не прекратилась, отмечает узбекский правозащитник. Он приводит случай осужденных на 10 лет тюрьмы гражданского активиста Агзама Тургунова и журналиста Салиджана Абдурахманова.

Их адвокат Рустам Туляганов полностью отрицает вину своих подопечных. Говоря о деле Тургунова, он напоминает, что "никто не говорит, что он очень насолил властям, буквально развалив как правозащитник несколько серьезных дел. И его обвинили в вымогательстве при разборе хозяйственного спора между родственниками, которые, кстати, сами собирались помириться, - отмечает адвокат. - Я доказал, что вымогательства там быть не могло, но суд не принял этого во внимание. В итоге суд в первой инстанции приговорил к 10 годам, суда второй инстанции еще не было".

Журналиста Салиджана Абдурахманова обвинили в хранении наркотиков. Адвокат Туляганов утверждает, что его дело "вообще шито белыми нитками": "Я сам видел на оперативной съемке, как собака вообще не реагировала на наркотики в машине, это во-первых, во-вторых, наркотики были запакованы в скотч. Но отпечатков пальцев, чтобы сравнить с теми, что на скотче, у моего подзащитного так и не взяли, в то время как следственные работники сами хватали этот скотч без всяких перчаток. В-третьих, ни следователь, ни судья так и не задали Абдурахманову главный вопрос: откуда он, собственно, взял наркотики. Потому что все знают, что наркотики не его. Их обоих осудили за их профессиональную деятельность", - убежден адвокат.

Дмитрий Аляев