1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Политтеррор в Таджикистане: кто за этим стоит?

10.08.02

Заместитель генерального прокурора Таджикистана Азизмамад Имомов сделал заявление для прессы. Он сообщил, что следственным органам стали известны исполнители заказных убийств ряда политических и общественных деятелей.

Среди них – вице-премьер республики Назаршоев, председатель парламентского комитета Кенджаев, министр культуры Рахимов, ректор и проректор Таджикского мединститута Исхаки и Гулямов, а также корреспонденты ОРТ и БиБиСи Никулин и Олимпур. По словам Имомова, часть киллеров уже арестована, некоторые скрываются за пределами Таджикистана, однако имена убийц зампрокурора не называет - в интересах следствия. Это заявление вызывает определенные вопросы у живущего в Германии эксперта по Центральной Азии Юрия Земмеля:

"Насколько я понимаю, имена убийц пока что и не могут быть названы, потому что дело следствия – предоставить доказательства в совершении преступления, а уж потом суд решит: достаточно ли этих аргументов, чтобы назвать подозреваемых преступниками, убийцами.

Однако не только эти процессуальными нюансы вызывают вполне определенные вопросы, связанные с заявлением господина Имомова. Перечень тех, кто стал жертвой убийц, охватывает почти десятилетие. Но сдвиг в расследовании преступлений возник, как говорит заместитель генпрокурора, в последние два месяца, когда в дело включилась специально созданная следственно-оперативная группа, в которую вошли наиболее квалифицированные специалисты прокуратуры, министерств внутренних дел и национальной безопасности.

Что же мешало прежде созданию такой “убойной” группы? Почему так непростительно вяло велось следствие? Да и велось ли оно все эти годы вообще?

Можно без преувеличения сказать, что весь Таджикистан уже устал ждать, когда кто-то по всей строгости закона ответит, например, за убийство вице-премьера республиканского правительства Моёншо Назаршоева, председателя одного из парламентских комитетов Сафарали Кенжаева и советника президента по международным делам Карима Юлдашева. Если за их гибелью стоят, скорее всего, политические мотивы, то убийство ректора медицинского института Юсуфа Исхаки, проректора этого же вуза Минходжа Гулямова и экс-президента национальной Академии наук Мухаммеда Асимова могло иметь и какие-то другие причины. И если понятно, что корреспондент Российского телевидения Виктор Никулин и корреспондент Би-Би-Си Мухиддин Олимпур жизнью заплатили за то, что слишком много знали, то вряд ли та же причина стала главной при расправе над министром культуры Абдурахимом Рахимовым.

Этот траурный список можно продолжать и продолжать. Ведь одних только журналистов за последнее десятилетие в Таджикистане убито более 60-ти. Тут одной лишь, даже уже изобличенной группой киллеров не обойтись".

К словам Юрия Земмеля можно добавить, что некоторые журналисты, погибшие в Таджикистане, достаточно “плотно” занимались не только острыми политическими темами, но и наркотрафиком. А вот убийство Абдурахима Рахимова, возможно, имело совершенно иные цели. Говорит корреспондент “НВ” в Душанбе Нигора Бухари-Заде:

"В последние два года в Таджикистане произошла целая серия убийств высокопоставленных чиновников. От рук киллеров погибли председатель комитета по телевидению и радиовещанию Саиф Рахим, заместитель министра внутренних дел Хабиб Сангинов, госсоветник по международным вопросам Карим Юлдашев. Последним в этой цепи было убийство министра культуры республики Абурахима Рахимова, совершенное 8 сентября минувшего года накануне дня независимости Таджикистана. Это преступление потрясло общественность страны. Рахимов был расстрелян в упор из пистолета Макарова рано утром в подъезде собственного дома. Из всех мотивов этого преступления наиболее вероятно желание некоторых экстремистских сил испортить праздник –День Независимости. Рахимов занимался научно-педагогической деятельностью, на посту министра культуры он пробыл всего восемь месяцев. Таджикские власти расценили тогда убийство Рахимова, как теракт, направленный на дестабилизацию общественно-политической ситуации в канун торжества и подрыв имиджа Таджикистана на международной арене".

К словам Нигоры Бухари-Заде можно добавить, что официальная пресса сообщила о смерти министра культуры республики лишь через несколько дней, после окончания торжеств по случаю Дня независимости.

В нашей программе свой комментарий к заявлению заместителя генерального прокурора Таджикистана о раскрытии серии громких убийств дает живущий в Германии таджикский журналист Дододжон Атовуллоев:

"Политтеррор стал главной чертой политической жизни Таджикистана. Здесь за последние годы так часто убивали политиков, общественных деятелей, журналистов и бизнесменов, что любой мало-мальски уважающий себя человек без охраны не ходит. До сих пор заказчики ни одного из громких убийств не найдены. Периодически власти о задержании или аресте каких-то киллеров рапортуют, но это еще не означает, что найдены настоящие убийцы того или иного человека. Доходит иногда до смешного: в убийстве одного человека признаются порой десять-двенадцать человек. И сейчас, когда говорят, что найдены киллеры таких-то и таких-то людей, мало кто в это верит. Неверие, во-первых, связано с тем, что в стране нет независимого, справедливого суда. Судьи могут на любого арестованного повесить любое преступление. Во-вторых, в Таджикистане многие политики, командиры и так называемые состоятельные люди имеют “ручных киллеров”. Их они используют в борьбе друг против друга за сферы влияния и просто при решении любого рода разногласий. Пока в стране действует только закон сильного, пока авторитет и вес политика определяет количество вооруженных сторонников и киллеров, разборки по-таджикски будут продолжаться".

Виталий Волков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА