1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Политолог: Приговор Косенко - сигнал активистам российской оппозиции

Политолог Герхард Манготт не исключил, что решение суда послать на принудительное лечение фигуранта "болотного дела" Михаила Косенко - другая форма наказания. Подробности - от DW.

Профессор Герхард Манготт (Gerhard Mangott) - эксперт по России в австрийском университете Инсбрука. В интервью DW он дал свою оценку решению суда в Москве, который во вторник, 8 октября 2013 года, признал оппозиционного активиста Михаила Косенко виновным в участии в массовых беспорядках на Болотной площади в Москве в мае 2012 года и в нападении на сотрудника полиции. Суд постановил направить Косенко на принудительное лечение.

DW: Правозащитная организация Amnesty International назвала Михаила Косенко узником совести, а решение суда о помещении его в психиатрическую клинику - "отвратительным возвращением к практикам советской эры". А вы как считаете?

Герхард Мангот

Герхард Мангот

Герхард Манготт: Я думаю, что детали дела Косенко не позволяют на 100 процентов делать такие сравнения. До того, как его привлекли к ответственности за участие в оппозиционной демонстрации, Косенко сам проходил психиатрическое лечение. Поэтому повод есть. Но если сравнить практику российских и советских судов, можно предположить, что в этом случае через психическое заболевание подсудимого на него оказывается давление. Можно предположить, что принудительное психиатрическое лечение - не что иное, как другая форма наказания. Это наказание путем заключения в клинику на, возможно, длительный срок.

- Идет ли речь о единичном случае или возможны другие?

- Честно говоря, меня эта история удивила. Поэтому я считаю, что здесь нужно разбираться более подробно, насколько серьезно заболевание. Я удивился еще и вот почему: в последние две недели было признаки того, что в связи с "болотным делом" возможны уступки.

Сложилось впечатление, что проходящих по делу о столкновениях с полицией участников демонстрации могут помиловать. Об этом говорил сам президент Владимир Путин, и эту тему подхватили в Госдуме. Если теперь идет такой сигнал, то он противоречит предыдущим заявлениям. Но, возможно, Путин снова скажет, что он не знаком с этим делом (Михаила Косенко. - Ред.) и не вмешивается в работу судов.

- Двум другим участникам акции на Болотной площади 6 мая 2012 года ранее были вынесены приговоры - 2,5 и 4,5 года лишения свободы. Можно ли говорить, что нынешний приговор Косенко, который может означать неограниченное по времени лишение свободы, - новый пик в демонстрации силы власти?

- Если принудительное помещение в психиатрическую клинику действительно окажется завуалированным средством наказания подсудимого в стиле советской практики, то речь, безусловно, будет идти об особо циничном примере использования государственной власти против оппозиции. При условии, что это действительно так.

Независимо от того, что для такого решения суда был повод, это посылает сигнал политически активным гражданам России - не принимать участие в демонстрациях протеста. Участие в мирной демонстрации, которая сопровождается проявлениями насилия, наказуемо. Приговоры на два, на четыре года, помещение в психиатрическую клинику - это четкие сигналы с призывом не принимать участия в акциях против представителей власти.

- В каком свете после решения по Косенко теперь предстает в мире Россия - страна, которая скоро будет принимать Олимпийские игры в Сочи?

- И история с задержанными активистами "Гринпис" и нынешний случай - камни в мозаике, которая складывается уже больше года. Это картина массивного ограничения прав человека. Россия должна подумать, действительно ли ей все равно, как на нее смотрят в других странах и стоит ли строго придерживаться принципа "мы - суверенное государство, мы сами принимаем решения по нашим законам".

Захочет ли Россия продолжать свою линию или признает, что так называемая "мягкая сила" - имидж, привлекательность - тоже являются чертами сильного государства, о которых нельзя забывать, - это станет понятно в следующие месяцы. Но я не очень оптимистично настроен и не ожидаю системных изменений и изменения стратегии по отношению к оппозиции.