1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Политолог: Оппозиция не сможет контролировать всю Украину

Киевский политолог Владимир Фесенко в интервью Deutsche Welle рассказал о причинах расширения протестов на Украине в регионах, опасности раскола страны и о том, что может остановить кровопролитие.

Владимир Фесенко, директор киевского Центра прикладных политических исследований "Пента", рассказал в интервью Deutsche Welle о том, почему нынешняя ситуация грозит расколом на Украине, как можно остановить противостояние и есть ли "российский сценарий" в последних событиях.

Deutsche Welle: В регионах протестующие захватывают здания областных администраций. Можно ли говорить, что кризис распространяется на всю Украину?

Владимир Фесенко: Цепная реакция киевских событий распространяется не на всю Украину, а на регионы, где у оппозиции есть влияние, где ее поддерживают. Это западная и центральная Украина. Русскоговорящие регионы востока и юга остаются под контролем Партии регионов. Опасность таких процессов заключается в том, что, если они будут продолжаться, это может привести - как минимум - к политическому расколу страны.

- Протесты в регионах координируются из Киева или это стихийные выступления?

- То, что я слышал, это в значительной степени стихийные выступления. Не скажу, что на 100 процентов. Толчком стали события в Киеве, гибель людей, обострение кризиса, отсутствие результатов переговорного процесса. Известно, что с начала это были стихийные выступления недовольных на западной Украине. Потом, как это часто бывает в истории, началась цепная реакция - пример одних регионов вдохновил других. Так было в конце 1980-х в странах Восточной Европы. Насколько я знаю, оппозиция лишь в последние дни пытается влиять на эти процессы.

- Вы как политолог как оцениваете события на Украине - это бунт, восстание или попытка переворота?

- Это острая фаза политического кризиса, который начался 1 декабря 2013 года с создания нового Майдана. В начале это была протестная реакция людей, требование обновления власти. Тогда это могла быть мирная революция. Сейчас происходящее в Киеве граничит с восстанием. Если эти процессы повлияют на изменение власти, можно будет говорить о революции. Но есть риски. Власть не сдается. Сейчас нельзя сказать, как будут развиваться события. Но все будет решаться в Киеве. К сожалению, страна оказалась на грани прямого гражданского противостояния.

- Как остановить эскалацию насилия?

- Ни власть, ни оппозиция в полной мере не влияют на развитие этих процессов. Нужно пытаться достичь компромисса. Для этого нужно как минимум две вещи - отменить законы, принятые 16 января (ужесточающие ответственность за участие в акциях протеста – Ред.), и обновить правительство. Переформатирование правительства, о котором сказал президент Виктор Янукович, думаю, не повлияет на ситуацию и может лишь обострить ее. Люди ждут обновления власти.

- В начале беседы вы сказали об опасности раскола Украины. Как это может произойти?

- Очень просто. Если оппозиции удастся взять под контроль Киев, это означает, что она будет контролировать столицу, большую часть западных и центральных регионов. Трудно сказать, какую именно. Но регионы востока и юга останутся под контролем Партии регионов. Они не признают новую власть, если оппозиция ей станет.

Это и будет политический раскол. Как из него выйдет страна, я не знаю. Это либо переговоры при участии и Запада, и россиян. Без посредников будет тяжело выйти из кризиса мирным путем. Либо будет попытка наступления со стороны востока, вариантов много. Но я бы не делал простых выводов о том, что, если оппозиция захватит власть в Киеве, ей покориться Украина. Повторения 2004 года не будет. Поэтому риски серьезные. Но еще большие риски - это применение силы и попытки утопить Майдан в крови.

- Как в такой ситуации вести себя Европе?

- Очень хорошо, что Европа сейчас реагирует чуть быстрее. В декабре она отреагировала через две недели после начала событий. Сейчас в Киев приехал комиссар по вопросам расширения ЕС Штефан Фюле, он пытается вести переговоры. Обещает приехать уполномоченная ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон. Сейчас, думаю, главное задание - удержать власти и Майдан от насильственных действий.

- Многие эксперты и демонстранты утверждают, что события развиваются по российскому сценарию, что на Украине действует российский спецназ, что сотрудники ФСБ живут в палатках на Майдане. Вы в это верите?

- А еще говорят, что все это - спецоперация Запада, Америки. Я не очень доверию конспирологическим схемам. Что касается российского влияния, то на Украине по этому поводу много фобий. Думаю, что Россия влияет на украинское руководство и ситуацию, скорее, политическими методами, в том числе - через своих "агентов" в украинской власти. У меня нет ни доказательств, ни аргументов для опровержения информации об участии российского спецназа в этих событиях.