1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Положение детей в Восточной Европе

09.07.2002

Школьные завтраки в Польше

Наш журнал сегодня мы посвятили положению детей в восточноевропейских странах, которые раньше входили в так называемый социалистический блок, а теперь стремятся вступить в Европейский союз. А начнем мы с рассказа о школьных завтраках в Польше.

Одной из первостепенных задач новое правительство в Варшаве считает борьбу с бедностью. Об этом в октябре прошлого года заявил Лешек Миллер, вступая в должность премьер-министра Польши. Высокая безработица и связанная с нею бедность стали повседневными явлениями, прежде всего в сельских районах Польши, которая до сих пор остается аграрной страной. Нигде более в Европейском союзе нет такого большого числа сельских жителей, как в Польше, относящейся к наиболее вероятным кандидатам на скорое вступление в ЕС. До сих пор в стране сохраняются огромные различия между городом и деревней. Хотя и в крупных метрополиях число бедняков растет. Хуже всего приходится детям. По оценкам экспертов, около одного миллиона детей и подростков в Польше живут на грани бедности. Для многих из них горячая еда один раз в день – это уже почти роскошь. В такой ситуации поляки вспомнили о реликте прежней, социалистической эпохи. Речь идет о школьном завтраке. Правительство и благотворительные организации призывают к сбору пожертвований, чтобы обеспечить детей горячим питанием, хотя бы в школе.

Примерно 160 миллионов злотых или почти 45 миллионов евро намерено выделить польское правительство в этом году на обеспечение школьников завтраками в рамках программы «Питание для детей». Речь при этом идет, прежде всего, о завтраках для детей из бедных семей, которые и дома не всегда могут рассчитывать на горячий обед. Рассказывает Иоланта Банаха, статс-секретарь в министерства труда и социальных дел Польши:

«По оценкам министерства труда, в финансовой поддержке со стороны государства по всей Польше нуждается около одного миллиона детей и подростков в возрасте от 7 до 19 лет. Причем речь идет только об оплате школьных завтраков для них».

Один такой завтрак стоит в пересчете на единую европейскую валюту примерно пол евро. И это при условии, что повара готовят завтраки бесплатно, а за электричество и газ платят школы. Система школьного питания в Польше была отменена после краха социалистического строя. В прошлом году только каждая четвертая польская школа имела собственную кухню и столовую. Однако, прежде всего в проблемных регионах страны, где уровень безработицы особенно высок, систему школьного питания начинают восстанавливать.

По данным польского еженедельника «Политика», в стране немало детей, которые не получают дома ни завтрака, ни ужина. Известная в Польше детская писательница Мария Хольцер, активно поддерживающая программы помощи детям и подросткам, рассказывает, что такое нередко случается вовсе не потому, что у родителей нет денег.

«Трудно себе такое представить, но в бывших государственных хозяйствах на селе есть матери, у которых - по семь детей, а они не умеют готовить. Потому что раньше они кормили детей в столовой предприятия, и им самим не надо было стоять у плиты».

В общине Гольдаб на северо-востоке Польши, на самой границе с Калининградской областью в местной начальной школе ежедневно готовят 650 порций школьных завтраков: за 130 завтраков платят родители детей, еще 80 оплачивает касса социального обеспечения, а остальные финансируются благотворительной организацией «Польска акция гуманитарна». Треть школьников живет в семьях, где оба родителя не имеют работы, ведь уровень безработицы в регионе составляет 35 процентов. При этом из трех с половиной тысяч безработных в общине Гольдаб только 660 человек получают пособие по безработице. Раньше местные жители работали в государственных сельских хозяйствах, но теперь их больше не существует. А другой работы в аграрном регионе тоже нет. Как пишет еженедельник «Политика», многие дети и подростки в этом регионе еще ни разу в жизни не выезжали за пределы общины и не видели, ни крупных городов, ни моря, ни гор. Более того, некоторые 12-летние школьники еще ни разу в жизни не видели, чтобы их родители уходили на работу. Растет целое поколение, которое не знает, что такое иметь постоянную работу, сетует писательница Мария Хольцер.

«Самое ужасное, что дети, вырастая, начинают повторять привычную для них модель семейной жизни. Они перенимают пассивность своих родителей. У них полностью отсутствует умение мыслить творчески. И это передается из поколения в поколение».

Для многих польских общин программа «Питание для детей» превращается в серьезную проблему. Государство возмещает им только 70 процентов расходов на осуществление программы. Оставшуюся часть средств они должны изыскивать сами. Чем больше бедных семей, тем больше нагрузка на общину. Католическая церковь в Польше призывает верующих помогать беднейшим из бедных. Говорит архиепископ Жичинский из Люблина, еще одного региона с высоким уровнем безработицы:

«Мы спрашиваем, кто мог бы установить тесные контакты с конкретной семьей и помогать ей, проявляя солидарность. Это могла бы быть непосредственная финансовая помощь, или можно было бы отдать другой семье ставшие ненужными школьные учебники, одежду или обувь. Если бы нам удалось создать такой банк данных, тогда мы составили бы второй список из семей, которые остро нуждаются в помощи. Это даст нам возможность к каждой конкретной семье, испытывающей нужду, прикрепить конкретную состоятельную семью, готовую помочь».

Благотворительная организация «Польска акция гуманитарна» открыла специальную страницу в Интернете, на которой любой желающий, кликнув на изображение клоуна, автоматически переводит пожертвование в размере пяти грошей на счет программы «Питание для детей». Деньги для пожертвований предоставляют польские фирмы, разместившие свои рекламные баннеры на Интернет-странице организации «Польска акция гуманитарна».

Отныне только румынские семьи имеют право на усыновление ребенка из румынских сиротских домов

Наш следующий репортаж - из Румынии, правительство которой в начале текущего года приняло специальное постановление, запрещающее иностранцам усыновлять или удочерять сирот из румынских детских домов. Это решение стало реакцией на специальный доклад ЕС о торговле детьми в странах Восточной Европы. Рассказывает Андрей Гурков

Около шестидесяти младенцев в возрасте от трех до 15 месяцев лежат в установленных рядами кроватках «Секции де рукупераре нутрациональ» в одной из больниц Бухареста. В это отделение принимают только детей, страдающих от недоедания. Родители многих из них не известны ни врачам клиники, ни властям. Это – подкидыши. Рассказывает медсестра отделения Моника Апо:

«Сейчас многие родители поступают так. Они просто оставляют детей в какой-нибудь больнице и исчезают. А в результате получаются такие вот судьбы: дети попадают на воспитание в чужие семьи, их усыновляют. Правда, теперь это могут делать только граждане Румынии».

Запрет на усыновление румынских детей за границей был объявлен по нескольким причинам. Мария Штефан, официальная представительница румынского социального фонда «Бетани», который еще совсем недавно выступал посредником при усыновлениях румынских детей не только внутри страны, но и за рубежом, называет одну из этих причин:

«Проблема заключалась в том, что из-за многочисленных усыновлений румынских детей за границей, в самой Румынии многие семьи, которые тоже хотели бы взять на воспитание ребенка, просто не могли этого сделать, так как они попадали в самый конец списка желающих. Поэтому правительство и приняло постановление, которое разрешает усыновлять румынских сирот только в Румынии».

Но это – еще не вся правда. Верно, конечно, то, что в первое десятилетие после начала демократических перемен в Румынии очень немногие румынские семьи были готовы брать на воспитание чужих детей. Слишком уже велики были повседневные заботы, с которыми приходилось сталкиваться. Но постепенно ситуация выправилась вместе с ростом благосостояния средних слоев населения румынского общества. О второй причине, которая заставила Бухарест объявить о запрете на усыновление румынских детей за границей, в Румынии до сих пор предпочитают не говорить. Хотя ни для кого не секрет, что в прошлые годы в стране процветала полулегальная торговля детьми. Мария Штефан уклоняется от ответа на вопрос о том, во сколько иностранным семьям, решившим взять на воспитание румынского ребенка, обходилось исполнение их желания. «Я об этом говорить не буду, это – информация не для разглашения», - заявляет она. Поговаривают, что за усыновление одного ребенка иностранцы платили от четырех до пяти тысяч американских долларов. Эти деньги декларировались румынскими фондами, выступавшими посредниками, как возмещение административных расходов. А за дополнительную пару сотен долларов будущим родителям разрешалось самим выбрать ребенка в сиротских приютах, что являлось грубейшим нарушением румынских законов. На подобные нарушения правил усыновления сирот указывается и в специальном докладе ЕС. По словам Марии Штефан:

«В большинстве случаев детей на воспитание брали жители США. Это касается и тех детей, которые нашли новые семьи благодаря помощи со стороны нашего фонда. В Соединенных Штатах у нас есть партнер, общественный фонд, с которым мы прекрасно сотрудничали. Некоторые малыши попадали также в Германию. Хотя там на этот счет действуют более жесткие правила и предписания, чем в других странах. Кончено, и в Германии есть много семей, желающих усыновить ребенка. Среди них много так называемых румынских немцев, переселившихся в Германию пару лет назад. Но, насколько мне известно, им приходится очень долго ждать, потому что немецкие власти зарегистрировали только два румынских фонда, которые выступают посредниками в вопросах усыновления».

