1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Положение в тюрьмах Туркменистана: свидетельства

"Смертность от пыток, голода, болезней и недостатка кислорода в камерах очень высока. Полное отсутствие санитарных условий, недостаток питьевой воды и питания – это норма для тюрьмы".

default

Один из памятников Ашхабада.

По сведениям источника в республиканской службе санитарно-эпидемиологического контроля, эпидемии и высокая смертность связаны с условиями содержания заключенных в Туркменистане.

"Ровно год я провел в тедженском СИЗО. Оно состоит из шести бараков усиленного режима, в том числе – один женский. СИЗО рассчитано на 600 мест, но содержатся там три тысячи человек и более. На весь контингент – один фельдшер. Смертность от пыток, голода, болезней и недостатка кислорода в камерах очень высока. Полное отсутствие санитарных условий, недостаток питьевой воды и питания – это норма для тюрьмы.

Основной контингент содержащихся – это безработная молодежь от 14 лет, дезертиры и интеллигенция. Молодежь при поступлении сразу же сажают в пресс-хату к отъявленным уголовникам и садистам, где их подвергают всем видам пыток, вплоть до их убийства. На них вешают нераскрытые тяжелые преступления: отсюда самый высокий показатель раскрываемости преступлений по СНГ. В каждой камере содержатся по два или три штатных наркомана, которые состоят на содержании у оперов как осведомители.

Каждое свидание заключенного стоит 50 долларов. Если нет денег, то плату принимают вещами и водкой. Платят, в основном, дежурному офицеру, но несмотря на это, весь офицерский состав дежурит у входа в тюрьму, выискивая очередного клиента, способного заплатить. Разговор идет о том, что постоянно, в течение трех месяцев один раз, тюрьму навещает ОМОН. После их визита, как правило, остаются 15-20 трупов. Всем умершим ставят один диагноз: сердечная недостаточность..."

Это - рассказ одного из бывших жителей республики, по понятным причинам пока не называющего своего имени. А вот что говорит жительница Ашхабада, и сейчас проживающая в туркменской столице:

"Я жительница Ашхабада. Мой брат, как и многие, посажен в тюрьму. Сидит он в новой тюрьме в Авадан-Депе. За все время разрешили только один раз свидание с ним и разрешили передать только лекарства -–за последние полтора месяца. Он находится в тяжелом состоянии, и тюремное руководство о нем информацию не дает. Условия содержания в этой тюрьме ужасные. Пытки происходят каждый день. Для "врагов народа" там поставлены специальные металлические камеры-контейнеры размером полтора на полтора метра, которые нагреваются свыше 50 градусов".

По другим сведениям, поступившим из Туркменистана, в Ашхабадском ИВС, состоящем из трех этажей, на каждом из которых находятся 24 камеры, вместо положенных четырех человек содержатся не менее 10. На весь этаж – лишь один туалет. Находясь в таких условиях вместо положенных трех дней в течение месяцев, подследственные становятся более сговорчивыми на допросах у следователей.

В этой связи хотелось бы напомнить о выступлении посла США в ОБСЕ на заседании постоянного совета этой организации в Вене в начале июня, где он выразил озабоченность тяжелым положением заключенных в Туркменистане и призвал правительство республики разрешить посещение заключенных членами их семей, друзьями, адвокатами и сотрудниками гуманитарных организаций, прекратить жестокое обращение с заключенными. Увы, уже после этого к нам продолжают поступать свидетельства грубых нарушений прав людей, находящихся в местах лишения свободы в Туркмекнистане.

Контекст