Политолог: Проблема передачи власти в Центральной Азии опаснее исламистов | Центральная Азия - события и оценки | DW | 25.10.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Политолог: Проблема передачи власти в Центральной Азии опаснее исламистов

Известный эксперт по Центральной Азии Ален Делетро в интервью DW объяснил, почему ждет от лидеров Центральной Азии быстрого ответа на вопрос, кто придет им на смену.

Президенты Узбекистана и Казахстана Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев

Президенты Узбекистана и Казахстана Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев

До июня 2013 года Ален Делетро работал вице-президентом европейского отделения Международной кризисной группы (International Crisis Group) - одного из ведущих международных аналитических центров, занимающихся проблемами безопасности. Оставаясь независимым экспертом, Делетро продолжает следить за развитием событий в Центральной Азии. В интервью DW он объяснил, почему угроза, исходящая из Афганистана, не является самым главным фактором нестабильности в регионе.

DW: Чего стоит бояться странам Центральной Азии в связи с начавшимся выводом войск международной коалиции из Афганистана?

Ален Делетро

Ален Делетро

Ален Делетро: Я считаю, что уход международных сил для самого Афганистана будет очень сложным моментом, однако афганские талибы до сих пор не демонстрировали никаких региональных амбиций. Они хотят вернуть себе власть в Кабуле и во всем Афганистане. Я думаю, что эта цель не изменится.

Большая проблема заключается в другом. Есть достаточно молодых людей из Центральной Азии, которые прошли и идеологическое, и практическое военное обучение в соседнем Пакистане. Они представляют более существенную угрозу, чем та, что исходит из внутриполитической ситуации в Афганистане.

- Вы рассматриваете приход талибов к власти как реальную перспективу развития Афганистана?

- К сожалению, этого невозможно исключить.

- Вы недавно общались с российским президентом Владимиром Путиным в рамках дискуссионного клуба "Валдай". Говорил ли он что-то о планах России усилить свою активность в Центральной Азии в связи с выводом войск международной коалиции из Афганистана?

- Он касался этой проблемы и подтвердил, что Россия будет играть роль державы, отвечающей за безопасность в Центральной Азии. Он добавил и то, что эта проблема будет вызовом для всего СНГ. Правда, в те дни его куда больше интересовали два других вопроса, один из них - это Евразийский экономический союз. Мы говорили Путину о том, что его политика по отношению к ближайшим соседям имеет противоположный результат, а именно: слишком настойчивые попытки заставить их следовать указываемым Москвой курсом приводят к обратному эффекту.

- Член Евразийского экономического союза, Казахстан, намерен претендовать на место непостоянного члена в Совете безопасности ООН. Зачем, по вашему мнению, это нужно Астане?

- У Казахстана самая амбициозная внешняя политика, если сравнивать ее со странами региона. И казахстанская дипломатия достаточно успешна. Астана получила несколько лет назад право председательствовать в ОБСЕ, теперь - право бороться за место в Совбезе. И, по-моему, у них неплохие шансы получить его. Я уважаю казахстанскую дипломатию.

Для любой страны, заседавшей в Совбезе, - это огромный политический урок на мировом уровне и огромное влияние. Представьте, к ним будут обращаться с проблемами, например, Колумбии, Центральноафриканской республики и стран той же Центральной Азии. Но в основном, конечно, это вопрос имиджа.

- Вы говорили об успехах, но казахстанские дипломаты в последние годы показали себя и не с самой хорошей стороны. Вспомним скандалы, в которые были замешаны диппредставители этой страны: попытки похищения людей в Австрии и в России. Последний эпизод - похищение семьи банкира Мухтара Аблязова из Италии...

- Конечно, все это темная сторона, но не столько казахстанской дипломатии, сколько политической жизни в Казахстане. Все эти случаи ужасны и показывают, что когда есть некие политические или экономические интересы в Казахстане, то все силы привлекаются к тому, чтобы их реализовать. Это не способствует улучшению имиджа страны за рубежом.

Что я, однако, имел в виду, говоря о своем уважении: все-таки Казахстан никогда не был независимым государством до 1991 года. Но если посмотреть на все государства, имевшие такие же стартовые условия, то успехи казахстанцев по всему миру вполне внушительные.

- Организация, в которой вы до недавнего времени работали, Международная кризисная группа (ICG), в своем последнем анализе ситуации в Казахстане, назвала проблему поиска преемника президента Назарбаева одним из факторов нестабильности. Но разве корректно ставить так вопрос в стране, где, по крайней мере, формально существуют демократические процедуры выборов и есть прописанный в конституции механизм передачи власти?

- Да,но результаты последних выборов в Казахстане вы сами видели. Доверия к ним нет, как мне кажется, ни у кого. В Узбекистане еще хуже. Конечно, в идеале было бы так: власти проводят чистые выборы, дают возможность оппозиции вызреть в политических дебатах. Но пока этого нет нигде. Поэтому вопрос о передаче власти мне кажется корректным. Назарбаеву 73 года, Каримов тоже немолод (президенту Узбекистана 75 лет. - Ред.).

Когда мы перечисляем проблемы безопасности, то мало кто учитывает этот момент. А он, на мой взгляд, создает гораздо больше неопределенности в Центральной Азии, чем та же ситуация в Афганистане. Представим, что Назарбаев физически исчезает - это открывает возможности для бесконечной клановой борьбы. В соседнем Узбекистане эта же проблема стоит еще острее.