Всего в Румынии действуют 120 фондов и агентств, которые занимаются вопросами усыновления сирот, в основном за границей. Не удивительно поэтому, что по страницам зарубежных газет стали гулять репортажи о процветающей в Румынии торговле детьми. Подобные публикации подтолкнули правительство страны к принятию решительного постановления, запрещающего иностранцам усыновлять румынских детей. Однако теперь критики утверждают, что решение правительства больно бьет и по тем серьезным румынским фондам, которые никогда не стремились делать деньги на торговле детьми, а, кроме того, лишает сотни или даже тысячи румынских сирот перспектив на сытую, благополучную жизнь в новых семьях за границей.

Детская проституция давно стала в Чехии печальной действительностью

Согласно официальной статистике детского фонда ООН /ЮНИСЕФ/, ежегодно по всему миру около одного миллиона детей принуждают заниматься проституцией. Взять, к примеру, Чехию, детская проституция давно стала здесь печальной действительностью. Против торговли детьми в Праге и других городах страны борются работники социальных служб. При этом они жалуются, что чешское государство не просто не помогает им. Более того, Чехия, стремящаяся вступить в ЕС, явно заботится о собственном престиже и оказывает давление на критиков. Рассказывает Виктор Кирхмайер.

В приграничных с Германией населенных пунктах, а также в городах типа Хеб или Прага иностранцы, главным образом немцы, ищут детей для занятий сексом на центральных вокзалах или в общественных бассейнах. Удовлетворение плотской похоти иностранцам обходится дешево. Растление 15-летнего подростка или еще более молоденького мальчишки стоит всего одну тысячу крон – это примерно 30 евро. Но дети, оказавшиеся на самом дне общества, согласны продавать себя и за гроши. Для малолеток, которые вынуждены заниматься проституцией на главном вокзале Праги, есть только одно место, где им всегда готовы помочь. «Проект Шанс» - табличка с этим названием висит над входом в неприметное здание в одной из боковых улочек у Площади Венцеля. Душой этого заведения является социальный работник Ласло Шюмек. Он раздает бесплатные презервативы и чистые шприцы, объясняет и терпеливо слушает. Многим малолетним проституткам он заменил отца и мать. Шюмек живет своей трудной работой. Но в то же время очень недоволен условиями, в которых ему приходится работать:

«Чешские власти используют мою работу как алиби, как доказательство того, что они хоть что-то делают. Но помощи я никакой от них не получаю. Деньги на аренду помещений и для всего остального мы вынуждены выпрашивать у спонсоров и у частных лиц. Государство нам не помогает».

Каждую ночь Ласло проводит на центральном вокзале. Многие из малолетних проституток – наркоманы, больны гепатитом или заражены вирусом иммунодефицита человека. Ласло потребовалось несколько лет, чтобы завоевать доверие этих детей. Доверие – главное условие, которое помогает Ласло заниматься среди них просветительской работой и предохранять от скатывания в преступность. Ну, а полиция? Полиция не помогает, а, скорее, мешает ему работать.

«На вокзале постоянно проводятся облавы. Власти хотят решить эту проблему с помощью полиции. Дело доходит до абсурда: мне приходится прятаться вместе с детьми. Иначе меня арестуют вместе с ними, ведь для полицейских я от этих детей ничем не отличаюсь».

Ласло Шюмеку на самом деле приходится работать на грани законности. Ведь, в принципе, он обязан заявлять на малолетних проституток и наркоманов в полицию. Но если он это сделает хотя бы раз, он навсегда утратит доверие своих подопечных. В то же время Ласло открыто говорит о проблеме, которая в Чехии считается табу: Каждую ночь только на главном вокзале в Праге десятки детей вынуждены торговать своим телом. Некоторым из них не исполнилось еще и десяти лет. Эксперты Европейского союза несколько дней наблюдали за работой Ласло Шюмека и смогли воочию увидеть, как живут малолетние проститутки. В результате, в ежегодном докладе ЕС кандидату на вступление в Евросоюз - Чехии было высказано порицание. Теперь чешские власти стремятся заставить замолчать Ласло Шюмека. Дело в том, что он является гражданином соседней Словакии, и его грозятся выслать на родину за клевету на Чешскую республику.