1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Политолог: Урон США от разоблачений Сноудена огромен

Прошел год с момента первых разоблачений экс-агента ЦРУ Эдварда Сноудена. Но в Америке этот день практически не заметили. Почему - DW объяснил немецкий политолог, работающий в США.

Эдвард Сноуден во время одной из видеоконференций, март 2014 года

Эдвард Сноуден во время одной из видеоконференций, март 2014 года

Год назад Эдвард Сноуден обнародовал первые секретные данные о деятельности американских спецслужб. Но первая годовщина крупнейшего мирового скандала, связанного с самой массовой слежкой за жителями планеты, в США осталась практически незамеченной. Неужели сами американцы не испугались того, что их спецслужбы следят в том числе и за ними? Не совсем, говорит Михаэль Верц (Michael Werz), сотрудник исследовательского центра Center for American Progress в Вашингтоне. Почему американцев не интересуют разоблачения Сноудена, Верц рассказал в интервью DW.

DW: Спустя год после разоблачений Эдварда Сноудена генпрокурор Германии Харальд Ранге (Harald Range) все же начал расследование по факту прослушки мобильного телефона канцлера ФРГ Ангелы Меркель (Angela Merkel). Ожидаете ли вы после этого нового кризиса в германо-американских отношениях?

Михаэль Верц

Михаэль Верц

Михаэль Верц: Конечно, это непростая ситуация, но для специалистов по германо-американским отношениям было ясно, что расследование станет логичным следствием неверных шагов Агентства национальной безопасности (АНБ) США. Как далеко зайдет расследование - это вопрос. По опыту мы знаем, что АНБ не очень охотно делится информацией и документами. Так что пока следует исходить из того, что это расследование будет иметь прежде всего большое политическое и символическое значение.

Причин для молчания со стороны США две. Во-первых, американские спецслужбы несколько преувеличивают необходимость держать все в секрете. Во-вторых, политическая дискуссия о правомочности и юридических рамках разведывательной деятельности за границей и на территории самих Соединенных Штатов только началась. Барак Обама несколько месяцев назад произнес основополагающую речь на эту тему, об уважении к частной информации, защите граждан и их прав, но и необходимости заниматься разведкой. В Белом доме сейчас идут разные процессы. Когда внутри руководства США этот процесс завершится, все эти темы будет легче обсуждать с ближайшими союзниками.

- Вы говорите, что дискуссии только начались. Но как же тогда получилось, что годовщина разоблачений Сноудена практически никого не интересует в США, если не считать пары исследовательских центров в Вашингтоне и кинорежиссера Оливера Стоуна, которые хочет снять фильм о бывшем агенте ЦРУ?

- На уровне общественной дискуссии, думаю, тема по большей части исчерпала себя. К тому же отношение к Эдварду Сноудену в США очень амбивалентное. Он нарушил присягу и ряд законов, сбежал за границу и предоставил людям информацию, которую, с американской точки зрения, они не должны были иметь. С другой стороны, Эдвард Сноуден побудил большинство жителей Штатов моложе 50 лет провести дискуссию на эту тему, даже президент после раздумий согласился с тем, что это было необходимо.

- Сноуден в интервью американскому телевидению заявил, что его целью было добиться серьезных политических дебатов. Они вообще состоялись или для Соединенных Штатов это был "потерянный год"?

- Думаю, что такая формулировка - "потерянный год" - поверхностна и не подходит для описания ситуации. Ведь нельзя сказать, что бюрократы от разведки полностью обособились от государства. Основная проблема в том, что техническое развитие было столь быстрым, а возможности для слежки столь масштабными, что юридически и политически угнаться за этим процессом оказалось невозможно. Сейчас задача состоит в том, чтобы ликвидировать это несоответствие.

- Разоблачения Сноудена стали серьезной проверкой на прочность трансатлантических отношений. Канцлер Ангела Меркель сказала, что доверие до сих пор не восстановлено. В данном контексте как бы вы определили итоги года после начала скандала?

- Внешнеполитический ущерб (для США - Ред.) огромен. Это касается не только отношений с ФРГ, но и особенно с Мексикой и Бразилией. Остается только надеяться на то, что в Вашингтоне пересчитают заново расходы, преимущества и риски разведывательной деятельности. Очевидно, что информация, полученная после прослушивания мобильного телефона Меркель, не идет ни в какое сравнение с политической ценой за утрату доверия. Правда, во время последнего визита в Вашингтон канцлер просигнализировала, что утраченное доверие можно вернуть.

- Сноуден заявил, что тоскует по родине. Есть ли для него шанс вернуться в США? Или вы считаете, что ему придется оставаться в России или в Бразилии, у которой он также попросил политического убежища?

- Думаю, что ему можно посочувствовать, потому что пребывание в России наверняка не очень комфортно для него. Эмиграция в Бразилии наверняка была бы предпочтительнее. Но, чтобы официально вернуться в США, ему придется предстать здесь перед судом. В ходе процесса будет принято какое-то решение о степени его вины. Думаю, что к окончанию срока полномочий президента Обамы появится возможность помилования Сноудена. В любом случае тогда пространства для маневра будет больше, чем в ближайшее время.

Смотреть видео 01:14

Бывший техдиректор АНБ: Интернет принадлежит спецслужбам США (16.05.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме