1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Положение журналистов в Таджикистане

17.05.02

Около месяца назад в Таджикистане были приняты поправки к закону о печати, существовавшему в стране ещё с 1991 года. Объявленная цель этих поправок – облегчить работу журналистов, укрепить правовую базу их деятельности. Впрочем, живущий в эмиграции таджикский журналист Олег Панфилов, руководитель московского центра экстремальной журналистики, придерживается не очень высокого мнения и о модернизированном законе:

Я считаю, что нужно принимать новый закон, который бы действительно отражал все современные реалии, который бы давал возможность таджикским журналистам работать более свободно.

Не секрет, что во время кровопролитной гражданской войны в Таджикистане цвет национальной интеллигенции, в том числе и многие ведущие журналисты, были вынуждены отправиться в изгнание. Каким образом это преобразило в те тяжёлые годы таджикский медийный ландшафт? Слово Олегу Панфилову:

Во время гражданской войны выходила газета в Москве – "Чароги Руз", выходила газета "Пайки Пирузи" в Тегеране, журнал "Джайхун" в Пакистане, работала радиостанция "Голос свободного Таджикистана" в северных провинциях Афганистана. Но доходила до Таджикистана только маленькая часть этих изданий, за исключением радиостанции, чьи передачи принимались практически на всей территории республики.

Однако легче ли стало таджикским журналистам работать после окончания гражданской войны?

К сожалению, не сразу. В 1997 году было подписано соглашение о перемирии и в этом соглашении были разделы, касающиеся деятельности свободных журналистов и СМИ. Но к сожалению, они до сих пор не реализованы. И тем не менее, таждикская журналистика последнего времени стала меняться в лучшую сторону. Последние полгода в республике стали печататься аналитические материалы, комментарии и, по крайней мере, есть три-четыре газеты, которые я с удовольствием читаю. Это газеты "Тоджикистон", "Азия-Плюс", "Вечерний Душанбе" и "Чархи Гардун", так что процесс изменений происходит. Мне кажется, что у властей Таджикистана наступает осознание того, что Таджикистан всё-таки должен быть членом мирового сообщества, то есть соблюдать общепринятые международные принципы в отношении свободы слова.

Однако далеко не всегда те проблемы, с которыми сталкиваются таджикские журналисты, носят некий политический характер. СМИ могут быть неплохим источником дохода и неудивительно, что таджикский государственный монополист в этой сфере всячески препятствует появлению независимых и динамичных конкурентов. Послушаем мнение душанбинского журналиста Равшана Бахкамова:

По-прежнему парадоксальной остается ситуация на рынке электронных СМИ Таджикистана. Новое печатное издание в республике можно зарегистрировать за один-два дня, а на открытие новой независимой теле- или радиостанции уходят месяцы, порой и годы. В 1994 году, накануне президентских выборов, в Душанбе был издан указ о приостановке деятельности независимого телевидения. Предлог – необходимость разработки соответствующего закона. Тогда никто ещё не знал, что развитие теле- и радиоиндустрии в стране замерло на долгие три года. Впрочем, мало что изменилось и после принятия закона о телевидении и радио. Дело в том, что согласно новому документу право выдачи лицензий на вещание получил государственный Комитет по телевидению и радио – ведомство, совершенно не заинтересованное в появлении новых конкурентов. Не случайно до сегодняшнего дня в республике смогли начать работать лишь мелкие региональные вещатели, расположенные в самых дальних областях страны. Из 15 негосударственных телестанций сегодня только одна работает в Душанбе. Единственная частная радиостанция "Тироз", открытая год назад, также расположена на севере страны. Между тем, уже около 4 лет получить лицензии на вещание не могут 2 душанбинские независимые ФМ-радиостанции - "Азия-Плюс" и "Радио Эн-Ай-Си". Впрочем, отсутствие конкуренции сыграло злую шутку и с самим таджикским монополистом. Государственное телевидение Таджикистана сегодня, по общему мнению, считается одним из самых слабых в регионе. Абсурдность ситуации понимают теперь все: и власти страны, и международные организации, аккредитованные в республике, и население. Но реагируют на неё все по-разному. Первые, чтобы каким-то образом сгладить ситуацию, изредка выдают лицензии псевдо-независимым станциям, возглавляемым только лояльными правительству лицами. Вторые, призванные следить за тем, как Таджикистан соблюдает международные демократические нормы, после 11-го сентября предпочитают не портить из-за пустяков отношения с союзником по антитеррористической коалиции. Ну а третьи – простые таджики – пока просто покупают спутниковые тарелки и до лучших времен переключаются на зарубежные каналы.